ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И судья нам — Бог, а люди — не судьи.

Я много бы о тебе написала, да гордость моя не велит.

Но эти строчки написаны тебе:

Если смерть суждена,

То ты будешь в Раю!

Мой любимый, молюсь

За дорогу твою!

Сегодня я видела чудесный сон и была вполне счастлива.

Мне снились дельфины и острова.

Царевна.

16 апреля 2000

Алик таскает куски алюминиевых проводов. Здоровается еле-еле.

Приезжают во дворы машины.  Водители скупают металлы. Платят гроши: алюминий — три рубля за килограмм, медь — семь рублей.

Деньги — это хлеб!

Все жители больших домов и люди из частного сектора занялись поисками пробитых кастрюль, проводов. Обшаривают свалки, мусорные кучи.

Мужчины и женщины, из тех, кто посильнее, потрошат радиаторы, газовые колонки ради медных и латунных деталей в них. Нам с мамой такое не под силу. Каждый сосед складывает свое «богатство» у родного подъезда и сторожит!

Парни, что недавно поселились в наших домах, натащили всего столько, что сумели загрузить полный автобус!

А мы плетемся за бесплатной кашей.

Царевна Будур.

18 апреля 2000

Слава Всевышнему!

Джинн передал письмо и фотографию, где он и Аладдин!

Скоро приедут в гости.

Алик стал врать, будто бы я дала согласие выйти за него замуж. Он и Бауд ходили по подъездам «недобитых» больших домов, к живущим в них людям и говорили эту чушь. Мама, как услышала, обозвала их «дураками» и «врунами».

По чеченским обычаям, я обязана согласиться. Иначе нам будут мстить за свое унижение.

А стариков, чтобы уладить конфликт, рядом нет.

Мама позорила «братьев» при всем народе. Они злые, как черти, и грозят нам.

Заявили, что напишут на нас какой-то донос.

Думают страхом заставить меня общаться с ними?!

Вот негодяи!

На истинных мусульман и христиан такие люди похожи, как кошка на собаку.

Плевать! Я не пойду по жизни склоненной.

У меня ничего нет, но есть гордость!

Да хранит меня Всевышний от подобных «друзей» и соседей. Просто от таких знакомых.

И сегодня, и завтра, и всегда!

Будур.

19 апреля 2000

Приехали Марьям и Варя. Тетя Марьям привезла мне одежду своей младшей сестры.

Вместе пили чай!

Друзья Алика и Бауда продолжают хамить. Пытаются запугать.

Мстят за отказ. Они подружились с ребятами с других улиц, которые мародерствуют по развалинам. Потом продают свои находки и пьянствуют. Ежедневно!

Один из них, в форме «гантамировца» (воинская часть чеченцев, пришедших на свою родину с российскими военными), погнался за мной. Бежал по двору. А все жители притворялись «слепыми». Я заскочила к тете Марьям. У нее в квартире было много людей: моя мама, бабушки: Нина и Стася, тетя Варя и Башир.

Вооруженный автоматом «гантамировец» был пьян. Он гордился своей наглостью. Смело выбил ногами дверной замок и ворвался в чужую квартиру. Все испугались. Притихли. Женщины даже предложили ему чай.

Но парень был раздосадован. Он заявил:

— Я ваш чай не хочу!

Его нежно уговаривали не сердиться.

— Мы тебе не защита, — сразу торопливо предупредили меня Варя и бабушки, попятившись, как раки.

 А я подошла к нему и сказала:

— Пошел отсюда! Убирайся!

Потому как мне уже надоело постоянно ждать и бояться смерти.

Он удивленно посмотрел на меня и... вышел.

Сел во дворе недалеко от наших окон.

А моя мама вышла к нему. Рассказывала о том, что мы пережили. Сказала о «зачистке» в январе. Как мы были ранены на рынке ракетой. Гантамировец попросил пить. Мама вынесла ему чай.

Парень его выпил. На прощанье он заявил, что придет еще. Сказал:

— Меня зовут Магомед или Асламбек, как хотите, на выбор.

— Не трать свое время! Ты это зря! — возразила мама.

Но простились они мирно.

Марьям и Варя завтра уезжают.

Я с радостью поехала бы с ними, да денег нет. Ни у нас, ни у них. Билет в автобусе стоит очень дорого.

Царевна Будур.

21 апреля 2000

Знаешь, Дневник, что рассказывает приемная мама Алика? Он женился! Недели не прошло, как приходил ко мне. Твердил, что любит.

Я слышала: Алик утром поругался с «гантамировцем» и тут же уехал. Говорят, к родной русской бабушке. Его «брат» Бауд сильно запил. Конечно, Алику обидно, что я не согласилась стать его женой. Он надеялся, что с «моим» Аладдином что-нибудь случится!

Но Всевышний решил иначе.

Мне кажется, сплетни о свадьбе — выдумки.

Друзья и Бауд никуда не уходили. Целый день во дворе. Они не знали, что Алик исчезнет. Именно поэтому никто не пошел получать бесплатную кашу в столовую. Остались голодные.

Азе и Лине на сообщение о свадьбе я ответила, что желаю Алику счастья! Слава Аллаху — отвязался! Соседки, из любопытства, коварно подошли поближе. Хотели посмотреть мою реакцию. Вдруг я зареву? А они насладятся и с новыми сплетнями побегут по дворам.

Но такого удовольствия я доставить им не смогла.

22 апреля 2000

Сколько мне люди дали одежды! Видят: ничего не осталось, хожу в обносках.

Все хорошее и новое у нас украли.

Вчера многодетная женщина подарила мне ботинки! Но они маленькие. Вот беда!

Придется продать или поменять их на хлеб.

42
{"b":"252826","o":1}