ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Он находился в просторном помещении. По стенам тянулись колонны, на постаментах стояли полукругом девять тронов, а он лежал перед ними на полу, связанный по рукам и ногам.

Над ним склонились несколько гномов, громко обсуждая что-то своими басистыми голосами. Речной Ветер узнал одного — тощего карлика в шлеме с затемненными стеклами, он-то и говорил больше всех. Это он задавал вопросы, одни и те же вопросы все снова и снова. Когда он не получал нужных ему ответов, он делал так, что боль накатывала с новой силой.

Услышав чей-то стон, Речной Ветер отвел глаза от гномов. Рядом с ним лежал Гилтанас. Если Речной Ветер выглядел столь же скверно, как и эльфийский принц, значит, долго ему не протянуть. Лицо Гилтанаса было залито кровью, сочившейся из ран на лбу и разбитых губ. Один глаз заплыл, челюсть опухла, синяк расплылся аж на пол-лица. Одежда была порвана, кожа на тех местах, где тело прижигали каленым железом, была покрыта волдырями.

С эльфом они обошлись круче, чем с человеком. Речному Ветру показалось, будто злобные гномы пытали Гилтанаса скорее из удовольствия, чем с целью вытянуть нужные сведения. Овражный гном, одетый в какой-то умопомрачительный наряд, плеснул в лицо эльфу холодной водой, но тот все не приходил в сознание.

Речной Ветер лежал на спине и клял себя на чем свет стоит. Ему следовало быть осторожнее. Он и шестеро его людей вошли в прямоугольное отверстие в скале, намереваясь проверить, в самом ли деле это и есть врата легендарного Торбардина. Но ни он, ни его товарищи не заметили подкравшихся в темноте драконидов, которые мгновенно обезоружили и связали их.

Что было потом, Речной Ветер не помнил. Он очнулся в кромешной темноте какого-то подземелья. Над ним стоял обросший волосами, скверно пахнущий гном. Он спрашивал на Общем языке, сколько людей в войске, где они скрываются и когда собираются напасть на Торбардин.

Речной Ветер снова и снова повторял, что армии никакой нет и нападать ни на кого они не собираются. Тогда гном стал требовать, чтобы в доказательство своих слов Речной Ветер сказал, где прячутся люди. И тогда гномы пошлют туда своих солдат и все проверят. Вождь варваров понял, где здесь подвох, и посоветовал волосатому карлику самому пойти и поискать. Тогда они решили развязать ему язык с помощью побоев и продолжали избивать его, пока он не потерял сознание. Но потом они привели варвара в чувство, надели на голову мешок и куда-то поволокли. Вначале они ехали в повозке, затем плыли на лодке. Потом он вновь потерял сознание и очнулся только здесь. Его заботила судьба товарищей. Слушая их крики, Речной Ветер с гордостью сознавал, что ни один из его соплеменников даже под страхом смерти не скажет то, что хотели услышать от них мучители.

Его голова начала проясняться, и он решил, что не станет лгать и изворачиваться, словно какой-нибудь преступник.

— Паладайн, дай мне сил! — взмолился Речной Ветер и попытался сесть.

Тощий гном что-то сказал ему и ткнул в бок, варвар застонал, но лечь отказался. Другой гном — этот был высоким и с проседью в бороде — сердито отчитывал гнома в шлеме. Речному Ветру этот гном понравился, у него был благородный и гордый вид, и хотя он смотрел на пленника без дружелюбия, был явно возмущен столь жестоким с ним обращением.

Он отдал приказ одному из стражников, который быстро удалился и через некоторое время вернулся с кружкой какой-то противно пахнущей жидкости, поднеся ее к губам Речного Ветра. Варвар поднял глаза на благородного вида гнома, и тот кивнул.

— Выпей это, — велел он на Общем языке. — Это тебе не повредит. — В доказательство своих слов он взял кружку и сам сделал глоток.

Речной Ветер глотнул, закашлявшись, когда горячий напиток обжег горло. Жидкость разлилась по телу, и он почувствовал себя лучше. Мучительная боль стала стихать. Но допивать отказался.

Гном не стал тратить время на любезности.

— Я — Хорнфел, тан клана хиларов, — представился он. — Реалгар, тан тайваров, который привел тебя и остальных пленников сюда, утверждает, что вы пришли с армией людей и эльфов, дабы захватить Торбардин. Правда ли это?

— Нет, господин, это ложь, — ответил Речной Ветер, с трудом шевеля распухшими губами.

— Он врет! — завопил Реалгар. — Меньше часа назад он сам во всем сознался!

— Это ложь! — сказал Речной Ветер, смерив тайвара гневным взглядом. — Я веду группу беженцев, бывших рабов злобного Повелителя Драконов из Пакс Таркаса. С нами дети и женщины. Мы укрылись в долине, неподалеку отсюда, но затем на нас напали драконы и люди-ящеры, так что нам пришлось искать новое убежище.

Он следил за таном; при упоминании о драконах на лице гнома появилось выражение недоверия.

— Мы уже слышали эти бредни, Хорнфел, — заявил Реалгар. — Точно такие же небылицы плели нам те Длинные.

Речной Ветер поднял голову. Другие Длинные. Речь явно шла о его друзьях. Но что с ними, где они, живы ли? Вопросы вертелись у него на языке, но он не стал задавать их.

Вначале он лучше послушает гномов, чтобы не допустить какой-либо ошибки.

Гномы вновь стали спорить между собой, однако Речной Ветер не понимал ни слова. Ему показалось, что гном по имени Хорнфел недолюбливает или не доверяет гному по имени Реалгар. К несчастью, Речному Ветру Хорнфел тоже не склонен был доверять. Еще один тан, вероятно, был в сговоре с Реалгаром, другой поддерживал Хорнфела. Остальные явно не знали, чью сторону принять.

Гилтанас пошевелился и застонал, но гномы не обратили на него внимания. Речной Ветер же ничем не мог помочь эльфу. Сейчас он никому не мог помочь. Единственное, что ему оставалось, — это сидеть, наблюдать и ждать.

* * *

С собственным арестом у Таниса особых проблем не возникло, хотя для этого ему пришлось сперва освободить стражников. Совсем немного отойдя от гостиницы, он наткнулся на двух связанных по рукам и ногам часовых с кляпами во рту. Полуэльф разрезал веревки и помог гномам подняться. Затем сказал им, что ему нужно поговорить с Хорнфелом по делу, не терпящему отлагательств. По понятным причинам гномы были в ярости, но гневались отнюдь не на Таниса. Им тоже хотелось поговорить со своим таном, и после минутного раздумья они решили взять полукровку с собой.

Стражники подвели Таниса к одной из транспортных шахт. Обитатели Торбардина бросали в их сторону хмурые взгляды, кое-кто требовал объяснить, что происходит. Однако у часовых не было желания отвечать на вопросы или тратить время. Они крепко держали Таниса, несмотря на заверения в том, что бежать он не собирается, так как ему необходимо увидеться с Хорнфелом. Когда подъемник остановился на нужном уровне, конвоиры Таниса принялись расспрашивать других стражников, где найти Хорнфела.

— На Совете танов, — был ответ.

Танис находился не в самом лучшем расположении духа. Он плохо спал и совсем ничего не ел. Покушение на их жизни вывело его из состояния душевного равновесия, к тому же он очень волновался за судьбу Флинта и Таса. Да еще не давала ему покоя мысль о том, что дракониды проникли и в Торбардин. Он вошел в Зал Совета с решительным настроем открыть Хорнфелу глаза на грозящую их королевству опасность. Он планировал сразу изложить все свои доводы и дать танам время обдумать его слова. Связанный драконид послужит наглядным доказательством. Танис потребует, чтобы ему и его друзьям было позволено отыскать Флинта и Таса в Долине танов. Полуэльф был убежден, что Флинт попался или обязательно попадется в какую-то ловушку.

Но все эти слова, всю дорогу вертевшиеся у него на языке, вмиг вылетели у него из головы, стоило ему увидеть избитого и истекающего кровью Речного Ветра и едва живого Гилтанаса.

Танис застыл, глядя на друзей. Таны же умолкли, глядя на него, не понимая, что он делает на Совете. Больше всех удивился Реалгар, полагавший, что Танис и остальные давно мертвы. Гном предвидел большие проблемы, но ума не мог приложить, как с ними справиться, потому что не понимал, где же он просчитался.

90
{"b":"252821","o":1}