ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Принцип пирамиды Минто®. Золотые правила мышления, делового письма и устных выступлений
Татуировка цвета страсти
Только не разбивай сердце
Нелюдь
Вся правда о гормонах и не только
Школа спящего дракона
Побежденный. Hammered
Я ленивец
Девушка, которая читала в метро

27

Когда Френсис Стюарт Хепберн сдался своему кузену, то Джеймс совсем потерял голову. Он немедленно заточил графа в Эдинбургском замке. Король, будучи излишне суеверным, ужасно боялся черной магии. Канцлер Мэйтлэнд это прекрасно знал и, стремясь перешибить хребет шотландскому дворянству, сфабриковал против Ботвелла обвинения. Канцлер полагал, что, сломав пограничного лорда, он тем самым подавит всякое сопротивление Джеймсу Стюарту. К несчастью, знатные собратья графа весьма раздраженно восприняли эту попытку посягнуть на их влияние.

Они отказались собраться, чтобы рассмотреть дело Хепберна. Правосудие зашло в тупик, потому что судить графа никто другой не мог.

Узнав, что Ботвелл заточен в Эдинбургском замке, Катриона пришла в отчаяние. Она ничего не могла предпринять. Страх перед королем не позволял ей связаться со своим возлюбленным, а где искать Херкюлеса, было неизвестно.

Поэтому в ожидании известий Катриона затаилась у Фионы. Без Френсиса она из Эдинбурга не уедет.

Но совсем скоро пришла записка от верного Херкюлеса. На следующий день пополудни Катрионе следовало, надев маску, прийти в таверну «Роза и чертополох» и спросить мистера Прайора.

Она стала лихорадочно ждать этого часа.

В два часа на следующий день Катриона выскользнула из дома кузины и быстро зашагала по улице под моросящим июньским дождем. Такая погода была даже к лучшему, потому что прохожих встречалось мало. Войдя в таверну, она, как и было велено, спросила мистера Прайора, и ее провели в заднюю гостиную. Там оказался Херкюлес.

Катриона едва дождалась, когда уйдет служанка, и сразу набросилась на него с вопросом:

— Френсис?!

— Невероятно удобно живет в большом и хорошо обставленном покое из двух комнат, — ответил брат Ботвелла. — Ест и пьет все лучшее, что только можно купить за деньги. Любимец своих тюремщиков. Однако нерешительность Джеми уже начинает ему надоедать.

— Что делать мне? — взволнованно спросила Катриона.

— Френсис полагает, что слишком большая доза королевского гостеприимства может его утомить, — захихикал Херкюлес. — Поэтому вскорости он покинет Эдинбург. Можете ли вы спрятать его на несколько часов? Самое большее — на день.

— Да, могу. У кузины Фионы. Он знает этот дом. Мой зять Адам завтра уезжает в Гленкерк. Его не будет две недели, но не больше. Сумеет ли Френсис бежать за это время?

Херкюлес кивнул.

— За неделю, миледи.

— Я буду готова. Вы сможете тогда подать мне какой-либо знак?

— Мальчик принесет вам букет из диких красных роз и белого вереска. И это будет той ночью.

Херкюлес налил красного вина и протянул ей бокал.

— Выпейте, мадам, у вас усталый вид.

Катриона улыбнулась и приняла вино.

— Я места себе не находила, — призналась она. — Не знала ничего, кроме базарных слухов, и не осмеливалась расспрашивать слишком настойчиво.

Херкюлес взглянул на нее.

— И как это удалось моему брату-повесе? Как он добился того, что в него влюбилась самая прелестная и самая храбрая женщина этой дикой страны?

Он ухмыльнулся такой ботвелловской ухмылкой, что сердце Катрионы перевернулось.

— Ему всегда везло, этому дьяволу!

Графиня не смогла сдержать смех.

— Это мне повезло, Херкюлес. Мой Френсис — великий человек. — Она взяла со скамейки свой плащ. — Мне лучше сейчас уйти. Буду ждать вашего знака.

На следующий день Адам Лесли выехал из Эдинбурга, оставив жену с Катрионой в доме. Почти сразу же Фиона насела на кузину с расспросами, стремясь узнать имя ее возлюбленного. Катриона только рассмеялась.

— Нет, пока не скажу, Фиона. Но через несколько дней ты не только узнаешь его имя, но и познакомишься с ним самим.

От разочарования та лишь заскрежетала зубами. Два дня спустя пополудни в дверь дома постучал мальчуган.

Передав горничной букет белого вереска и диких красных роз, он сказал:

— Для леди Гленкерк.

Издав восторженный возглас, малышка-горничная поставила букет в серебряную чашу и принесла его графине.

Фиона удивленно подняла бровь.

— Очаровательно, — произнесла она. — Значит ли это, что я скоро познакомлюсь с твоим джентльменом?

— Сегодня вечером, — ответила Катриона. — Ты сможешь отделаться от прислуги?

— Уже, дорогая Кат. Сегодня канун дня святого Иоанна, и все будут праздновать.

— Проклятие! — выругалась графиня. — Как же я сразу не догадалась! Фиона, скажи прислуге, что она может гулять и завтра. Пожалуйста. Сделай это ради меня. Милорд не захочет, чтобы его видел кто-то другой, помимо нас с тобой.

Фиона согласилась.

— У них у всех с похмелья голова распухнет от эля, вина и любви и толку от них не будет в любом случае. Ох, кузина! Я просто заворожена! Кто же этот мужчина?

— Ботвелл, — тихо сказала Катриона.

— Но он в тюрьме! — воскликнула Фиона, а затем ее дымчато-серые глаза широко раскрылись, и она хлопком закрыла себе ладонью рот.

Катриона засмеялась, но кузина скоро оправилась от изумления.

— Ну ты даешь! — покачала она головой. — Тебе и в самом деле постоянно везет. Сначала Гленкерк, а затем и сам пограничный лорд! — Глаза Фионы засверкали. — Что это за мужчина? — прямо-таки взмолилась она. — Он и в самом деле колдун? А в постели такой же, как и простые смертные?

Кат подавила приступ смеха, поскольку увидела, что вопрос был задан вполне серьезно.

— Нет, кузина. Френсис не колдун и не волшебник, и в постели он очень приятен, спасибо.

— Как ты с ним познакомилась, Кат?

— При дворе. Но тогда он был мне не любовником, а просто другом.

— У него есть жена, Кат.

— Он разводится с ней, а я развожусь с Гленкерком. В конце года мы поженимся, Фиона.

— А Гленкерк знает о Ботвелле? А король?

— Нет. Ни тот, ни другой. И ты ничего не говори, Фиона. Я не хочу, чтобы кто-нибудь знал прежде, чем мы с Френсисом сыграем свадьбу.

— А что нам надо приготовить? — спросила хозяйка дома.

— Еды, кузина. Когда Френсис в хорошем настроении, у него волчий аппетит, а тут он перехитрит Джеми с Мэйтлэндом в придачу и, наверное, будет ликовать.

Вечером, когда слуги покинули дом, леди принялись ждать. Катриона считала, что Ботвелл не станет бежать до позднего часа, когда празднества будут в разгаре, и она оказалась права. Лишь ближе к полуночи раздался стук в кухонную дверь. Кат бросилась открывать, и в комнату быстро проскользнули две фигуры, укутанные до глаз.

Сбросив плащ, Френсис Хепберн оглядел Катриону и насмешливо ухмыльнулся.

— Добрый вечер, дорогая.

Катриона шагнула вперед. На ее глазах блестели слезы.

— Ах, Ботвелл!.. — Внезапно она остановилась. — Чем это ты воняешь?

Он застенчиво фыркнул.

— Боюсь, что средство передвижения, выбранное мною для переезда из замка, оказалось не самым изысканным.

— Каким же?

— Повозка с навозом.

Она вытаращила глаза.

— Повозка с навозом?!

— Там было двойное дно, — объяснил Ботвелл, — и я в нем спрятался, а надо мной покоилось содержимое всех конюшен замка.

Катриона посмотрела на Херкюлеса.

— В шкафу есть ванна, — сказала она. — Пожалуйста, достань ее и наполни горячей водой для его светлости.

А Фиону, стоящую с вытаращенными глазами, она попросила:

— Достань какую-нибудь одежду Адама и отнеси в мою комнату. И не забудь, пожалуйста, пеньюар.

Херкюлес вытащил сидячую ванну, а Катриона стала греть воду. Когда чан был наполнен, она взяла у Ботвелла его одежду и бросила в камин. И прежде чем пустить его в ванну, провела на кухню и предварительно обмыла. Усадив графа в чан, она принялась тереть его жесткой щеткой и намыливать волосы.

— Слава Богу, никаких вшей, — были ее единственные слова.

Ухмыляясь, Ботвелл наконец выбрался из ванны и обернулся большим полотенцем.

Катриона заботливо усадила его к огню, чтобы высушить волосы. Фиона вернулась с длинным мягким халатом из легкой шерсти. Ботвелл немедленно в него облачился.

53
{"b":"25283","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Элиза и ее монстры
Тайная история
Города под парусами. Рифы Времени
Моя босоногая леди
Грани игры. Жизнь как игра
Манюня
Русская пятерка
Начало жизни. Ваш ребенок от рождения до года