ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«А всего-навсего собирался посидеть и выпить в кабачке со старыми друзьями», — подумал он с улыбкой и вздохнул.

Флинт сидел, прижимая к себе шлем Граллена, и в скрипе колес ему слышались слова: «Времени не много. Времени не много…»

8. СТАРАЯ ДОРОГА ГНОМОВ. Следы на снегу

Беглецы пробирались сквозь снегопад, который Речной Ветер счел благословением богов. Небо затянули низкие темно-серые тучи, пушистые хлопья кружились в воздухе. Было прохладно, однако ветер стих. Мир погрузился в тишину, снег приглушал все звуки.

Он опасался, не обернется ли благословенный снегопад сущим проклятием, ведь дорога может сделаться скользкой и весьма опасной. Хедерик не преминул сообщить всем и каждому, будто боги отвернулись от Речного Ветра, и рисовал зловещие картины того, как люди будут падать и разбиваться на льду, поскольку-де старая дорога наверняка в скверном состоянии и разбита хуже некуда.

Однако, похоже, Хедерик никогда не имел дела с гномами. Уж если дорогу строили гномы — то на века. Хоть и неширокая, она осталась целой и невредимой, ведь опытные мастера предвидели, что путникам придется идти по ней и в плохую, и в хорошую погоду, и зимой и летом, и в дождь и в снег, в туман, ветер и гололед. Они вырезали ступени там, где спуск оказывался особенно крутым, и сделали высокий бордюр, предохраняющий от падения.

Снег скрыл их не только от глаз врагов, но и друг от друга. Люди старались держаться вместе, опасаясь потерять из виду идущих впереди и отстать. Временами снегопад усиливался настолько, что вообще ничего нельзя было разглядеть, кроме пушистых хлопьев. Тогда приходилось останавливаться и выжидать, когда снова станет возможным продолжить путь.

И все же они шли довольно быстро, пробуждая в Речном Ветре слабую надежду к ночи оказаться у подножия горы. Теперь он опасался лишь вражеской засады в лесу. Но разведчики не обнаружили никаких следов драконидов, которые были бы сразу заметны в глубоком снегу.

— Может, у драконидов, как у ящериц, кровь бежит медленнее в такие холода? — высказал Речной Ветер свое предположение Гилтанасу.

Они вместе шли посреди колонны. Сосновый бор темнел впереди, густая темно-зеленая хвоя проглядывала в просветы между снежными хлопьями. Некоторые беженцы уже добрались до опушки и готовились разбить лагерь. Речной Ветер планировал, что люди передохнут под прикрытием деревьев, пока разведчики обследуют отверстие в горе и выяснят, действительно ли это вход в Подгорное Королевство гномов.

— Или же они дожидаются наступления ночи… — отозвался на это Гилтанас.

— Обнадеживающее замечание, — с тяжким вздохом проронил Речной Ветер.

Тут Гилтанас поскользнулся и упал бы, если бы варвар вовремя его не поддержал.

— Моя одежда промокла насквозь, — пожаловался эльф. — Ноги замерзли — я их даже не чувствую!.. Пожалуй, сейчас я бы и с драконом повстречаться не прочь, только бы согреться.

Речной Ветер вздрогнул, однако не от холода, а от какого-то неясного скверного предчувствия. Он повернулся назад, смахнув с ресниц ледяную крупу. Снег падал уже не так густо, и он увидел длинную вереницу людей, растянувшуюся по склону.

— Снегопад скоро закончится, — предрек Гилтанас.

Варвар согласился с ним. Он сам чувствовал изменение погоды. Поднялся ветер, взвихрив белые хлопья. Воздух ощутимо потеплел. Стоит снегопаду закончиться, как драконы тотчас вновь поднимутся в воздух.

К тому времени, когда Гилтанас и Речной Ветер добрались до бора, некоторые беглецы уже успели сложить на открытом месте большой сигнальный костер. Варвар остался вполне доволен местом, выбранным для лагеря его разведчиками. Пушистые сосновые ветви надежно укрывали людей, так что даже драконам разглядеть их было не так-то просто. Женщины развешивали на ветвях поближе к костру мокрые одеяла и одежду. Другие под руководством Тики совещались относительно предстоящего ужина. Гилтанас уже забыл свои жалобы по поводу холода и вовсю рассуждал об охоте. Он искал добровольцев, готовых отправиться с ним на поиски дичи.

Тика совсем оправилась от своих ран, однако варвар по-прежнему беспокоился за нее. Она стояла посреди группы женщин, обсуждая рагу, суп и жаркое. Раньше от ее звонкого смеха снег осыпался бы с веток, а заразительное веселье передавалось бы всем вокруг. Теперь же, хотя она и участвовала в обсуждении, оставалась необычно тиха и сосредоточенна. Золотая Луна подошла к мужу, обхватила его руку и прижалась головой к плечу. Ее взгляд также приковала к себе рыжая девушка.

— Она просто на себя не похожа, — вздохнул он. — Может, не до конца оправилась. Тебе стоит попросить за нее Мишакаль.

Жрица покачала головой:

— Боги могут излечить только телесные раны. Исцелить разбитое сердце они не властны. Тика любит Карамона. А он ее. Вернее, любил бы, если бы был свободен.

— Он свободен, — угрюмо произнес Речной Ветер. — Ему нужно только сказать своему брату, чтобы тот для разнообразия дал ему пожить собственной жизнью.

— Карамон не сможет этого сделать.

— Сможет, если захочет. Рейстлин могущественный маг, он даже не показывает своей истинной силы. Он умен и сообразителен. И способен сам устроиться в жизни. Он не так уж нуждается в помощи брата.

— Ты не понимаешь. Карамону все это известно, — тихо возразила Золотая Луна. — И больше всего на свете он страшится того дня, когда станет брату ненужным.

Речной Ветер только хмыкнул. Его жена рассуждала верно: он и впрямь не понимал этого. Он повернулся к Орлиному Когтю, терпеливо ожидавшему в сторонке.

— Мы нашли кое-что. Тебе стоит взглянуть самому, — сообщил он вполголоса. — Только тебе, — добавил воин, бросив многозначительный взгляд на Золотую Луну.

Речной Ветер последовал за ним. В этих местах снегопад был не столь силен и едва припорошил землю. Пройдя около двух миль вглубь леса, они добрались до сожженной деревни, посреди которой лежали обугленные тела овражных гномов.

— Бедняги, — мрачно пробормотал, скрестив могучие руки на груди, Речной Ветер. Воин нахмурился.

— Они пытались бежать. У них даже мысли не было дать отпор, — произнес Орлиный Коготь.

— Овражные гномы всегда так поступают, — согласился Речной Ветер.

— Их убили во время бегства. Посмотри сюда: стрелы в спинах, снесенные головы. Дети, порубленные на куски. И вот здесь. — Он указал на отпечатки когтистых лап, вмерзшие в грязь — Дело рук драконидов.

— Ты видел свежие следы?

— Нет. Это произошло несколько дней назад. Пепел холоден, нападавшие давно ушли отсюда, — сообщил Орлиный Коготь. — Но взгляни, мы нашли кое-что еще. Вот здесь. — Он указал на следы. — И здесь. И здесь. И вот это.

На детский трупик кто-то аккуратно положил оловянную ложку вместе с сосновой веткой и белым пером.

— Дар мертвым, — тихо произнес он. — Это следы кендера.

Речной Ветер обвел взглядом почерневшее тельце.

— Я узнаю эту ложку. Она принадлежит Хедерику.

— Должно быть, он ее обронил, — подхватил Орлиный Коготь. И они оба грустно улыбнулись.

— Следы Тассельхофа здесь повсюду, а вот две пары следов рядом — большие и маленькие. И лунки, оставленные посохом.

— Карамон и Рейстлин. Значит, они забрались так далеко. — Вождь задумчиво поднял глаза к небу, размышляя.

— Взгляни, Полуэльф оставил свою обычную метку, указывая нам путь, вот и следы подбитых гвоздями башмаков гнома, а эти принадлежат Стурму Светлому Мечу. Как видишь, здесь они стояли и разговаривали какое-то время. Отпечатки особенно глубокие. А затем они все вместе двинулись по направлению к горе.

— Во всяком случае, наши друзья живы и они вместе, — заметил варвар, но затем его лицо помрачнело. — Они находились тут во время атаки драконидов?

— Думаю, нет. Они пришли позже. Их следы отпечатались в пепле. Не наши друзья стали причиной этой бойни. Наверное, дракониды устроили резню просто из кровожадности.

— Может, и так, — вздохнул варвар, хотя и не был уверен в том до конца. Ему не хотелось озвучивать свои мысли. Как и Рейстлин, Речной Ветер понимал: гибель гномов была не случайной. — Не стоит рассказывать об этом и понапрасну тревожить людей. Как ты сам говоришь, это произошло несколько дней назад.

67
{"b":"252821","o":1}