ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кофеман. Как найти, приготовить и пить свой кофе
История матери
НЛП-техники для красоты, или Как за 30 дней изменить себя
Обжигающие ласки султана
Пророчество Паладина. Негодяйка
Рыцарь Смерти
Презентация ящика Пандоры
Лидерство без вранья. Почему не стоит верить историям успеха
Первый шаг к мечте

Сосок мгновенно отвердел, а женщина отозвалась стоном. Не в силах более сдерживаться, Латифа обласкала этот шар мягкой плоти и почувствовала трепет, когда прекрасное тело напряглось и выгнулось навстречу ее прикосновению.

Охваченная дрожью, принцесса встала со стула и разделась. Она легла на постель рядом с Инчили и трясущимися ладонями принялась поглаживать ее, старательно избегая больной спины. Кузина закорчилась, не приходя, однако, в сознание. Латифа наклонила голову и стала жадно облизывать ее соски. Инчили снова простонала, и принцесса перевернулась на живот, начав раздражать руками уже свои женские органы. Ее бедра двигались навстречу ее собственным пальцам, пока она не рухнула на простыни с глубоким вздохом облегчения.

Несколько минут Латифа так и лежала, зардевшись и прерывисто дыша. Затем она поднялась, оделась и снова принялась за свою вышивку, ошеломленная содеянным.

В начале их супружеской жизни Чика нередко требовал от нее ласк, и она это возненавидела. Но трогать Инчили оказалось приятно. Женская кожа была гладкой и нежной. Принцесса задремала и проснулась, когда ее коснулась легкая рука Сюзан.

— Позвольте теперь посидеть мне, госпожа, — тихо сказала девушка.

Поблагодарив служанку кивком, Латифа Султан с удовольствием отправилась в свои покои. Там ее ждала недавно купленная девушка-рабыня, хорошенькая, но одинокая и напуганная. Пару раз, неловко задевая женские прелести своей хозяйки, она нежно краснела и просила прощения. Латифа об этом прежде не задумывалась.

Теперь, однако, девушка ответит на ее милость и доброту, надо только соизволить их проявить. Пусть Чикалазаде-паша берет хоть десяток женщин за ночь. Его жена Латифа Султан больше не собиралась жить в одиночестве.

55

Три дня спустя, когда ее спина почти зажила. Кат снова очутилась в постели у Чикалазаде-паши. Вернулась она туда угрюмой и непокорной, но визирю уже надоели покорные красавицы, чередой проходившие через его спальню, и он предпочел обратить все в шутку.

Именно строптивость и привлекала его в этой женщине.

А Катриона, хоть и сумела понять своего мучителя, простить все-таки не смогла.

Начался новый, 1599 год по христианскому календарю. Стоя в одиночестве на террасе у Латифы и созерцая воды Босфора, Кат обнаружила, что напрягает слух, пытаясь услышать звук гленкеркской волынки. По щеке у нее покатилась одинокая слеза, и она подумала, был ли Френсис уже у Кира.

Зима шла, а страсть визиря не утихала. Кат уже больше с ним не боролась, решив, что надо принимать свою судьбу, прежде чем удастся ее изменить. На Новый год она чутьем поняла, что Ботвелл рядом. Итак, побег состоится! А потом настала весна, и ухудшилось положение на границе с Австро-Венгрией. Султан решил послать туда Чикалазаде-пашу.

Мохаммед отличался крупными формами, кожа его была светла, волосы черны, взгляд карих глаз глубок. Дополняли портрет борода и усы. Добротой султан превосходил многих, а жестокостью — любого на свете. По восшествии на престол четырьмя годами ранее он при казал казнить всех своих братьев, числом девятнадцать, старшему из которых исполнилось всего одиннадцать лет.

Заодно велел утопить семерых наложниц отца, имевших несчастье забеременеть.

Чувственные аппетиты этого правителя вошли в пословицу. А его очаровательная мать — венецианка Сафийе, стремясь удержать сына в своих руках, потакала всем его желаниям.

Но у султана была все-таки одна черта, достойная подражания. Он не бросал тех, кто верно ему служил, и проявлял к этим людям немалую доброту и щедрость. И вот, заметив унылое лицо визиря, Мохаммед спросил:

— Что же сдерживает твое воодушевление, Чика? Год назад ты бы с радостью взялся за подобное дело.

— Вы посчитаете меня глупцом, мой падишах, но в прошлом году я взял вторую жену, и теперь меня печалит мысль о разлуке с ней.

Глазенки у султана заблестели.

— Я слышал, это дивное создание. Правду, значит, говорят?

Чикалазаде-паша снова вздохнул:

— Она вытягивает из меня все силы своей красотой!

— Тогда возьми ее с собой в поход. Что необычного в том, что военачальника в кампании сопровождает женщина?

— Спасибо, мой падишах, но лучше не надо, — отвечал визирь с нескрываемым сожалением. — Если я повезу Инчили с собой, то уже не смогу наилучшим образом заботиться об интересах моего господина и повелителя.

Султан довольно засмеялся.

— Благодарю тебя, что ставишь мои интересы выше своего вожделения. Но скажи, Чика, неужели ты не боишься оставлять Латифу с твоей новой женой одних? Без тебя они же в клочья раздерут друг друга, да и весь твой дом.

— Нет, господин. Удивительно, но они словно сестры. Однажды, несколько месяцев назад, мне пришлось наказать Латифу, так Инчили налетела на меня, словно бешеная лисица, и попыталась защитить свою подругу.

Конечно, я отстегал ее за такую дерзость.

Султан понимающе кивнул.

— Ты поступил мудро, друг мой. Женщины годятся только для одного. И им все время нужно показывать, кто хозяин. — Он похлопал визиря по плечу. — Взбодрись, мой друг! Ты едешь всего на несколько месяцев. Подумай, с каким нетерпением Инчили будет тебя ждать.

Мужчины дружески рассмеялись, а потом султан сказал:

— Если Латифа с Инчили такие подруги, то почему бы, Чика, тебе не уложить в свою постель обеих вместе?

Поиметь сразу двух женщин — такое наслаждение. — Он понизил голос, чтобы его слышал только визирь.

Глаза паши сощурились и он ответил:

— Когда вернусь домой, то непременно попробую.

Выглядит очень заманчиво.

Взор Мохаммеда затуманили грезы.

— Да, друг мой. Очень заманчиво. — Затем султан снова перешел к делу. — Я прикажу Якуб-бею позаботиться о подготовке войска. Он станет твоим заместителем. Поезжай с Инчили на свой остров, побудь там несколько дней. Но будь готов выступить через неделю.

Да хранит тебя Аллах.

К полудню Чикалазаде возвратился к себе во дворец.

— Сегодня пополудни отправишь Инчили на остров Тысячи Цветов, — приказал он Хаммиду. — На остров пусть завезут фрукты, орехи, кофе, шербеты, яйца и сладости. Каждый день к вечеру должна доставляться горячая еда. Прислуживать нам будут только двое. Пошли служанку Инчили и молодого евнуха.

Пару часов спустя лодка паши уже скользила по водам Босфора. Напротив Кат сидела недоумевающая Сюзан, а на носу устроился молодой евнух.

— Почему нас так поспешно везут на остров? — спросила служанка.

— Потому что визиря отсылают на границу, и он вернется только через несколько месяцев. — Кат понизила голос и заговорила на шотландском диалекте:

— Еще немножко, Сюзан, и я освобожусь от него на более долгий срок, Она не сказала горничной, что перед самым отплытием на остров в гарем явилась торговка драгоценностями и тайком сунула ей в руку записку от Эстер Кира:

«Когда визирю придет время уезжать, придумай предлог, чтобы остаться на острове».

Кат сожгла бумажку в жаровне, пораженная, что Кира знала о намерениях визиря, когда ей едва только стало о них известно.

Она еще не привыкла к Востоку и не знала, сколь важно здесь знать последние слухи. В то время, когда визирь был у султана, Эстер Кира навещала Сафийе. Но вот визирь покинул дворец, и султан пришел выпить кофе с матерью и ее престарелой подругой. Он принес забавный рассказ о, том, как не хотелось его доброму другу Чика оставлять свою новую жену. Все трое от души посмеялись над влюбленным. А вернувшись домой, Эстер сообщила Френсису Стюарту Хепберну, что через несколько дней он воссоединится со своей супругой.

Замысел и в самом деле был очень простой. Ботвелл с Коноллом подождут, пока визирь со своей армией не удалится от города на несколько дней пути, а потом нападут на остров и перебьют рабов. Отсутствие Инчили с Марой в доме обнаружат лишь через несколько дней, а тогда беглецы уже будут в Эгейском море.

Но Катриона обо всем этом ничего не знала. На острове она с удовольствием водила Сюзан по саду. С ними был один лишь белый евнух Фейсал, потому что лодка сразу отправилась обратно. Кат показала слугам два малюсеньких закутка, где им надлежало пребывать, когда явится господин и повелитель. Полагалось ухаживать за хозяевами, не надоедая своим присутствием.

122
{"b":"25283","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Синдром зверя
Сверхчувствительные люди. От трудностей к преимуществам
Зарабатывать на хайпе. Чему нас могут научить пираты, хакеры, дилеры и все, о ком не говорят в приличном обществе
Ненавидеть, гнать, терпеть
Тобол. Мало избранных
Тамплиер. Предательство Святого престола
Охота на Джека-потрошителя
Венеция не в Италии