ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Первому игроку приготовиться
Не благодари за любовь
Проклятие Клеопатры
Несбывшийся ребенок
Мужчины с Марса, женщины с Венеры… работают вместе!
Ужас на поле для гольфа. Приключения Жюля де Грандена (сборник)
Найди меня
Любовь колдуна
Латеральная логика. Головоломный путь к нестандартному мышлению

— Скоро узнаю, — проворчала она. — Проклятие! Хорошенькое получилось положение!

Катриона желала забеременеть, чтобы избежать домогательств короля. И однако, сумей она этого добиться, придется уехать домой в Гленкерк, оставив Патрика при дворе забавляться с любовницей. Что ж, тут был только один способ. Придется отделаться от шлюхи.

1 мая 1590 года Джеймс Стюарт прибыл со своей королевой в Ли на флагманском судне конвоя из тринадцати судов. Дорогу к столице обступил простой народ, который приветствовал их громкими ликующими возгласами. Молодая красавица королева удобно расположилась в позолоченной колеснице, в которую было впряжено восемь белых лошадей, каждую из них покрывала попона бледно-розового бархата, отделанного особым видом серого кроличьего меха.

— Вы были в Ли, Френсис. Скажите, что за девку подцепил Гленкерк?

Ботвелл улыбнулся волчьим оскалом, поразившись, как это Катриона вызнала столь скоро.

— Это госпожа Кристина Лидере, подруга детства королевы и придворная дама ее спальни.

— Чьей спальни? — возмутилась Катриона. — Ведь она уже по крайней мере на четвертом месяце! Проклятый Гленкерк! Я изрежу его на мелкие кусочки!

Ботвелл довольно усмехнулся.

— Уверен, вы найдете способ ему отомстить.

— Найду, — подтвердила она мрачно. А затем воскликнула:

— Ох, Френсис, я так по нему скучала! Сколько месяцев я его не видела! Как же он мог?!

Граф Ботвелл обнял Катриону за плечи.

— Вероятно, потому, что был одинок и нуждался в вас.

И тогда, чтобы приободриться, он и завел себе женщину.

Не так уж это и страшно.

— Я тоже была одинока, Френсис. Я иссыхала в тоске по нему каждую ночь, что проводила одна, — даже когда со мной спал король.

— Вам не стоит себя жалеть, дорогая, — пытался утешить графиню лорд Ботвелл. — Возможно, ее тепла было достаточно, чтобы согревать Патрика в эту холодную зиму, но не может быть такого тепла, которое удержало бы его навсегда. Видите, как он глазами обыскивает толпу? Он ищет вас.

— Уверена в этом. Смотрит, не засекла ли я его с его шлюхой. Боже мой, Ботвелл! Посмотрите, как она льнет к нему! Я исцарапаю ей лицо в клочья!

Откуда-то из горла Френсиса Хепберна посыпались довольные смешинки.

— Если вы закатите сцену прилюдно, все будут жалеть бедную госпожу Андерс. В случае же, если вы приветствуете Гленкерка так, как и полагается добропорядочной супруге, то сочувствовать станут уже не ей, а вам. Моя жена всегда играет в такую игру, когда отваживается на вылазку из Кричтена.

Всем известно, что за верность и преданность вашему супругу вас прозвали Добродетельной графиней. Если вы действительно хотите отомстить ему, ведите игру до конца!

— Ботвелл, обожаю вас! Вы настоящий змий! — возликовала Катриона. — Как я выгляжу?

Голубые глаза Френсиса осмотрели графиню с явным одобрением. В этот прохладный весенний день на ней было очень простое, но элегантное платье из пурпурного бархата с длинными подобранними рукавами, кружевными манжетами цвета небеленого полотна и таким же жестким стоячим воротничком. На ее шее играли знаменитые розовые жемчуга: из четырех своих ожерелий сегодня она надела только два. Еще раньше она сняла тоже розовую, в цвет жемчугов, пелерину, отделанную соболями. Темно-медовые волосы, убранные в золоченую сеточку, удерживались золотыми заколками с жемчугом.

— Не глядите на меня такими озорными глазами, дорогая, — глухим голосом проговорил Ботвелл. — Меня не следует побуждать к тому, чтобы наброситься на вас. Если Патрик не схватит вас сразу же и не повезет домой, чтобы уложить в постель, он окажется еще большим глупцом, чем я полагал.

Вместе они дошли до приемной залы. Френсис Хепберн крепко сжал Катрионе руку, а потом легонько подтолкнул ее к двери. Слегка взбив свои юбки и в последний раз поправив прическу, графиня кивнула мажордому.

Она решительно шагнула в дверь и, горделиво приосанившись, прошла к подножию двух тронов. Вокруг зашелестели приглушенные шепотки. Не обращая на них внимания, Катриона изящно опустилась в реверансе, всего лишь на долю секунды склонив голову.

— Добро пожаловать домой, милорд король, и вы, дражайшая мадам. Счастлива приветствовать вас в Шотландии от имени всех гленкеркских Лесли.

Джеймс лучезарно заулыбался.

— Кат! Ты, как всегда, прелестна! Анни, любовь моя, это жена Гленкерка, я сделал ее дамой твоей спальни, она теперь будет тебе прислуживать.

Анна Стюарт опустила взгляд на графиню и пожалела свою подругу. Графиня была прелестна, а лицо ее выглядело добрым и нежным.

— Благодарю вас за ваше приветствие, леди Гленкерк, — сказала Анна.

— Сделаю все что смогу, чтобы услужить вам, моя королева, — ответила Кат. А затем, прежде чем отойти, снова повернулась к королю:

— У меня просьба, кузен.

— Говори, дорогая.

— Прошло уже почти девять месяцев с тех пор, как я в последний раз виделась со своим мужем, сир. Теперь, когда вы так счастливы в собственном браке, то, возможно, сумеете понять мои чувства. Пока что я смотрю на своего супруга только издали. Не позволите ли мне забрать его в наш эдинбургский дом всего лишь на одну эту ночь? — Графиня подняла голову и трогательно улыбнулась.

— Ох, Джеймс! — вмешалась королева. — Скажи — да! Я даю леди Лесли свое разрешение. Пожалуйста, дайте и ваше!

— Гленкерк! Где ты? — заревел король.

Граф шагнул вперед, и в это время Катриона заметила маленькую руку, которая попыталась его удержать. Короткий миг они с мужем смотрели в глаза друг другу, а затем Катриона бросилась в его объятия и страстно поцеловала.

Патрику ничего не оставалось, как ответить тем же.

— Господи, Гленкерк! Веди ее домой в постель! — усмехнулся король.

Супруги повернулись к тронам и, поклонившись их королевским величествам, вышли из зала. Уже у самых дверей Катриона чуть повернула голову и внимательно посмотрела прямо в лицо Кристине Андерс. А проходя мимо Френсиса Хепберна, заговорщицки подмигнула ему.

— А почему, — обратилась королева к Джеймсу, — леди Лесли прозвали Добродетельной графиней? Я думала, что она холодная недоступная женщина и только выполняла свой долг перед мужем.

Король засмеялся.

— Боже!.. Да нет же, моя невинная Анни! Катриона Лесли страстно влюблена в своего мужа и всегда была влюблена. А Добродетельной графиней ее прозвали потому, что, в отличие от многих других женщин при этом дворе, она не хочет спать ни с каким мужчиной, кроме мужа. Катриона — вернейшая жена. У них шесть детишек. Я определил ее тебе в услужение, надеясь, что она будет оказывать на тебя хорошее влияние.

— Ox! — только и произнесла королева, еще больше пожалев Кристину Андерс.

— Френсис Стюарт Хепберн, граф Ботвелл! — выкрикнул мажордом, и королева повернулась к дверям, чтобы приветствовать следующего вельможу.

19

Очутившись наедине с Катрионой в экипаже, граф Гленкерк посмотрел на жену.

— Сегодня, Кат, ты держалась лучше, чем когда-либо.

— Ты что, хотел, чтобы я устроила сцену и набросилась на твою любовницу при всех?

— Мне очень жаль, милая. Я не хотел тебя обижать.

Кто сказал тебе?

— Ты сам. Письмо, что я от тебя получила, совсем не было похоже на послание мужчины, тоскующего по своей жене. Даже в переписку с Кира ты вкладывал больше чувств!

Всего одна весточка за все это время!.. Что, эта девка торговала своим товаром прямо на пристани, если, едва корабль пришел в порт, у тебя уже больше не оставалось времени, чтобы написать мне? Джеми страшно огорчился, когда ты забыл про его день рождения. Если бы Френсис не оставил ему свой меч…

— Френсис?

— Ботвелл, — разъяснила Катриона. — Он сопровождал нас домой в Гленкерк после того, как король покинул Эдинбург. Отец Френсиса, оказывается, с твоей матерью кузены, так что получается, что и он наш кузен. Ботвелл гостил в Гленкерке до самой Двенадцатой ночи. — В голосе Катрионы прозвучали теплые нотки:

37
{"b":"25283","o":1}