ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Речной Ветер стоял у входа. Лорана и Элистан подошли поговорить с ним. Золотая Луна отдернула одеяло и пригласила их войти.

— Лихорадка прошла, раны затягиваются, но она еще не оправилась от потрясения. Тем не менее, она хочет поговорить с тобой. Все время просит тебя позвать.

Тика, закутанная в одеяла, лежала возле очага. Она была так бледна, что веснушки, отравлявшие ей жизнь, еще сильнее выделялись на белой коже. Однако она постаралась сесть, когда увидела посетителей.

— Речной Ветер! Мне нужно с тобой поговорить! — произнесла она, протягивая дрожащую руку. — Пожалуйста, выслушай…

— Ну, разумеется, — постарался успокоить ее вождь, опускаясь на колени возле постели. — Только вначале тебе придется выпить бульона, иначе моя жена выставит нас обоих на мороз.

Тика выпила бульон, и ее лицо слегка порозовело. Лорана опустилась на колени рядом с ней.

— Я так волновалась за тебя.

— Прости, — произнесла Тика голосом, полным раскаяния. — Золотая Луна уже сказала мне, что все вышли на поиски нас с Тасом. Я вовсе не хотела… я не думала… — Она тяжело вздохнула и поставила чашку на пол. Внезапно на ее лице появилось решительное выражение. — Но все обернулось к лучшему.

— Погоди минутку, — прервал ее Речной Ветер. — Прежде чем ты поведаешь нам свою историю, скажи, где кендер? Тассельхоф жив?

— Живехонек. Он с Рейстлином, Карамоном и Стурмом, если, конечно, теперь его можно так называть…

Видя их растерянные взгляды, Тика вздохнула:

— Лучше я начну сначала.

Она рассказала им все от начала до конца: о том, как решила догнать Карамона, чтобы хоть немного его вразумить.

— Это было глупо, теперь-то я знаю, — добавила она с горечью.

О том, как они с Тасом прошли по туннелю под горой и как оказались в Черепе, где наткнулись на мертвого дракона, орды драконидов и Граллена, принца Торбардина, в которого превратился Стурм Светлый Меч.

— Он надел какой-то шлем, то ли проклятый, то ли заколдованный, или что-то в этом роде. Я не поняла, а Рейстлин не стал пускаться в объяснения, — сообщила Тика.

Элистан нахмурился, Речной Ветер, казалось, не очень-то верил ее рассказам, Золотая Луна удивленно подняла брови. Она приложила к ее лбу холодный компресс.

Тика убрала смоченную холодной водой тряпку.

— Знаю, что вы мне не верите. Сама не поверила бы, если не видела бы все это собственными глазами. Так вот о принце. Карамон сказал, что шлем только и ждал кого-нибудь, кто бы его надел, чтобы отправиться в Торбардин и сообщить королю о поражении.

— Через триста лет это уже поздновато, — тихо заметила Лорана.

— Но зато теперь они отыщут путь в королевство гномов, — объяснила Тика. — Принц Граллен собирался их туда отвести.

Все переглянулись. Речной Ветер покачал головой. Варвар унаследовал стойкое недоверие к колдовству, и все это звучало для него слишком странно. Он сосредоточился на другой, более реальной угрозе.

— Ты слышала, что сюда направляется войско драконидов? — еще раз переспросил Речной Ветер. — Почему же они отправили тебя одну?

— Карамон хотел пойти со мной, — пылко произнесла Тика, защищая любимого. — Это я его отговорила. Я сказала, что он должен остаться со Стурмом, своим братом и Тасом, ведь Стурм теперь считает себя гномом и все такое. Я решила, что прекрасно со всем справлюсь и одна, и справилась.

Ее взгляд стал суровым, кулаки сжались.

— Я убила это чудовище, когда оно на меня набросилось. Оно мертво! — Она увидела обеспокоенные лица друзей и разразилась слезами. — Карамон не знал, что в туннеле прячется драконид! Никто не знал! — Всхлипывая, Тика откинулась на подушки.

— Она должна отдохнуть, — твердо произнесла Золотая Луна. — Думаю, муж мой, теперь ты знаешь все, что нужно.

Она попросила остальных выйти и, обняв Тику, дала ей как следует выплакаться.

— Что нам делать, Преподобный? — спросил Речной Ветер.

— Решай, — ответил Элистан. — Танис поручил вопросы обороны тебе.

Варвар глубоко вздохнул и угрюмо посмотрел на юг.

— Если верить словам Тики…

— Разумеется, мы должны ей верить, — сердито вступилась Лорана. — Она рисковала жизнью, чтобы предупредить нас.

— Хедерик и остальные не поверят, — возразил Речной Ветер.

Эльфийка умолкла. Он был прав. Высокий Теократ и те, кто его поддерживал, не хотели уходить из долины. Решив остаться, он будет цепляться за малейший повод. Она ясно представила себе, как он станет настраивать людей против Тики, говоря, что нельзя принимать всерьез ее слова. Бывшая воровка, служанка в кабаке (и боги знают, что там еще), она побежала за любовником, а потом выдумала эту историю, чтобы скрыть свои грешки.

— Мало кто любит Хедерика, — заявила Лорана. — А к Тике многие относятся с симпатией.

— Но гораздо важнее, что люди любят тебя и восхищаются тобой, Речной Ветер, — добавил Элистан. — Если ты скажешь, что надвигается опасность и мы должны уходить, они прислушаются.

— Ты считаешь, что нам пора уходить? — спросила Лорана.

— Да, — убежденно ответил бывший пастух. — Я думаю об этом с того дня, когда в небе над долиной появился дракон. Мы должны двинуться на юг, прежде чем снегопады сделают горные перевалы непроходимыми. Здесь мы больше не в безопасности. Слова Тики лишь подтверждают мои собственные опасения.

Он замолчал, а потом тихо добавил:

— Но что если я ошибаюсь? Такое путешествие сопряжено с огромным риском. Что если мы дойдем до Торбардина и увидим запертые ворота? Но будет еще хуже, если мы вовсе не отыщем это легендарное королевство. Мы можем бродить по горам, пока не перемрем от голода и холода. Я должен убедить людей оставить обжитое место и отправиться в полный опасностей путь навстречу неизвестности. Это бессмысленно.

— Ты сам сказал, что это место больше не безопасно, — возразил жрец. — Со дня нападения дракона люди пребывают в тревоге, они напуганы. Им известно, что драконы продолжают следить за нами, хотя мы их и не видим.

— Подобная ответственность — тяжелое бремя. В моих руках жизни сотен людей, — произнес Речной Ветер.

— Не только в твоих, друг мой, — мягко напомнил Элистан. — Паладайн с тобой. Доверь свои страхи и сомнения богу.

— А он подаст мне знамение, Преподобный? Может ли бог указать, что делать?

— Бог никогда не указывает, что делать, — попытался объяснить Элистан. — Бог дарует мудрость, чтобы принять верное решение, и силу, чтобы его выполнить.

— Мудрость. — Вождь Кве-шу улыбнулся и покачал головой. — Я не мудрец, а пастух…

— Так вот и используй свои навыки и проницательность, дабы уберечь стадо от волков. Это и есть та мудрость, которой наделил тебя Паладайн и на которую тебе следует полагаться.

Речной Ветер задумался над этими словами.

— Собери людей в полдень, — попросил он. — Я объявлю о своем решении.

Уходя, Лорана посмотрела на Речного Ветра через плечо, он направлялся к гроту, где они воздвигли небольшой алтарь, чтобы почтить богов.

— Он хороший человек. Его вера искренна и крепка, — сказала она. — Танис сделал прекрасный выбор. Хотела бы я…

Она умолкла, не желая раскрывать своих потаенных чаяний.

— Чего бы ты хотела, моя дорогая? — подбодрил принцессу Элистан.

— Чтобы Танис обрел такую же веру, — наконец проговорила Лорана. — Он не верит в богов.

— Танис не обретет веры, — улыбаясь, произнес Преподобный. — Эта вера обретет его, так же как она нашла меня.

— Не понимаю.

— Я и сам не понимаю до конца, — признался Элистан. — Мысли о Танисе тревожат мое сердце, но Паладайн уверяет меня, что я могу предать эти тревоги в его руки.

— Надеюсь, его руки велики, — сказала Лорана со вздохом.

— Велики, как само небо, — заверил ее Элистан.

Если Речной Ветер и беседовал с Паладайном, то было не похоже, чтобы молитва принесла ему успокоение и мир. Лицо воина оставалось угрюмым и мрачным, когда он обратился к собравшимся. Он рассказал людям о путешествии Тики, объявив, что рыцарь Стурм Светлый Меч нашел путь в Торбардин (детали, правда, он опустил). Речной Ветер сообщил, что Тика слышала разговор драконидов о готовящемся нападении на долину. А также рассказал о том, как она подверглась нападению чудовища, когда возвращалась в лагерь, чтобы предупредить их.

44
{"b":"252821","o":1}