ЛитМир - Электронная Библиотека

Так никого и не встретив, она вышла из здания через пролом в стене. Открывшаяся взору Занозы улица была темна, пустынна. На пути аксы встречались пока что исключительно провалы, ямы, груды мусора да какие-то покореженные металлические конструкции неизвестного предназначения.

Она шла, окруженная облаком алого свечения, слыша только тихие звуки, издаваемые нереальные обитателями гномьей перхоти.

Потом ей показалось, что спереди доносится писк.

Кукса пригляделась. Впереди, за кучей каменных обломков, что-то шевелилось, а затем показались крысы.

Заноза быстро огляделась, увидела неподалеку узкий высокий столб и подскочила к нему. Она быстро взобралась почти на самую верхушку столба и оттуда стала наблюдать за бегущими внизу крысами. Они показались ей какими-то неправильными – во-первых, чересчур большими для обычных грызунов, во-вторых, с изумрудными мерцающими глазами. Сплошной поток грызунов занял всю улицы, некоторые, особенно резвые, обгоняли других, вспрыгивая на стены и пробегая по ним какое-то расстояние, а потом соскальзывая обратно. Писк стоял неимоверный.

Она подняла голову, разглядывая стальную трубу-коридор, тянувшуюся над улицей ненамного выше верхушки столба. Теоретически, можно было бы залезть на нее и продолжать путь уже по внешней поверхности трубы, но Заноза решила, что вскоре и так сможет двигаться дальше. Почему-то вдруг вспомнилось: крысы бегут с тонущего корабля. Интересно, откуда тут взяться кораблю?

Минуту спустя, когда последние крысы скрылись из виду, Заноза спрыгнула вниз и продолжила путь, ощущая, что к острому духу гномьей перхоти добавился теперь еще и противный запах грызунов.

Через некоторое время эхо ее шагов стало более громким и протяжным. Дома расступились, и улица закончилась высоким отверстием, началом аркады, прорубленной в толще каменной стены. Труба-коридор втягивалась в нее.

Кукса вошла внутрь и увидела, что здесь потолок стал ниже. Шагая ровно и уверенно, она в пять минут прошла аркаду, и, очутившись с другой стороны, поняла, что почти пришла.

Труба-коридор здесь тоже заканчивалась, от нее к земле свисала веревочная лестница. Перед Куксой возвышался Чертов Наперсток, и ничего страннее этой штуки она не видывала в своей жизни. В мертвой подземной тишине слышалось лишь сопение двух охранников Наперстка. Оба не были обычными людьми.

У Куксы было мало опыта в общении со всякими не похожими на людей созданиями, но она решила, что справится и без опыта.

Эта парочка представляла собой, на ее взгляд, особенно мерзопакостные разновидности – дризгла и селькупа. Занозе пока не приходилось далеко уезжать из этих мест. Но один из старых аксов рассказывал на уроке истории, о том, что государства под названием Панторе и Кульку, которые находятся гораздо южнее и отличаются очень жарким климатом, являются основными поставщиками глупых наемников, готовых за гроши выполнять какую угодно грязную работу.

Вид охранников мог навести оторопь и на взрослого, но Занозу их внешность совсем не волновала.

Она решительно направилась вперед, продолжая разглядывать громаду Наперстка. Для описания этого сооружения у Куксы не находилось слов, она уже поняла, что позже, вспоминая о нем, сможет сказать лишь то, что Наперсток, это что-то большое и непонятное.

Приподняв широкополую соломенную шляпу, селькуп проревел:

– Куда?.. – и когтистой, покрытой чешуей лапой достал наваху.

– Заткнись, балбес, – ответила Кукса Пляма, выуживая из волос шпильку.

* * *

– Далеко еще? – брюзгливо осведомился Сокольник, который широко вышагивал чуть позади мелко семенящего Мармадук и периодически отмахивался от призрачных клочьев тумана, остающихся позади колдуна. – Почему мы не преодолели весь путь по поверхности?

– Трястись в карете – это нехорошо, – ответствовал колдун. – Идти по гладкой, красивой, железной трубе – это приятно, приятно…

– Вот недоразвитое создание! – заметил граф, окидывая взглядом серебристые плиты стен. – Откуда, кстати, взялся коридор?

– Это – рукав, протянувшийся от Наперстка, – откликнулся колдун. – Когда-то он был сплошной, но из-за недавнего землетрясения небольшая часть возле Наперстка провалилась. Там нам придется спуститься и пройти по земле.

– Да, но далеко еще…

– Мы уже пришли, – отрезал Мармадук. – Вы же были здесь, когда доставили акса – были! Почему теперь спрашиваете?

– Я был здесь? Да ни в жизнь! Я поручил отвести его сюда стражникам.

Коридор закончился неожиданно, и они остановились, глядя вниз на…

– Перевернутое ведро, вот что это мне больше всего напоминает, – пробормотал граф и, подумав, добавил: – Здоровенное ведро… А где же ваша охрана?

– Охрана! – ахнул Мармадук. – Дризгл и селькуп, ах! – Он судорожно закашлялся. – Что с ними, куда они подевались?!

Они поспешно спустились по веревочной лестнице – у колдуна, мучимого всеми мыслимыми и немыслимыми хворями, тут же закружилась голова – и встали возле входа. Колдун недоуменно огляделся и проворчал:

– Ничего не понимаю? Куда же они подевались?

– Так! – Сокольника задумался. – А что если это… ну, неужели сюда проникла… Мармадук, вы готовы к бою?

– Всегда готов, – ответил колдун.

– Это хорошо. А я захватил гончих. Вполне возможно, что теперь они нам пригодятся… Который час?

Мармадук извлек из кармана роскошные золотые часы, щелкнул крышкой и сказал:

– Три часа ночи.

Глава 5

Пак Ловкач иногда болтал вслух сам с собой и Кукса с недавних пор тоже обзавелась этой привычкой.

– Откуда же это могло взяться? – бормотала она, медленно обходя круглый зал с темными окошками и какой-то странной тумбочкой неправильной формы, стоящей в центре. – Это появилось откуда-то очень издалека…

Поверхность тумбочки была усеяна множеством стекляшек и кругляшек, но магия этого места уже давно не действовала. Логичнее всего было предположить, что акса попала в капище какого-то давным-давно позабытого бога, а тумбочка – алтарь.

За “алтарем” узкий коридор-серпантин круто уходил вверх. Она стала подниматься, сжимая в руке “выручалку”.

На втором этаже она решила, что ошиблась. Там, внизу, было не капище и не алтарь, всего лишь что-то вроде холла, который должен был подготовить гостя к дальнейшим чудесам. На самом деле капище располагалось здесь.

Вокруг широкой дыры тянулась круглая площадка с перильцами вдоль внутренней стороны. От портала, через который Кукса вступила на площадку, на другой ее стороне виднелись три отверстия. Из дыры, озаренной красным светом, доносился ровный гул. Заноза шагнула к перильцам и глянула вниз.

Казалось, что Чертов Наперсток врос в землю своей нижней частью – глубина круглой шахты, открывшейся взору Куксы, была никак не меньше сотни локтей. На самом дне вяло бурлила густая ярко-красная лужа какого-то раскаленного вещества. От металлических стен отходили подковообразные выступы, нижние части которых, серые и гладкие, напоминавшие графит, были погружены в лужу. Покрытые алыми пузырями волны лениво омывали их.

– Врата в Преисподнюю, – вслух произнесла Кукса Пляма. – Ничего удивительного…

Полюбовавшись на огненную лужу, она обошла площадку и заглянула в одно из отверстий.

На торчащей прямо из стены узкой полочке лежал Пак Ловкач.

В первое мгновение Кукса подумала, что он мертв, и вскрикнула от ужаса, но потом поняла: Ловкач просто дрыхнет, избрав, как обычно, самое неподходящее для сна время.

Заноза заколотила кулаками в полупрозрачную пленку, которая была натянута поперек отверстия. Пленка не поддавалась. Кукса попыталась всадить в нее шпильку, но выкованная кузнецами аксов из закаленного стального дерева “выручалка” неожиданно сломалась.

– Чертова досада! – Она расстроено топнула ногой и, кинувшись к другому отверстию, обнаружила, что там пленки нет.

Кукса вступила внутрь, бормоча: “Как я разозлилась! Из чертовой прорвы железа, которое ушло на этот Чертов Наперсток, можно выковать чертову гору оружия!”

5
{"b":"252837","o":1}