ЛитМир - Электронная Библиотека

Мармадук тем временем нашел то, что искал – стеклянный пузырек. Открыв его, колдун поднес пузырек к носу Пака Ловкача, который как раз зашевелился. Графу показалось, что из пузырька начала выползать молочно-белая змейка, и он удивленно захлопал глазами. Оказалось, что это не змейка, а густой завиток дыма. Он втянулся в ноздри Ловкача, который громко вздохнул и после этого перестал шевелиться.

– Снотворный пар… – прохрипел Мармадук, закрывая и пряча в карман пузырек. – Теперь мальчишка два дня проспит и разбудить его будет невозможно.

Сокольник кивнул, рывком сорвал клеймо с холщового мешочка и тут же испуганно отбросил его подальше от себя. Они с колдуном одновременно вздрогнули, увидев, как мешочек, упав на камни, зашевелился и несколько раз подскочил в воздух, одновременно раздуваясь, увеличиваясь в размерах.

– Ух ты! – воскликнул Сокольник.

Одно за другим, из мешочка показалось пять вытянутых приземистых тел, обросших густыми бурыми волосами. Это было что-то среднее между крысой и собакой породы “такса” – пасти с острыми зубами, остроконечные уши, короткие хвосты и мощные кривые лапы.

– Какие милашки… – зачаровано пробормотал граф и бросил им косынку Куксы. Громко фыркая, гончие сгрудились вокруг нее, обнюхивая, потом одновременно вцепились зубами, разорвали на части и, повернувшись, стремительно умчались прочь.

– М-да, убежали… – задумчиво произнес Сокольник. – По запаху они точно найдут ее?

Мармадук, постанывая и держась за поясницу, встал.

– Найдут, обязательно найдут. И растерзают на части. Ее и того мальчишку, который звезданул меня по голове. Что теперь будем делать, граф?

– Ну-ка, подтолкните его… – проворчал Сокольник, хватая Пака Ловкача за плечи.

С помощью колдуна он взвалил Ловкача себе на спину и, сгорбившись и шаркая ногами, медленно побрел в ту сторону, где была ведущая наверх лестница. Мармадук, охая, причитая и то и дело прикасаясь к своей пострадавшей голове, побрел за ним.

– Не доверяю я вашим гончим, – сказал граф. – Чепуха это все. Вы видели, как дерется девчонка? По традиции три дня после смерти короля казни в Лавериксе запрещены. Значит, акса можно будет казнить только послезавтра. А где его прятать все это время? Теперь, когда Погреба разрушены, где мне его спрятать, а?

– В нашем дворце есть прекрасные темницы… – возразил колдун.

– Какой же вы глупец, Мармадук! – поморщился граф. – Если она смогла проникнуть сюда, то сможет пробраться и туда. Нет, в городе его оставлять нельзя.

– Куда ж вы его спрячете?

Некоторое время Сокольник шел молча, раздумывая над этой проблемой, а потом остановился и сбросил Пака на каменный пол.

– Чего встали? – спросил колдун.

– Я устал, надо передохнуть.

Сокольник повел плечами и присел на корточки, рассматривая безмятежное лицо спящего акса.

– Ага! – воскликнул он вдруг. – Придумал! Лаверикс ведь стоит рядом с побережьям, правильно? А в океане недалеко от наших мест есть остров Лимбо. Вот туда мы его и отправим.

Граф опять взвалил Ловкача на спину и побрел дальше.

– Ну а если это… исчадие зла в юбке дознается, куда мы дели мальчишку, и попытается отбить его в дороге? – высказался свои соображения Мармадук.

– А мы отправим его под надежной охраной.

Мармадук покачал головой и сморщился, потирая затылок.

– Под какой охраной, граф? После смерти короля половина стражников сбежала. Их не хватает даже на то, чтобы охранять дворец. Да и вы ведь знаете про заговорщиков.

– Бывший начальник стражи Харлик, рыцарь Боден Дэвидсон и ростовщик Нилсон, – перечислил граф. – Конечно, мои шпионы следят за ними. Но эти заговорщики – настоящие шуты гороховые. Я никогда не воспринимал их всерьез.

– А все равно, если они нападут на дворец? Или вдруг горожане взбунтуются, когда мы объявим себя новыми повелителями Лаверикса? Нет-нет, сейчас нельзя оставлять замок без защиты.

То, что колдун сказал “когда мы объявим себя повелителями”, не укрылось от внимания Сокольника. Дело в том, что они пока еще не обсуждали, как собираются поделить власть. У каждого были свои планы на этот счет…

– Как вы мне надоели… Почему вы всегда со мной спорите? – проворчал граф. – Ну хорошо, хорошо, я еще подумаю, как решить эту проблему! Пока что надо добраться до дворца.

Они шли дальше, и вскоре впереди показалась каменная лестница, по которой можно было подняться на поверхность. Тени, которыми, как серым лоскутным одеялом был накрыт весь подземный город, постепенно рассеивались – начинался рассвет.

Часть вторая

На ярком солнце

Глава 1

Как всегда с приходом утра магия Госпожи-Луны слабела. Круглый, розовощекий и хорошо выспавшийся за ночь Князь-Солнце показался над горизонтом, взглянул на город Лаверикс и увидел, что за ночь тот довольно сильно изменился. На краю города теперь зиял огромный провал. Горожане, разбуженные грохотом и надсадным воем взлетевшего Наперстка, потихоньку выбирались на улицы и терли глаза, пытаясь понять, что произошло. Самые смекалистые сразу же возвращались обратно и начинали быстренько собирать вещи.

* * *

Еще не успев толком прийти в себя, Заноза поняла, что ее голова пребывает на чьих-то коленях. Глаза распахнулись сами собой, и она увидела лицо склонившегося над ней Бобрика. Кукса резко села и, не обращая внимания на легкое головокружение, рывком повернулась к воришке. Некоторое время они глядели друг на друга, а потом Бобрик потупил взгляд.

– Ты это… – начала Кукса и запнулась. – Зачем пошел за мной?

Бобрик хрипло вздохнул.

– Кажись, я в тебя влюбился, – констатировал он и вытер рукавом нос. – Нашел в кого…

– Что значит, “нашел в кого”? – возмутилась Кукса, услышав такое излияние в чувствах.

– Ты ж акса… да еще и циркачка. Раз – и нет тебя…

– Это так, – вынуждена была согласиться она. – А потому попробуй перебороть себя. По опыту знаю, что это трудно, но мое сердце отдано другому… – С этими словами Заноза решительно встала и огляделась.

Они находились на той же самой каменной полке, с которой начиналось путешествие в погреба. Кресло, забросившее их сюда, лежало под стеной, перевернутое. Теперь здесь было гораздо светлее: вверху зияла огромная прореха, через которую внутрь проникал рассеянный утренний свет, окрасивший крыши подземного города в розовые тона. Акса подошла к краю полки.

– Я, когда еще снаружи стоял, то услышал, как ты назвала колдуна “Синим”, – вспомнил мальчишка. – Почему так?

Кукса пожала плечами.

– Все колдуны и колдуньи делятся на категории. Эта ваша Лагуна была Лиловой, потому что черпала свою силу у Госпожи-Луны…. – Заноза вдруг хлопнула ладонью по своему затылку. – По-моему, ее магия засела в моей голове… Я вначале не поняла, а потом разобралась – Мармадук-то на самом деле Синий. Его колдовство связано с повышенной влажностью, туманом…

– Как связано? – удивился Бобрик. – Что это значит?

– Откуда я знаю? Просто так нас так учили в школе.

– А! – сказал мальчишка с плохо скрываемой завистью. – А я сроду в школе не учился. Вот еще, зачем она мне нужна? Меня и звали туда, просили: иди, Бобер, к нам, в школу, будешь там учиться, но я им говорил… Зачем, говорил, мне ваша школа? Не нужна мне… – он заморгал и умолк под насмешливым взглядом аксы, некоторое время молчал, а потом воскликнул, будто вспомнил что-то новое: – А Желтый? Ведь был еще такой колдун – Желтый! Очень знаменитый. Но о нем в последнее время что-то ничего не слышно…

– Да, был, – согласилась Заноза. – Он и сейчас есть…

Неожиданно ее сердечко похолодело, и она новым взглядом посмотрела на провал в потолке пещеры.

– Наперсток! – ахнула Кукса. – Он улетел! Как же Ловкач?

– Тоже улетел, – заметил Бобрик. – А тебя здесь бросил.

– Это в тебе говорит ревность, – Кукса стала поспешно вытягивать пружинный шнур, до сих пор висевший на том же месте, где она его оставила. – А я уверена, что граф успел вытащить его оттуда. Ловкач очень нужен Сокольнику – только не пойму, зачем. Идем искать графа.

8
{"b":"252837","o":1}