ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Архитектор пряничного домика
Победи прокрастинацию! Как перестать откладывать дела на завтра
Источник
Рождение дракона
Убедили, беру! 178 проверенных приемов продаж
Перерожденная
Дилер реальности
Куплю невесту. Дорого
Бесконечная жизнь майора Кафкина

– Меч мне! Отсеку Сокольнику башку совсем!

Нилсон возразил:

– Но большую проблему составляет Мармадук. Он неоднократно брал у меня взаймы под свои колдовские эксперименты, а теперь, воспользовавшись обретенным положением во дворце, отказывается расплатиться! Как председатель гильдии ростовщиков Лаверикса я…

– Да подождите вы со своими процентами! – перебил Жур Харлик. – Нам надо решить…

– Он говорит "подождите с процентами"”! – возмутился хозяин. – Ай, молодой человек, не морочьте мне голову… Проценты не могут ждать!

– У вас тут есть, чем утолить жажду? – спросил бывший начальник дворцовой стражи.

– Пить! – хрипло подтвердил Дэвидсон. – И есть!

– Они говорят "пить и кушать"! – Нилсон патетически всплеснул руками. – Я бедный старый… э… старик, у которого обманом вытянули почти все накопленные за долгие годы кропотливого ростовщичества сбережения, я гол, бос, нищ и, э… сед… – Он похлопал по голове, увенчанной длинными, подкрашенными черной косметической смолой, завитушками. – Я практически лишен средств к существованию, а они говорят про пить и кушать… сырая вода и сухарики устроят вас? – Произнеся эту тираду, Нилсон почувствовал, как что-то жжет ему пятки, и опустил взгляд. В полу, как раз на том месте, где сейчас прибывали обутые в подранные тапочки ступни Нилсона, имели место совсем неприметные щели маленького люка, под которым находился тайник, доверху забитый золотыми слитками. На сумму, которую они стоили, можно было приобрести примерно два с половиной таких города-государства, как Лаверикс. Ростовщик кашлянул и отвел взгляд.

– Когда народ увидит казнь акса, все будет кончено, – сказал Жур Харлик. – Люди взбудоражены и жаждут крови. Они получат кровь – и успокоятся. Мы должны действовать до казни.

– Как действовать? – уточнил хозяин.

– Штурмовать дворец. Дэвидсон должен торжественно, при стечении народа, заколоть графа. Тогда нам поверят.

– А колдун?

– Точно пока не могу сказать. Что сейчас с Лагуной?

– Насколько я могу судить, Мармадук заключил ее в волшебное ложе. Эта такая непонятная… вещь, находящаяся в Наперстке. Она погружает в глубокий синий сон.

– Щит! Меч! – опять хрипло высказался Боден Дэвидсон.

– Правильно, – подвел итог Харлик. – В поединке с графом наш славный Эд должен выглядеть как положено. Вам, Нилсон, придется сегодня утром потратиться на новые доспехи для него. Я созову верных сторонников. Скоро мы нападем на дворец.

Глава 4

Полуразрушенные ворота, через которые можно было попасть в подземный город, никто не охранял. Между двумя покосившимися колоннами зиял глубокий темный провал, из которого вверх поднималась мерцающая алая дымка.

Кукса Пляма отпустила Бобрика, который сразу же присел на корточки и принялся растирать плечо.

– Сначала я хотела притащить тебя к Сокольнику и обменять на Ловкача, – произнесла она. – Но теперь передумала. Все равно толку не будет, граф не согласиться обменять вас.

– Кто такой этот ловкач? – прохныкал Бобрик.

– Для тебя – Пак Ловкач! – отрезала Заноза. – Он, между прочим, спас тебя от стражников.

– Так это тот! – ойкнул мальчишка. – Ух ты, здоровый!

Кукса развернулась и дала ему подзатыльник.

– Чего ты?! – заскулил Бобрик.

Пока она тащила его, Бобрик пару раз пытался сбежать, а однажды даже подрался с ней, но быстро отказался от своих намерений, уяснив, что с Занозой ему не сладить.

– Говори, где точно эти темницы, – приказал она. – И кто их охраняет?

– Да откуда я знаю? В тюрьму, которая в подвалах королевского дворца, можно попасть, и можно выйти. Но из темниц не выходят. Хотя, мне рассказывали, что они в северной стороне, под речкой…

– А что это светится?

– Ну ты и глупая. Это ж гномья перхоть, плесень такая. Она питается человеками и светится в темноте.

– Кем питается? – не поняла Заноза.

– Людьми. Если кто-то, к примеру, заснет там, внизу, где-нибудь на земле, то она полезет на него и за ночь съест. Только кости остаются, и те блестящие, совсем объеденные. Поэтому там никто и не живет.

– Ну и ладно, – подумав, произнесла Кукса. – Я, конечно, немного боюсь, но Ловкача все равно надо спасать. Все, Бобрик, пока… – Она решительно развернулась к белеющим во тьме колоннам.

– Стой! – крикнул сзади мальчишка. – Ты чё, собираешься туда одна?

Не ответив, Кукса миновала ворота и стала спускаться по узким, покрытым мхом ступеням. Вскоре стало прохладней и мерцающая муть гномьей перхоти вытеснила бледный свет Госпожи-Луны. Лестница закончилась небольшим коридором. Кукса пересекла его, миновала крутой поворот… и резко встала, потому что дальше пола не было.

У ее ног простиралась бездна.

Заноза замерла, недоуменно разглядывая гигантский провал. Дальний его край просто не был виден – тьма скрывала его. Все-таки “бездна”, неподходящее слово, решила акса, “очень глубокая расщелина” будет точнее. Интересно, сколько здесь локтей? – подумала она, заглядывая вниз.

Дно, как и дальний край, просто отсутствовало, хотя, судя по всему, расстояние до него равнялось примерно миле…

И вся эта миля была заполнена руинами. Дома – но не такие, как в Лавериксе и других виденных Плямой городах – а многоэтажные, высоченные и очень покосившиеся, возвышались без всякого порядка и плана. На их крышах, некоторые из которых были буквально возле ног Занозы, а некоторые – далеко внизу, зияли дыры. Этажи разных строений соединялись друг с другом висячими мостками и лестницами. Все подземное пространство было до краев наполнено тусклым алым свечением, волны которого поднимались от гномьей перхоти, приклеившейся к стенам и крышам.

Позади нее что-то хрустнуло, она стала оборачиваться, и ее пятка соскользнула с края – Заноза почти потеряла равновесие, но мальчишка успел схватить ее за руку и дернул на себя.

– Ты что здесь делаешь? – рявкнула Кукса, переводя дух.

– Решил помочь тебе, – смущенно ответил Бобрик. – Такой как ты, малявке, не выйти из погребов в одиночку.

– Да, я пока что малявка, – подтвердила Кукса, старавшаяся во всем сохранять справедливость. – Но и от тебя помощи не будет.

– Да? А как ты будешь спускаться вниз? – ехидно поинтересовался он.

Вместо ответа Кукса смотала с пояса пружинный шнурок. На одном его конце была петля, на другом – довольно сложное металлическое устройство, нечто среднее между альпинистским карабином, трехпалой "кошкой" и маленьким гарпуном. Набор вручался юношам и девушкам аксам по достижению "первого совершеннолетия" – у их племени оно происходило в семь лет. Она отыскала в полу подходящую щель между камнями, примерилась и глубоко всадила в нее загнутые острия. Потом накинула на себя петлю, затянула ее под мышками и сказала Бобрику:

– Иди обратно.

– Что ты собираешься делать? – испуганно крикнул он, но Заноза, не ответив, шагнула вперед и прыгнула.

* * *

В мрачном сумраке тонкий, вертикально натянутый шнур был почти не различим. Кукса стянула с себя петлю и посмотрела вверх. Потолок пещеры напоминал низкое каменное небо, а стены казались отсюда склонами скал, которые подпирали это небо тупыми вершинами, обступив со всех сторон Старый Город… руины Старого Города, мысленно поправилась она. Над всей округой властвовал алый сумрак гномьей перхоти.

“В северной стороне, под речкой…” – у школе юных аксов ее научили определять стороны света и теперь, задействовав "внутренний компас", она несколько секунд прислушивалась к своим ощущениям, а затем, когда незримая магнитная стрелка в ее голове повернулась и указала нужное направление, двинулась вперед.

Через провал в крыше Кукса попала на верхнюю площадку длиннющей винтовой лестницы, по которой и стала спускаться, что-то немелодично напевая себе под нос.

Гномья перхоть была везде. Она покрывала все поверхности бугристым меховым ковром, по которому то и дело пробегали алые волны холодного свечения. Казалось, что там протекает какая-то скрытная жизнь – по ковру что-то двигалось, тени, словно отбрасываемые микроскопическими созданиями, шевелились и корчились. Аксе мерещилось, что до нее доносится очень тихий гул.

4
{"b":"252837","o":1}