ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гляжу: поднимается медленно в гору,

Лошадка, везущая долларов воз.

И, шествуя важно, в спокойствии чинном,

Лошадку ведет под уздцы мужичок.

С большим автоматом, в дубленке овчинной,

С гранатой-нулевкой, а сам — ноготок.

«Здорово, парнище!» — «Ступай себе мимо».

«Уж больно ты грозен, как я погляжу.

Откуда валюта?» — «Из банка, вестимо.

Отец мой там грабит, а я — отвожу».

В лесу раздавались удары по морде

И дикие крики: «Отдайте трусы!».

«А как тебя звать-то?» — «Зовут меня Власом».

«Какой тебе годик?» — «Шестой миновал.»

«Ну, мертвая!» — крикнул малюточка басом,

Нажал на курок — любопытный упал.

Подошла Вайда. Она расстроена. Ее тоже никто не поздравил с «8 Марта».

Я утешила подругу:

- Могу тебя осчастливить! С тобой здоровались сегодня?

- Да. — рассеянно ответила девочка.

- А со мной и поздороваться «забыли»! Какие тут подарки?! Так что я — впереди тебя! Могу похвастаться!

И Вайда, наконец, рассмеялась.

Купила булку хлеба и банку кильки. Будет знатный ужин!

Будур.

9 марта 2002

Слушаю музыку по плееру. «Enigma».

Праздник! Я купила восемь ведер воды, натаскала их на третий этаж и искупалась!

У моего котика Борзика болит лапа. Мажу зеленкой.

Еще мне вырвали зуб. У доктора Беслана, на остановке «Электроприбор».

Познакомилась с Мархой. Ей 37 лет. Она рассказала, как на нее напали в подъезде и, угрожая ножом, отобрали серьги.

Хорошо, у меня никаких украшений нет.

11 марта 2002

Я поздравила Вайду. Ей сегодня 16 лет!

Стареем!

Я плохо себя чувствую и плохо выгляжу.

Моего школьного друга Дени нет. Я скучаю.

16 марта 2002

Шел дождь, и я осталась дома. Представляю злющие рожи соседей по рынку. Я забрала клеенку-крышу, которая натягивается над столами во время дождя, домой, так как именно «мою» кто-то все время режет ножом. А денег, покупать новую клеенку, у меня нет.

Зато соседям по рынку теперь под ноги льет дождь, и образуются лужи. Они мокнут и злятся! Хозяйка квартиры Таиса, наверняка стоит в луже. Да и Козерог с друзьями — тоже. Малышка, за которой смотрит моя мама, больна сыпью. Таиса ничего не объясняет.

Мы можем заболеть? Значит, по-настоящему и ей на нас плевать.

На рынке я вечная рабыня. Все подай. Все принеси. Понимаю: за все следует платить.

Занимаюсь по книге «Ниндзя». Там есть энергетические упражнения!

Видела доктора Куколку! Живой! Был ранен под бомбежкой. Поправился.

Стихи О. Хайяма посвящаю тем, кто рядом со мной.

О друге я мечтал.

Но им не стал никто.

Как руки простирал!

Не сострадал никто.

Недаром сказано:

«Просящий — безутешен».

Того, о чем прошу,

Здесь не видал никто.

17 марта 2002

Болею. Заразилась от малышки, которую нянчит мама.

Меня тошнит. Я вышла в подъезд, упала в обморок на лестнице.

Занесли домой соседи. Семья милиционера.

Таиса скрывает, что это за болезнь. Похожа на желудочный вирус. Дома у нее болеют все.

Перед моими глазами круги. Потолок совершает повороты.

Царевна.

18 марта 2002

О, как мне плохо! Я снова больна.

Неожиданно жена милиционера подарила 50 р. У нас лежали копейки, мелочь.

Кто друг? Кто враг? Здесь, в Чечне, все слитно. Каждый может быть и подлецом и благородным (в одно и то же время!). Это — «по-восточному».

Переживаю за Куржан — женщину на базаре. Я учу ее арабским буквам.

Бедная Вайда! Она, наверняка, бегает, ищет меня.

У меня огорчение — ручки нет. Закончилась! В этом доме все не, слава Богу!

Мне плохо. Наверное, из-за моей больной печени и загубленного войной желудка.

До встречи, Дневник!

Ура! Нашла ручку! Продолжаю.

Полностью согласна с Цицероном: Я предпочитаю самый несправедливый мир самой справедливой войне.

Лежу и думаю: явно с умыслом переделали сказанное в Коране и в Библии. При помощи таких «нововведений» стало легче манипулировать людьми. Те, кто организовал войну, — нажились. Нарядились. Приодели своих женщин. Купили жилье. Увеличили счета в банках. Контраст постоянный! Дома-развалины. Рядом новенькие норковые шубы.

Будур.

19 марта 2002

Вот черт! Мне плохо, а завтра — мой день рождения!

Хочу поесть и не могу. Опять рвота.

Никого из старых друзей, одноклассников нет.

Привет, весна! Привет, 17 лет!

Со мной рядом на подушке спит, свернувшись в клубок, наш гладкошерстный серый кот — Борзик. Знаешь, Дневник, какое полное имя я придумала для него?

Хасан бен Саид — Серый Хаттаб — Чаборз Муджаид.

А когда кот меня сильно разозлит, утащит что-то из моей еды, я кричу на него: «Мукъдахк», то бишь: «Крыса» (на чеченском языке).

Продолжаю

Утром я выходила. Была на соседней остановке. Купила немного продуктов.

81
{"b":"252826","o":1}