ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Это другое, — буркнул Флинт, потянув носом.

— Только потому, что он маг? Но кто-то тоже может счесть это чудом.

— Не чудо, а проклятое колдовство, — пробормотал неугомонный бородач, все больше хмурясь.

— Только одно я знаю наверняка: ты единственный из всех живых созданий, согласившийся отправиться со мной, — улыбаясь, проговорил Танис, желая смягчить рассердившегося друга. — И твою компанию я не променял бы даже на целый сонм богов.

Расчет оказался верным. Гном весь вспыхнул от удовольствия, но проворчал только, что Полуэльф безмозглый осел и что ему не следует так насмешливо отзываться о вещах, которые выше его разумения.

— Надо двигаться, — произнес, помолчав какое-то время, Танис. — Может, Рейстлин и отыщет в Черепе ключ к вратам.

— Думаешь, он принесет нам его на блюдечке? — рассмеялся Флинт. — А еще утверждаешь, будто в чудеса не веришь.

И товарищи начали спуск, обещавший оказаться долгим и трудным. Вдруг Флинт резко остановился.

— Посмотри сюда, — внезапно проговорил он.

Танис посмотрел в указанном направлении и тотчас застыл от изумления. Чудо не чудо, а там лежала самая настоящая дорога. Построившие ее сотни лет назад гномы прорубили путь прямо в горном склоне. Петляя и извиваясь, она вела к подножию скалы. Для беглецов главным было добраться до этого места, а там можно считать дело в шляпе.

— Только в том случае, если она ведет к вратам, — сказал Флинт, будто угадав мысли Таниса.

— Должна, — отозвался вновь воспрянувший духом Полуэльф. — Куда же еще ей вести?

— Этот вопрос люди и задают себе уже на протяжении трех сотен лет, — многозначительно заметил гном.

* * *

Близнецы в сопровождении Светлого Меча тем временем продолжали свое путешествие по туннелю. Долгий путь утомлял, а неизвестность наводила тягостную тоску. Землетрясения тут, судя по всему, случались нередко, однако построенный гномами ход оказался им не по зубам. Иногда путникам встречались участки с растрескавшимися стенами, кое-где на полу в таких местах валялись небольшие камешки, но и только-то.

Прямой, точно стрела, туннель не имел ни изгибов, ни поворотов. И троица шла уже несколько часов кряду с хорошей скоростью. Тщедушного колдуна вновь охватил удивительный энтузиазм. Он энергично и неутомимо шагал, опередив брата и Стурма, сопровождаемый ритмичным постукиванием посоха, полы алого плаща развевались у щиколоток. Когда рыцарь с Карамоном предложили ему остановиться перекусить, маг напомнил притомившимся спутникам о том, что от исхода путешествия зависят жизни восьми сотен человек.

Здесь, в кромешной тьме, определить время или прикинуть, даже приблизительно, количество пройденных миль оказалось совершенно невозможным. То и дело попадались некие таинственные метки на стенах, вероятнее всего обозначавшие расстояние, однако, высеченные гномами, они ровным счетом ни о чем не говорили путникам.

Путь казался столь долгим, что Карамон начал всерьез подумывать, уж не прошли ли они под Черепом и не выйдут ли в каком-нибудь отдаленном королевстве на другом конце света, к примеру у южной стороны Ледяной Стены. Воин погрузился было в свои мечтания о широких заснеженных просторах, когда Стурм, легонько тронув друга за локоть, обратил его внимание на все чаще попадавшиеся россыпи камней и обломков на полу туннеля.

— Должно быть, мы приближаемся к выходу, — заметил Рейстлин. — Разрушения — результат взрыва, сровнявшего с землей крепость.

— Что мы предпримем, если выход завален? — поинтересовался, хмуря в раздумье брови, Стурм.

— Остается только надеяться, что укрепления выдержали. — Колдун также едва приметно свел брови. — Потолочные балки целы. Это хороший знак.

Все трое продолжали устало плестись вперед, даже Рейстлин приуныл. Посох мага и факел Светлого Меча освещали лишь небольшой пятачок вокруг, и идущий по-прежнему впереди волшебник едва не уткнулся носом во внезапно выросшую перед ним каменную стену, прежде чем разглядел ее. Рейстлин резко остановился, поводя своим посохом из стороны в сторону в попытке оценить неожиданную преграду.

— Надеюсь, здесь есть такая же потайная дверь, как с той стороны, иначе мы проделали весь этот путь зря, — выговорил, устало опершись плечом о стену, Карамон.

— Неужели ты вовсе не веришь в меня, Перагас, — пробормотал Рейстлин. Приблизив свой посох к стене, он внимательно осматривал сплошной на первый взгляд монолит в поисках знаков.

— Кто такой этот Перагас? — в очередной раз не удержался широкоплечий гигант, которому новое имя пришлось вовсе не по душе.

— Быть может, лучше тебе этого не выяснять… — произнес Стурм из-за его спины.

— Нашел, — объявил, не обращая ни малейшего внимания на их слова, колдун, указав на метку, сходную с виденной ими в начале туннеля.

И Рейстлин тотчас нажал на руну. Как и в прошлый раз, знак подался и ушел в стену, послышался скрежет, после чего плита медленно отошла, обозначив проход. Этот механизм оказался полностью исправен. Дверь быстро отворилась, отчего Рейстлин едва не свалился, запутавшись в полах своей мантии. Светлый Меч, пряча невольную улыбку, пригладил роскошные усы.

— Не слышу приветственных гимнов, — заметил рыцарь, скептически покосившись в темноту очередного коридора.

— Тихо! — Рейстлин упреждающе вскинул руку.

— Поздно, — усмехнулся близнец, подмигивая Стурму. Колдун смерил брата гневным взглядом через плечо.

— Сними шлем, может, обнаружишь там свои мозги! Я слышу с той стороны звуки. — И маг указал рукой в открытый проем.

Теперь, когда стихло эхо, резкие крики и бряцание оружия стали отчетливее.

Карамон и Стурм разом обнажили клинки. Рейстлин потянулся к висевшему на поясе мешочку.

— Думак, — прошептал он, отчего хрустальный шар на его посохе погас. Теперь путь им освещал лишь факел соламнийца.

— Для чего ты сделал это? — поинтересовался рыцарь. — Истинно, на тебя нельзя полагаться.

— Не стоит уведомлять врагов о том, что ты волшебник, — тихо отозвался Рейстлин.

— О, конечно, ведь для сего ремесла нужен покров темноты и тайны, — завел старую песню Стурм.

— Отлично, давайте, вы двое, сорвите его, — проворчал Карамон.

Трое путников замерли перед открывшимся проходом, прислушиваясь к звукам битвы, шедшей где-то вдали.

— Тайны сего места прельщают не нас одних, — наконец выговорил рыцарь, поводя затекшими плечами.

Рейстлин нахмурился:

— Я пойду, выясню, что там такое. Вы можете остаться здесь.

— Нет, — заявил тотчас Стурм. — Мы отправимся вместе.

С факелом в одной руке и с мечом в другой Светлый Меч осторожно вошел в проем. Колдун, скептически покачав головой, двинулся вслед за ним. Карамон замыкал шествие, то и дело опасливо оглядываясь.

* * *

Шагая по темному туннелю, Тассельхоф Непоседа заключил: даже если никогда в своей жизни он больше не увидит горы, то ничуть не расстроится. Путешествие вглубь скалы, да еще по потайному ходу сулило уйму всего интересного. Он с нетерпением ожидал какого-нибудь — хоть самого замшелого! — скелета древнего воителя, вылезшего из-за угла, чтобы удушить их обоих. Ну, может, на худой конец, злобной нежити, мечтавшей высосать из них души… или что там еще нежить обычно высасывает из людей?

Тика же, напротив, вовсе не находила путешествие таким многообещающим. Она нервничала и казалась совершенно подавленной, чем очень удивляла кендера.

Тас посчитал своим долгом поддержать бодрость ее духа всякими страшными, жуткими и леденящими кровь историями про разнообразнейших монстров, обитающих в потайных ходах под горами. Рассказы эти, однако, отчего-то не произвели желаемого эффекта и, казалось, только глубже ввергли Тику в пучину тоски и отчаяния. Один раз она даже развернулась, вознамерившись, очевидно, шлепнуть вдохновенного рассказчика, но Тас, привыкший к подобному неучтивому обхождению, ловко увернулся. Тему разговора, правда, все же решил сменить.

30
{"b":"252821","o":1}