ЛитМир - Электронная Библиотека

– Проваливай в ад, проклятый осел! – огрызнулась Фиона.

Дженет Стюарт залилась звонким смехом:

– Ну, Энгус, слава Господу, кажется, девушка попалась с характером! Похоже, она тебе не по зубам!

– Я не его девушка! – взорвалась Фиона.

– Подойди ко мне, Фиона Хей, – спокойно велела Дженет и, взяв девушку за руку, притянула к себе, любуясь ее необыкновенной красотой. – Если ты откажешься стать женой моего брата, девочка, значит, навсегда останешься одна. Это неплохой союз, и, кроме того, Энгус уже получил приданое, унаследовав земли твоего деда. – Она нежно погладила Фиону по щеке. – Твоя мама, царство ей небесное, любила моего отца. Супружеская жизнь с Дугалом Хеем, должно быть, стала для нее непреходящим кошмаром. И знаешь, не всегда приходится выходить замуж по любви. Иногда любовь приходит позже.

– Разве вы не любили своего мужа до свадьбы? – удивилась Фиона.

– Хеймиша? – засмеялась Дженет. – Его семья старалась заключить выгодный брак. Нас обручили, когда я еще лежала в колыбели. Он без малого на двадцать лет старше меня, и я встретила его за месяц до свадьбы, поскольку он нанялся в войско французского короля и почти всю юность провел на поле брани. Но он хороший человек, мой Хеймиш, и по мере того, как шли годы, росла и моя любовь к нему. У нас двое сыновей и три дочери.

– Он просто помешан на своей женушке, – пробормотал лэрд Лох-Бре.

– Мег тоже плохо знала Дэвида, – продолжала Дженет, – однако она счастлива. Мег – наша младшая сестра, которая замужем за Дэвидом Хэмилтоном. У них чудесные близнецы-мальчишки. Сущие ангелочки. Видишь ли, Фиона, брак – что поле: если не удобрять его, не засевать, не поливать, оно не даст урожая. Любовь приходит со временем и рождается из уважения. День ото дня ты узнаешь мужчину, и вы становитесь ближе. Дай только срок – и ты поймешь, о чем я говорю. У вас с Энгусом было неудачное начало, но думаю, вы просто идеальная пара. – Лицо женщины осветилось почти неземной улыбкой.

– Я не выйду за нелюбимого, – упрямо повторила Фиона.

– А я не женюсь на воровке и не опорочу герб Гордонов из Лох-Бре, – таким же несговорчивым тоном заявил лэрд.

Дженет Гордон Стюарт встревоженно нахмурилась. Ну почему с Энгусом вечно нет никакого сладу? Мнение Фионы не в счет. Она слишком молода и романтична. Ее легко уговорить, обойти, перехитрить. Энгус – другое дело. Возможно, стоит переждать зиму и между этой непреклонной парочкой еще расцветет настоящее чувство. И все разрешится само собой.

– Где твои сестренки, дорогая? – осведомилась она у Фионы.

– Джинни, Мораг, – позвала девушка. Вскоре в зал робко вошли девочки. – Поздоровайтесь с леди Дженет Стюарт.

Джинни и Мораг почтительно присели.

– Какие миленькие! – проворковала Дженет. – А малышка – просто твой живой портрет, Фиона Хей. – Присев перед ребенком на корточки, она спросила: – Ты Джинни или Мораг, крошка?

– Мораг, леди, – мило прошепелявила малышка.

Дженет снова встала.

– В таком случае ты, должно быть, Джинни. Тебе нравится кататься верхом на пони, Джинни Хей?

– Да, миледи. – Джин медленно наклонила голову, гадая, что у сестры лэрда на уме. Судя по ее медоточивому тону, вряд ли что-нибудь хорошее.

Дженет Стюарт обернулась к брату и Фионе.

– Эти дети отправятся со мной в Греймур и станут там жить, пока не вырастут и не выйдут замуж, – объявила она и, не давая Фионе возразить, добавила: – Ты сама выбрала такую жизнь, Фиона Хей, но, когда весть о том, что произошло, распространится по округе, к тебе будут относиться как к завзятой шлюхе.

Фиона побелела, но лишь крепче сжала губы.

– Не обижайся на меня, Фиона. Пойми, если хочешь найти для Джинни и Мораг достойных супругов, они не могут остаться здесь, в Лох-Бре, иначе всякий, зная о твоей участи, посчитает их легкой добычей. Тебе ясно, что я имею в виду?

Фиона опустила голову. В глазах ее стояли слезы.

– Ради Бога, Джен, будь с ней помягче, – запротестовал лэрд. – Джинни и Мораг совсем еще дети. Никто о них плохо не подумает. Фиона прекрасно заботилась о сестрах. Ты несправедлива и неоправданно жестока.

– Нет, – неожиданно произнесла Фиона, к величайшему удивлению брата и сестры, – она вовсе не жестока, милорд. И говорит правду. Видите ли, миледи, я хотела оставить сестер в Хей-Тауэр вместе с Тэмом и Флорой, но ваш брат сказал, что здесь они будут в безопасности. Я думаю лишь об их благополучии.

– Разумеется, – согласилась Дженет. – Я вижу, что у тебя были добрые намерения, Фиона Хей. Однако Энгус прав: не стоило детям жить одним, без всякой защиты, в старом доме на вершине горы. Все же, если не хочешь, чтобы их репутация пострадала, отпусти девочек со мной.

– Я не покину моего Джейми! – твердо заявила Джинни. Но Фиона, не обращая на сестру ни малейшего внимания, робко спросила:

– Вы согласитесь взять с собой Флору и Тэма? Это слуги моей матушки. Они с детства нас воспитывали. Я уже взрослая. И кроме того, милорд любезно предоставил мне служанку. Пусть старики присмотрят за девочками. Они не привыкли есть хлеб даром, сговорчивы и исполнительны и не причинят вам никаких огорчений, миледи.

– Конечно, они тоже поедут со мной.

– Я не оставлю моего Джейми, – повторила Джинни, топнув ножкой.

– Мой младший брат часто гостит в Греймуре, – утешила леди Стюарт, явно сочувствуя девочке. – У меня есть дочь, чуть младше тебя годами. Надеюсь, вы подружитесь. У тебя никогда не было подружки?

Джинни отчаянно замотала головкой.

– А у вас есть маленькая девочка, леди? Такая, как я? – вмешалась Мораг, дергая Дженет за юбку. – У меня тоже никогда не было подружки.

– Есть, – улыбнулась Дженет. – И еще двое мальчишек, только они любят играть друг с другом, а девчонок не замечают.

– Фиона! – прошептала Джин, обратив умоляющий взгляд на сестру.

– Леди Стюарт права, Джинни. Если вы останетесь со мной, все будут считать, что вы ничем не лучше меня. Помните, из какого благородного рода вы произошли! Вы не дочери каких-то издольщиков и не зря носите фамилию Хей! И если станете воспитываться в доме леди Стюарт, женихи не будут вас чураться, – медленно, видимо, стараясь сохранить самообладание и не разразиться слезами, выговорила Фиона.

У Дженет чесались руки дать брату полновесную оплеуху. Во всем виноват только он один! Не будь Энгус так чертовски упрям и тупоголов, всех этих бед можно было избежать! Ему ничего не стоило притвориться, будто верит словам Фионы, когда та клялась, что скот принадлежит ей. Но нет! Для Энгуса самое главное, чтобы не пострадала его проклятая гордость. Не дай Бог, вдруг кто-то вообразит, будто у лорда Лох-Бре доброе сердце. Подумать только, а ведь Юан Хей завещал Энгусу все свои земли!

Однако Дженет сочла за лучшее смирить свой норов. До поры до времени.

– Я позабочусь о твоих сестрах, как о собственных детях, Фиона Хей, – пообещала она. – Даю слово.

– Значит, решено! – жизнерадостно заключил лэрд, втайне довольный, что избавляется от девчонок. Он не совсем представлял, как их следует воспитывать, а кроме того, Джинни оказалась чересчур бойкой особой.

– Сегодня я не заберу девочек с собой, – мило улыбнулась Дженет. – Понадобится неделя-другая, чтобы сшить им и слугам одежду и обувь, подобающую богатому дому, дорогой братец, а также снарядить в дорогу. И ты станешь ежегодно платить мне унцию золота за их содержание и предоставишь письменное обязательство дать обусловленное приданое, когда придет срок. На чем вы сошлись, Фиона? По четыре коровы? Каждой?

Фиона ошеломленно кивнула, потрясенная непомерными требованиями Дженет.

– Значит, по четыре коровы или их стоимость серебром, плюс белье, наряды и какое-нибудь драгоценное украшение, – заключила Дженет.

– Ты слишком многого просишь, сестра, – возразил лэрд.

– Припомни, дорогой, ведь это ты обездолил их, отняв то, что по праву должно было принадлежать всем сестрам, и еще не забудь, что именно похитил у самой старшей, – отрезала Дженет.

14
{"b":"25282","o":1}