ЛитМир - Электронная Библиотека

Только Джинни все еще оставалась в седле.

– Ты не поможешь мне слезть, Джейми-малыш? – проворковала она, обжигая его нежным, призывным взглядом.

Молодой человек побагровел, как свекла, но, мужественно сжав зубы, почти швырнул ее вниз.

– Да сколько же лет девчонке? – взорвался он.

– Десять. – Фиона пожала плечами. – А в чем дело?

– Не может быть, – прошипел Джеймс. – А если и так, значит, демон вдохнул в нее душу прирожденной распутницы! Вы не поверите, чего только она не наговорила мне по дороге! Я от последних шлюх такого не слышал!

– Джинни! – охнула сестра, пораженная и возмущенная столь неприятным открытием. – Что ты наделала? И как посмела неприлично вести себя с Джеймсом Гордоном!

– Я просто сказала, что, когда стану старше, обязательно лягу с ним в постель, – мило улыбнулась Джин. – Он такой красавчик, правда, Фио?

– Джин Хей, ты останешься невинной до тех пор, пока я не найду тебе подходящего мужа, – сурово пообещала сестра.

– О, я в отличие от тебя вовсе не намереваюсь становиться ничьей любовницей! – усмехнулась девочка. – Когда-нибудь я обязательно выйду за Джейми замуж! Из него получится чудесный муж.

– Да я близко не подойду к такой наглой паршивке! – объявил Джеймс.

– Еще как подойдешь, – спокойно возразила Джин. – Погоди, скоро у меня вырастут хорошенькие титечки! Ты ни за что не устоишь, Джейми Гордон! Посмотрим тогда, чья возьмет!

– Джин Хей, – вмешался лэрд, – веди себя как полагается, иначе я лично выдеру тебя так, что с твоей тощей задницы кожа сойдет! Вижу, от безделья тебе приходят в голову глупые мысли. Придется позаботиться, чтобы у тебя было побольше работы. А теперь беги за Джирсал, она покажет тебе твою комнату. Если ты голодна, попроси принести поесть.

– Спасибо, милорд, – кивнула Джин, нисколько не смущенная полученным нагоняем. – Спокойной ночи, Джейми, дорогой.

Она присела перед мужчинами и поспешила вслед за служанкой, уносившей Мораг.

Джеймс закатил глаза, облегченно вздохнул и исчез в направлении конюшен. Оставшись наедине с Фионой, лэрд разразился оглушительным хохотом.

– У бедняги нет ни малейшего шанса, – предсказал он. – Кстати, этот брак – не такая уж плохая идея, если, разумеется, за последующие четыре года один из этой парочки не найдет себе другого возлюбленного. Ты согласна на такого зятя, Фиона?

– Конечно, если он со временем ее полюбит. Никогда не видела, чтобы Джинни вела себя столь дерзко, – извиняющимся тоном пробормотала Фиона.

– Просто девочка знает, чего хочет, и добивается этого всеми силами, – улыбнулся лэрд, провожая Фиону в дом. – Однако пока она живет под моей крышей, ей придется беспрекословно слушаться меня. Сколько лет было Джин, когда умер ваш отец?

– Всего пять, но она его почти не помнит. Признаться, он был страшно разочарован, когда родилась я, но все-таки по-своему любил меня, даже несмотря на то что жена не дала ему сына, которого он так отчаянно хотел. Вероятно, отец чувствовал себя немного виноватым передо мной. Видишь ли, я появилась на свет ровно через девять месяцев с того дня, как он изнасиловал маму. Иногда и Дугалу Хею становилось немного не по себе от сознания собственной подлости.

– Так ты знаешь всю правду? – прошептал немного шокированный лэрд.

– К сожалению. Флора и Тэм верно служили матушке с самого ее детства. И возненавидели Дугала всем сердцем. Они-то и поведали обо всех его грехах, чтобы никто не сумел отвратить меня от мамы. Но отец терпеть не мог остальных дочерей. Они служили живым напоминанием о том, что он мог бы получить земли в долине, родись у него наследник. Мы старались, чтобы девочки как можно реже попадались ему на глаза. Стоило отцу заметить кого-то из них, как на бедняжек сыпались попреки и удары. Он лупил их просто так, лишь за то, что они живут на белом свете. Однажды он отвесил Энн такую пощечину, что выбил передний зуб. Хорошо еще, что молочный, иначе на нее было бы страшно смотреть! Джинни и Мораг, как самые маленькие, почти не видели его и вообще не привыкли к мужчинам в доме. Придется подождать, пока они окончательно освоятся, Энгус Гордон!

Энгус снова рассмеялся. Они рука об руку вошли в парадный зал. Навстречу поспешил тощий, изможденный человек.

– Добро пожаловать, милорд! – И, блеснув ярко-голубыми глазами, добавил, беззастенчиво оглядывая Фиону: – Насколько я понял, вы поймали вора, укравшего ваш скот!

– Вот именно, Олей, но мне предложили достаточно щедрую плату за коров, так что все в порядке. Это мистрис Фиона Хей. Она и ее сестры отныне под моим покровительством. Они жили одни в Бен-Хей, в обществе двух престарелых слуг. Здесь им будет спокойнее и безопаснее. Слуги приедут завтра. Они уже немолоды, так что не стоит чересчур обременять их работой. Мистрис Хей, это Олей, мой управитель. Он назначит вам горничную.

– Думаю, Нелли подойдет, – решил управитель, весело сверкнув глазами. – Она тоже молода, но, по-моему, куда разумнее многих!

– Неужели? – резко бросила Фиона. Она ни от кого не стерпит публичного унижения, особенно от слуги!

– Даю слово, – преспокойно ответствовал Олей.

– Не пытайся одержать верх над Олеем. По слухам, он живет в Бре-Касл со дня его основания, и если хочешь знать, он здесь самый главный.

– Как угодно милорду, – с легким поклоном произнес управитель.

– Ты голодна, девушка? – осведомился лэрд, и, когда Фиона кивнула, подвел ее к «высокому столу» и усадил. Тотчас же кубки наполнились красным вином необычайно тонкого вкуса и аромата. Фиона даже и не заметила, как ее кубок почти опустел. Служанка поставила перед ними блюда с тонко нарезанной лососиной на ложе из зелени, жирной уткой и оленьим окороком. В довершение всего им принесли горячий каравай, свежесбитое масло, миску с горошком и половину головки твердого сыра. Глаза Фионы раскрывались все шире. Неужели здесь каждый день так едят?! Она никогда не видела такого изобилия. В Хей-Тауэр обычно ели что придется, и хорошо, если удавалось раздобыть каких-нибудь овощей или немного мяса.

Она принялась жадно, без всякого смущения поглощать все, что было на столе. Половина каравая и почти целый пирог с яблоками исчезли без следа. Кроме того, девушка не моргнув глазом осушила еще два кубка с вином.

Лэрд с изумлением наблюдал за ней. Вот так аппетит! Обычно женщины едят как пташки, а эта может потягаться с заправским обжорой!

– Надеюсь, ты довольна ужином? – запоздало осведомился он.

Фиона блаженно улыбнулась. Зеленые глаза превратились в щелочки, совсем как у кошки.

– Еще бы! Настоящее пиршество! Вы так едите каждый день, милорд?

Энгус кивнул и, смеясь, посоветовал:

– Не стоит объедаться, милая, иначе станешь такой же толстой, как те коровы, которых ты украла.

Фиона тоже расхохоталась:

– Не волнуйтесь, милорд, женщины в нашей семье остаются стройными до самой смерти.

– Надеюсь, но все равно буду следить, чтобы ты не предавалась излишествам, – пошутил он.

– Сколько у тебя слуг?

– Ты уже видела Олея. Его жена, Уна, – моя домоправительница. Битег – кухарка, а ее помощницу зовут Элис. Кроме них, есть еще четыре служанки, а при необходимости нам помогают все члены клана. Я уже не говорю о конюхах, егере, пастухах… всех просто запомнить невозможно, девушка.

– Слишком много ртов, – задумчиво протянула Фиона. – Найдется ли здесь место для Флоры и Тэма?

– Не беспокойся. Олей будет только рад, если Тэм подсобит ему, а Флора приглядит за девочками, как делала это много лет. Джирсал с удовольствием ей поможет, ведь у старушки силы уже не те. Но у меня и в мыслях нет отправить ее на покой, хотя бы из уважения и преданности к твоей покойной матери, да упокоит Господь светлую душеньку Майры Хей.

– Спасибо тебе, Энгус Гордон. Ты хороший человек, – прошептала Фиона.

Энгус залился краской. Как легко она ухитрилась пробудить в нем угрызения совести! Можно подумать, это он у нее в долгу, а не наоборот!

– Сейчас тебя проводят в спальню, девушка, – буркнул он и огляделся в поисках слуг. Откуда-то из темного угла тотчас возникла Уна.

9
{"b":"25282","o":1}