ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Надеюсь, вы не испугаетесь рабов с их ничтожными божками? — с усмешкой спросил Реалгар.

— С ними я справлюсь, — угрюмо ответил Грэг. — Но это означает, что необходимо разделить силы, а воюя на два фронта, рискуешь потерпеть поражение на обоих.

— Они еще не вошли в Подгорное Королевство, — заметил Реалгар. — Для этого им нужно позволение Совета, а получить его будет непросто. Я слышал: они несут с собой проклятый шлем Граллена. Даже Хорнфел не настолько мягкосердечен или глуп, чтобы позволить восьми сотням людей шататься по Торбардину. Я буду присутствовать на Совете и сделаю все необходимое, дабы нашим планам ничто не угрожало.

Реалгар послал своих соглядатаев распространять слух о том, что чужаки несут проклятый шлем мертвого принца. Каждый знал темную историю, говорить о которой публично хилары запрещали вот уже триста лет. Сделав все возможное, чтобы настроить народ против незваных гостей, Реалгар отправился на Совет.

Тайварский волшебник не носил мантии. Реалгар примкнул к числу отступников. Как и большинство колдунов-гномов, он ничего не ведал о Законах Высшего Ордена. Он даже не знал, что дар волхвования получил от темного бога Нуитари, питавшего расположение к мудрым гномам. У Реалгара не имелось книги заклинаний. Ведь он не умел ни писать, ни читать. Заклинания передавались из уст в уста, от учителя к ученику. И так на протяжении многих поколений.

Реалгар явился на Совет в подобающих случаю доспехах, изготовленных самыми искусными оружейниками из его клана. Шлем был изготовлен из кожи, в прорези вставлялись специальные затемненные стекла, защищавшие чувствительные к свету глаза. Забрало скрывало безобразное лицо, напоминавшее крысиную морду: длинный острый нос, маленькие бегающие глазки и скошенный подбородок, поросший редкой бороденкой.

Реалгар помедлил у дверей Зала Совета, чтобы переговорить с Рэнсом.

— Что тебе известно об этих Длинных? — спросил его Рэнс.

— Потише! — шикнул на него Реалгар, отводя в сторону.

— Я слышал, Длинные вошли через Северные врата. Они несут проклятый шлем. С ними волшебник и нейдар! Как ты мог пропустить их! Почему позволил зайти так далеко? Что теперь делать?

— Если ты заткнешься хоть на минуту, я тебе объясню, — грубо прервал его Реалгар. — Я не впускал их, они взломали врата. Одно это говорит об их преступной сущности. А что до шлема, он, может быть, и проклятие для хиларов, зато благословение для нас. Держи язык за зубами и следуй моим указаниям.

Рэнсу такая речь пришлась вовсе не по нраву; на самом деле он нисколько не верил своему родичу. Если бы они остались одни, гном вытряхнул бы из Реалгара всю правду, но появился Хорнфел и подозрительно покосился в их сторону. Не следовало давать ему лишний повод для подозрений. Пробормотав что-то сквозь зубы, Рэнс вступил в Зал Совета, заняв свое место на троне дэргаров. Реалгар, в свою очередь, направился к трону тайваров.

Совет танов должен был вот-вот начаться.

11. ШЛЕМ ГРАЛЛЕНА ЗАГОВОРИЛ. Флинт заключает пари

Впечатляющих размеров сооружение, носившее гордое наименование Зала Совета танов, располагалось у внешней стены Древа Жизни. Солдаты-хилары ввели друзей через двустворчатые бронзовые двери в колонный зал. В конце его виднелись девять возвышений, увенчанных девятью вырезанными из мрамора тронами. Оттенки камня менялись от искристо-белого до матово-сизого, от красно-коричневого до зеленоватого. Трон, принадлежавший мертвым, был сделан из черного обсидиана. Девятый, возвышавшийся в самом центре, превосходил прочие размером, белоснежный мрамор, инкрустированный золотом и серебром, сверкал словно лед в лучах солнца.

Солдаты выстроились вдоль колонн в два ряда. Карас чинно провел своих пленников в круглый зал. Впереди всех вышагивал Огненный Горн, держа в руках шлем Граллена. Между ним и Арманом произошла размолвка из-за того, кто понесет реликвию. На самом деле Флинту хотелось поскорее избавиться от проклятой вещи, и он был бы только рад вернуть ее Арману. Но теперь оказалась задета его гордость, и упрямый гном не отдал шлем хилару. К тому же Флинт то и дело возвращался мыслями к обещанию Реоркса.

Арману Карасу точно так же не хотелось нести шлем. Он завел этот разговор исключительно из чувства долга, однако особенно не настаивал.

Танис, сопровождаемый угрюмо молчавшим соламнийцем, следовал за Флинтом. Рейстлин и Карамон шли сзади, держа за руки Тассельхофа. Рейстлин пригрозил малышу наслать на него приступ неодолимой дремы, если тот откроет рот. И хоть обычно Тас не имел ничего против такой чудесной перспективы, как «побыть немножко околдованным», на этот раз ему не хотелось ничего пропустить, и потому он оказался перед мучительным выбором. Наконец Непоседа справедливо рассудил, что заколдовать его могут в любой день. А вот шанс предстать перед Советом танов в королевстве гномов выпадает раз в жизни, и потому кендер решил держать рот на замке, что было для него настоящим подвигом.

Таны сидели на своих тронах, сохраняя внешнее спокойствие, хотя открытие врат и прибытие чужаков явилось для всех огромным потрясением. Действительно безучастным остался лишь достославный тан агаров, верховный блоп клана блопов, громко и выразительно… храпевший. И благополучно проспавший большую часть заседания, приходя в себя лишь время от времени, издав особенно заливистую руладу. Тогда он моргал, зевал и снова погружался в безмятежный сон.

Флинт обвел взглядом танов, пока Арман Карас представлял всех по очереди, предупреждая при этом, кто может быть настроен дружелюбно, а кто опасен. Хорнфел, тан хиларов, отличался величественным видом и благородной осанкой, его гордое лицо оставалось непоколебимо серьезно. Он по очереди обвел всех чужестранцев проницательным взглядом умных глаз. Лицо его стало суровым, когда он посмотрел на Флинта, и сделалось вовсе мрачным, когда взгляд упал на шлем.

Тайвар Реалгар оглядел пришельцев, не скрывая неприязни, как и тан дэргаров Рэнс. Флинта это не удивило: темные гномы искони ненавидели всех и вся. Смутил его некий покров таинственности и самодовольства, словно окутывавший тайвара. Флинт не мог видеть его глаз за темными стеклами очков, но губы Реалгара скривились в издевательской ухмылке, будто он знал некую тайну.

Вождь дайваров Гнейс имел весьма внушительную наружность, могучее тело гнома скрывали добротные доспехи, но, пожалуй, ничего больше заключить про него Флинт не смог. У клара Туфы взгляд мерцал таким же безумием, как и у остальных кларов, даже вполне здравомыслящих. Он то и дело косился на Хорнфела, словно ждал подсказки, что ему следует думать. От дэргара Рэнса ничего хорошего ждать не приходилось уже потому, что дэргары и нейдары слыли извечными врагами. Вопрос состоял лишь в том, сговорились ли дэргары с тайварами, и если да, то о чем.

Когда всех танов представили, Флинт отвесил глубокий поклон трону мертвых и так же почтительно склонился перед другим пустым троном, принадлежавшим нейдарам. Хорнфел стал еще серьезнее. Реалгар громко засопел, разбудив верховного блопа, нервно почесавшегося, перед тем как снова свернуться клубочком на своем троне и погрузиться в дрему.

Флинт невозмутимо назвал свое имя:

— Меня зовут Флинт Огненный Горн. — Затем он повернулся к Танису. — Это…

Но тут Реалгар грубо перебил его:

— Почему эти преступники не в цепях? Они разрушили Северные врата. Это убийцы и шпионы. Почему они не в тюрьме?

— Мы не шпионы, — огрызнулся тотчас нейдар. — Мы принесли вести и предостережение из надгорного мира. Королева Такхизис, которую гномы зовут Фальшивая Руда, вернулась из Бездны вместе со своими драконами. Она создала новый вид — полулюдей-полурептилий, свирепых воинов, возглавляемых Повелителем Драконов. В мире бушует война, многие королевства погрузились во тьму, подобная участь не миновала и Квалинести. Торбардину грозит страшная опасность.

Таны заговорили разом, крича и тыча пальцами во Флинта, который, в свою очередь, кричал что-то в ответ, бурно жестикулируя. Царственный покой удалось сохранить лишь достойнейшему блопу, продолжившему громко храпеть.

71
{"b":"252821","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
S-T-I-K-S. Закон и порядок
Аколит
Елена Образцова. Записки в пути. Диалоги
Обитель
Берсерк забытого клана. Книга 3. Элементаль
Врата скорби. Следующая остановка – смерть
Отрок. Ближний круг: Ближний круг. Стезя и место. Богам – божье, людям – людское
Уборщица. История матери-одиночки, вырвавшейся из нищеты
Как стать королевой Академии?