ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Я уверен, если мы сможем отыскать королевство гномов — Торбардин…

— Торбардин! Подгорная твердыня гномов? — Речной Ветер нахмурился. — Это мне в голову не приходило.

— А ты подумай. Расположенное глубоко под землей, оно будет надежным укрытием для наших людей. Мы можем провести зиму под защитой горы. Даже глаз дракона нас не высмотрит…

— Это все равно что похоронить себя заживо! — язвительно заметил варвар. — Мои люди не станут искать убежища в Торбардине. Мы пойдем своей дорогой. Во всяком случае, с нами нет детей, которые задержали бы нас в пути.

Тень скользнула по его лицу. Дети кочевников погибли во время нападения армии драконидов.

— Теперь с вами Элистан, — продолжил Речной Ветер, помолчав. — Он жрец Паладайна. Теперь он будет лечить больных. Научит людей почитать прежних богов. Мой народ и я хотим вернуться домой. Ведь ты можешь понять это?…

Танис невольно подумал о своем доме в Утехе. Полуэльф даже не знал, стоит ли он еще, уцелел ли после нападения драконидов. Танису хотелось надеяться, что уцелел. Он не был там вот уже пять лет, но все же его грела мысль, что есть место, куда можно вернуться.

— Да, — сказал он в ответ. — Я понимаю.

— Мы еще не приняли окончательного решения, — добавил Речной Ветер. — Некоторые из моих людей, как и ты, полагают, что сила в численности и нам следует держаться вместе.

— Твоя жена среди них, — произнесла Золотая Луна, подходя к ним.

Речной Ветер поспешно поднялся, чтобы приветствовать молодую супругу, пришедшую к нему в столь ранний час.

Золотая Луна всегда была красивой. Ее длинные, отливавшие серебром и золотом волосы сверкали и переливались в утренних лучах. Она носила мягкие кожаные одежды своего народа с грацией, которой могли бы позавидовать знатные дамы Палантаса. Но этим утром не находилось слов, чтобы описать ее нежную прелесть. Казалось, туман расступился, давая ей дорогу, даже тени отползли прочь.

— Ты же не волновалась за меня, правда? — В голосе сурового варвара слышались забота и нежность.

— Нет, муж мой, — ответила Золотая Луна, любовно протянув заветное слово. — Я знала, где тебя искать. — Она подняла взгляд к голубой выси. — Ты здесь, под шатром небес, где дышится так привольно.

Мужчина трепетно принял ее ладони, и супруги приветствовали друг друга прикосновением щек. У кочевников не было обычая выражать на людях свою любовь.

— Я настаиваю на праве поцеловать невесту, — вклинился Танис.

— Ты уже воспользовался им вчера, — улыбаясь, запротестовал Речной Ветер.

— Хочу пользоваться им до конца своих дней, — весело заявил Полуэльф, с видимым удовольствием целуя Золотую Луну в щеку.

Солнце вспыхнуло над горными вершинами, словно выражая молодой женщине свое восхищение. И золотые волосы так и засверкали под его лучами.

— Как может зло в мире соседствовать с такой красотой? — спросил Танис.

Золотая Луна засмеялась.

— Наверное, для того, чтобы ее оттенить, — сказала она шутя. — Вы говорили о важных вещах, прежде чем я прервала вас, — добавила она уже серьезно.

— Речной Ветер считает, что вам следует идти своей дорогой, на запад к равнинам. А ты хочешь остаться с нами?

— Это правда, — слегка кивнула Золотая Луна. — Я бы хотела остаться с тобой и остальными. Я знаю, что нужна здесь. Но мой голос только один из многих. Если муж и остальные члены племени решат, что мы должны идти, мы уйдем.

Полуэльф смущенно посмотрел на Золотую Луну и молодого супруга, не зная, как тактичнее выразить свою мысль, а потому решил спросить напрямик:

— Простите мое любопытство. Но что сталось с дочерью вождя?

Золотая Луна вновь залилась веселым смехом, и даже Речной Ветер улыбнулся.

Танис не понял причины такого их веселья и смутился еще больше. Когда он впервые встретил эту пару, Золотая Луна была дочерью вождя, а хмурый ее спутник, простой пастух, находился при ней на правах слуги. Они страстно любили друг друга, и Полуэльфу порой казалось, что Золотая Луна хотела сложить с себя бремя власти, но именно Речной Ветер упрямо не позволял ей. Он всегда оставался на положении подчиненного, заставляя ее принимать решения.

— Ничего не понимаю, — признался, наконец, мужчина, недоуменно почесывая бровь.

— Дочь вождя отдала свой последний приказ вчера ночью, — объяснила Золотая Луна.

Во время свадебной церемонии Речной Ветер опустился перед ней на колени, как перед своей госпожой. Однако Золотая Луна велела ему подняться, тем самым давая понять, что брак уравнивает их.

— Я Золотая Луна Равнин, — проговорила она с достоинством. — Служительница Мишакаль. Жрица Кве-шу.

— А кто же теперь будет вождем Кве-шу? — поинтересовался Танис. — Среди оставшихся в живых варваров есть члены и твоего племени. Примут ли они Речного Ветра? Он ведь доказал, что может быть мудрым предводителем.

Золотая Луна подняла глаза на мужа. Но он не ответил на ее взгляд. Речной Ветер упрямо смотрел в бурные воды ручья. Губы его были плотно сжаты.

— У народа Кве-шу долгая память, — сказала Золотая Луна, поняв, что он не станет говорить. — Они знают, что мой отец отказался выдать меня замуж за Речного Ветра и приказал побить его камнями. Им известно, что лишь чудо, сотворенное жезлом, спасло меня и его от неминуемой гибели.

— Так, значит, они не сделают его Верховным вождем? Даже после того, как искали его совета и столько прошли за ним?

— Кве-шу подчинится его власти, но это не единственный народ здесь. Среди нас есть выходцы из Кве-кири, а мы когда-то враждовали. Много раз наши племена сходились на полях сражений.

Танис пробормотал несколько слов на эльфийском.

— Не буду просить тебя перевести это, мой друг, — сказала Золотая Луна с печальной улыбкой. — Я и мой народ на себе испытали верность сказки о двух волках, что подрались друг с другом, а в это время пришел лев и съел их обоих. Людям нелегко победить ненависть, впитанную с молоком матери.

— Но тебе и Речному Ветру это удалось.

— Не до конца. Но мы знаем, к кому обратиться, когда нам нужна помощь.

Она нежно прикоснулась к медальону, висевшему на груди. Это был дар богини и символ веры для Золотой Луны.

— Может быть, я просто эгоист и не хочу говорить вам «прощайте», — тихо прошептал Танис.

— Мы не прощаемся, — твердо выговорила Золотая Луна. — По крайней мере, не сейчас, не в первый день после нашей свадьбы.

3. РАСКОЛ. ПОРА В ПУТЬ. Из огня да в полымя

Как и предполагал Танис, все с самого начала пошло наперекосяк.

Беглецы собрались прямо в роще, около ручья, поскольку ни одна пещера не могла вместить такого количества людей: более восьмисот мужчин, женщин и детей. Правда, сперва от каждой группы были избраны представители, однако самые сознательные не пожелали пустить дело на самотек. В итоге здесь собрались почти все члены небольшого сообщества. Разместившись по кругу, они приготовились следить за ходом обсуждения, а при необходимости и подать голос. «Если раньше кого-то и можно было разумными доводами склонить на свою сторону, то теперь уж любой делегат останется непреклонным. Еще бы! Под таким давлением тех, кто его избрал!» — с досадой подумал Танис.

Варвары явились все как один, очевидно, так и не смогли выбрать делегата; уже сам этот факт был дурным предзнаменованием. Речной Ветер выглядел мрачнее тучи. Золотая Луна застыла рядом с ним, лицо ее пылало гневом. Члены племени Кве-шу держались в стороне от жителей Кве-кири. Никто из кочевников не переговаривался с бывшими рабами, а те, в свою очередь, поглядывали на варваров подозрительно и неприязненно.

Среди беглецов также не было единодушия. Элистан привел группу своих последователей, Хедерик — своих. Танис и его друзья стояли поодаль.

Полуэльф обвел взглядом собравшихся людей, подозрительно косившихся друг на друга. А ведь не далее как вчера вечером, на свадьбе, они все вместе пели и танцевали до упаду, радуясь за молодоженов.

8
{"b":"252821","o":1}