ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Завтрак, — объявил гном.

Стражник держал дверь открытой, пока двое других гномов вносили тяжелые подносы, уставленные мисками. Карамон потянул носом аппетитный запах и тут же занял место за столом.

Остальные обменялись многозначительными взглядами, опасаясь, что гномы обнаружат нехватку одного пленника. Но никто их пересчитывать не стал. Гномы лишь составили миски на стол, прибавив к ним две буханки черного хлеба и пару кувшинов эля, и быстро удалились, затворив за собой дверь.

Все с облегчение выдохнули.

— Это другие стражники, не те, что дежурили, когда уходил Флинт. Наверное, они меняются. Скорее всего, они не заметили отсутствия Таса, нужно держать это в тайне как можно дольше.

Стурм с Танисом сели за стол. Карамон уже раскладывал еду по тарелкам.

— Пахнет вкусно, — одобрил воин. Он взял миску и отнес брату. — Смотри, Рейст. Грибная подливка. Они еще, наверное, добавили туда лука.

Рейстлин брезгливо отвернулся.

— Тебе нужно поесть, Рейст, — принялся уговаривать его Карамон.

— Поставь там, — бросил маг, указывая на стол рядом со своим стулом.

Богатырь поставил миску. Внезапно Рейстлин резко повернулся обратно.

Кушанье действительно было очень ароматным. Танис не чувствовал особого голода, но и он взялся за ложку. Стурм обратился в молитве к Паладайну с просьбой благословить пищу. Карамон, оторвав кусок хлеба, окунул его в подливку и уже собирался отправить в рот, когда посох Магиуса ударил его по руке, так что кусок полетел на пол.

— Не притрагивайтесь к еде! — крикнул Рейстлин. — Слышите!

Своим посохом он спихнул со стола миску Стурма, затем Таниса, который уже погрузил туда ложку.

Посуда разбилась. Подливка растеклась, грибы разлетелись по сторонам.

Все уставились на Рейстлина.

— Еда отравлена! Грибы ядовитые! Смотрите!

Привлеченные запахом съестного, крысы стали вылезать из своих нор. Одна принялась лакать подливку. Не прошло и несколько секунд, как серое тельце задрожало, затем раздулось. Крыса упала на бок, лапки задергались, изо рта потекла пена. Агония продолжалась недолго, через минуту крыса была мертва. Остальные, то ли видя постигшую бедняжку участь, то ли из-за насторожившего их запаха, попрятались обратно.

Карамон, побледнев, выскочил из-за стола и в очередной раз направился к помойному ведру.

Стурм продолжал смотреть на мертвую крысу.

— Как ты узнал? — прошептал Танис, выронив ложку из дрожащих рук.

— Если вы не забыли, я изучал грибы, когда мы проходили через лес, — отозвался Рейстлин. — Как мне помнится, некоторые сочли это простым развлечением. Мы с Арманом беседовали о местных напитках, которые гномы делают из грибов. Тогда я выяснил ранее неизвестную мне вещь: грибы эти совершенно безвредны, если дать им перебродить, но ядовиты в сыром виде или приготовленные любым другим способом. Я никогда раньше не встречал грибов или же каких-либо растений с подобными свойствами, что и не преминул взять себе на заметку. В жарком я почуял грибной запах. Тот, кто пытался нас убить, думал, что это нам неизвестно.

— А нам это и не было известно, — признал Танис. — Мы обязаны тебе жизнью, Рейстлин.

— Правда, — пробормотал Стурм. Рыцарь никак не мог оторвать глаз от мертвой крысы.

— Только вот кто пытался убить нас? — задался Танис наиболее естественным в данной ситуации вопросом.

— Те гномы, что принесли нам еду! — выкрикнул Стурм, вскакивая на ноги.

Он бросился к двери и, рывком распахнув ее, выбежал на улицу. Вернулся рыцарь, держа в руках свой меч и меч Карамона.

— Они ушли, и стражников тоже не видно, — сообщил он. — По крайней мере, у нас теперь будет оружие. Приготовимся к их возвращению!

— Нашей первой заботой должна быть судьба Флинта, — сказал Рейстлин. — Не мы одни пришли сюда в поисках Молота. Темная Королева и ее прислужники тоже очень хотели бы завладеть им.

— С помощью волшебных копий Такхизис низвергли обратно в Бездну, — вспомнил Стурм. — Она сделает все, чтобы их не выковали снова.

— Нас пытались убить. Флинт может быть уже мертв, — тихо сказал Танис.

— Не думаю, — возразил колдун. — Они попытаются убить его после того, как он найдет Молот.

— Может, все гномы вступили в союз с силами Тьмы. — Рыцарь насупился.

— Когда-то темные гномы поклонялись Такхизис, — отозвался Рейстлин. — Во всяком случае, так пишут в книгах. Если помнишь, Танис, я спрашивал тебя о том, как тайвары могли узнать, что в лесу скрываются беженцы. Тогда ты не придал этому значения, но, думаю, далеко в наших поисках заходить не надо. Это тан тайваров… как его там…

— Реалгар, — подсказал Полуэльф. — Хорнфел, может, и не доверяет нам, но все же он не похож на коварного отравителя. Вот только не знаю, как нам доказать ему, что на нашу жизнь покушались.

— Просто, — сказал Карамон, возвращаясь к столу и утирая рот тыльной стороной ладони. — Кто бы это ни сделал, он вернется убедиться, что мы мертвы. То-то же удивится.

Рейстлин, Танис и Стурм уставились на Карамона, а потом переглянулись.

— Я под впечатлением, братец, — протянул Рейстлин. — Порой ты демонстрируешь проблески интеллекта.

Карамон вспыхнул от удовольствия:

— Спасибо, Рейст.

— Итак, мы притворимся мертвыми, а когда убийца войдет…

— Схватим его и заставим говорить, — закончил мысль Карамон.

— Это может сработать, — заключил соламниец. — Мы отведем убийцу к Хорнфелу и сможем таким образом доказать, что Флинту грозит опасность.

— И Тасу, — напомнил им Карамон.

— Где бы он ни был, — вздохнул Танис. Он напрочь забыл о пропавшем кендере.

— Тогда Хорнфел позволит нам отправиться вслед за Флинтом, — предположил Стурм.

Танис вовсе не был в этом так уверен, но все же покушение на их жизни должно заставить танов вести себя бдительнее, если, конечно, не все они в сговоре.

— Убийца ожидает увидеть наши тела. Плохо, что посуда перебита, — заметил Стурм. — Это нас может выдать.

— Вовсе нет, — спокойно ответил Рейстлин. — Мы могли разбить ее в предсмертных муках. А теперь, если позволите, я положу ваши «трупы» таким образом, чтобы все выглядело достоверно.

* * *

Чем больше Реалгар думал над тем, как провести Грэга к Древу Жизни, чтобы продемонстрировать тела преступников, тем меньше нравилась ему эта затея. Тан тайваров долго спорил, пытаясь втолковать, что «ящерица», как Реалгар называл Грэга, с крыльями и хвостом, будет, мягко говоря, сильно выделяться из толпы. Трупы же никуда не денутся. Грэг мог спокойно подождать, пока Молот окажется в руках тайваров.

Тем не менее, Дрэй-йан продолжал настаивать. Он не, доверял ни тайварам, ни этой банде убийц. Грэга можно хорошенько замаскировать, спрятав крылья и хвост под широким плащом с капюшоном. Разумеется, гномы обратят внимание на высоченного бозака, но так как по королевству уже распространился слух о Длинных, то жители примут Грэга за одного из них.

Реалгару пришлось уступить. Он презирал «ящериц», но их армия была ему нужна, чтобы завоевать власть и подчинить другие кланы. Ящероподобные воины Грэга уже продемонстрировали свои навыки, захватив у Северных врат отряд варваров. Дракониды не только задержали людей, но и взяли в плен эльфийского принца.

Пленников передали тайварам для допроса. Грэг хотел присутствовать, но Дрэй-йан решил, что в этом нет необходимости. Об этих людях он знал все необходимое. Задача Реалгара состояла в том, чтобы «убедить» одного или двух сказать «правду», признаться, что они пришли в Торбардин вместе с вооруженным войском, дабы захватить королевство гномов. Понаблюдав несколько минут за ходом допроса, Грэг признал, что тайвары в этом деле настоящие мастера. Он не сомневался, что они быстро выбьют из людей все необходимые признания.

«Реалгар выдумывает проблемы на пустом месте», — размышлял командир. Его войска прикончат рабов, когда войдут в Торбардин. И все же, по словам Дрэй-йана, растущее недоверие между людьми и гномами в дальнейшем было бы им только на руку. Пусть хилары считают, будто люди собираются напасть на их королевство. После этого союз между гномами и людьми вряд ли будет возможен.

85
{"b":"252821","o":1}