ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мюрад понимал, что его гордая Марджалла близка к тому, чтобы сломаться, и крикнул черным евнухам, чтобы им принесли вина. Он редко прибегал к спиртному, запрещенному Пророком. Его пьющий отец был примером, которому он совершенно определенно не хотел следовать. Но тем не менее иногда вино служило хорошим средством для восстановления сил, особенно вино из кувшина, из которого евнухи налили ему две порции. В кувшин добавляли сильное средство, действующее как возбуждающее.

Вино принесли в кровать, султан взял один из кубков и опустошил его.

— Это не для тебя, Зора, — предупредил он, — но ты, Марджалла, можешь выпить половину кубка. Однако не больше.

Она протянула дрожащую руку и поднесла стеклянный кубок к губам, впервые более чем за год попробовав вино, ей хотелось выпить его залпом, но она сдержалась и, отпив положенное, поставила кубок на поднос, протянутый евнухом. Крепкое кипрское вино как горячее масло провалилось в ее желудок, а потом воспламенило ее кровь. Ее щеки снова порозовели.

Мюрад уже чувствовал на себе действие возбуждающего, но он знал еще один фокус, который поможет ему быстрее восстановить свои силы.

— Поднимитесь с кровати, вы, обе, — приказал он, — встаньте лицом друг к другу у ее изножья.

Обе женщины подчинились, и Эйден гадала, как же еще он собирается мучить ее.

— Зора, моя душечка, я хочу, чтобы ты обняла Марджаллу и успокоила ее, ведь она охвачена страшной болью.

Ужаснувшись его словам, Эйден сделала шаг назад, с отвращением, явно отразившимся на ее лице.

— Ты не хочешь повиноваться мне, моя несравненная? — спросил султан.

Он раскрыл ладонь, на которой катались серебряные шарики, с угрожающим видом показывая их ей и перекатывая из руки в руку.

Эйден содрогнулась.

— Нет, мой господин, я повинуюсь вам, — сдавленно прошептала она и отдалась нежным объятиям белокурой девушки, став на колени, чтобы сравняться с ней ростом.

Ей было стыдно встретиться со взглядом Зоры, но ласки девушки, как ни странно, были нежными и мягкими. Мюрад следил за ними, быстро возбуждаясь, когда груди женщин терлись друг о друга сосками, когда они ласкали ягодицы друг друга. Зора шепотом подсказывала своей упрямой партнерше, что нужно делать, и как-то необыкновенно доброжелательно поощряла Эйден к действию, чтобы ублажить султана.

— Не смущайся, — тихо прошептала Зора так, чтобы Мюрад не слышал.

— Я ненавижу его! — прошептала Эйден.

— Как и я, — последовал поразительный ответ.

— Почему же ты подчиняешься?

— А что еще нам остается делать, как не подчиняться? — спросила Зора.

— Возвращайтесь в кровать, — позвал султан, — а потом, Зора, моя душечка, ты приготовишь ее для меня.

— Конечно, мой господин.

Взяв Эйден за руку, Зора подняла ее и повела к изумрудно-зеленому покрывалу кровати. Женщины забрались на кровать. Зора попросила Эйден лечь на спину и с силой развела ее ноги.

— О-о-о! — Эйден тихонько взвизгнула, когда губы и язык Зоры начали облизывать ее перевозбужденную и чувствительную плоть. Она завела глаза, пытаясь отыскать взглядом Мюрада и боясь, что ее визг обидел его, но султан склонился над ней и ласково поцеловал в губы, одновременно лаская ее груди.

— Ну, моя несравненная, разве рот Зоры не приятен тебе? — Он ласково улыбнулся ей. — Когда она сочтет тебя готовой, моя несравненная Марджалла, я полностью исцелю тебя. — Он повернулся и лег на бок рядом с ней. — Давай, любовь моя, — сказал он, беря ее за руку и кладя ее на свой твердый член. Он куснул ее в губу. — Дай мне твой язычок, милая, — и он стал сосать лакомый кусочек. — Поработай рукой, несравненная, — приказал он и поцеловал ее в веки.

— Она готова, мой господин, — раздался голос Зоры, и белокурая девушка встала с кровати. Мюрад склонился над Эйден со словами:

— Теперь ты можешь идти, Зора, а в награду Заад подарит тебе точную копию моего члена. Можешь оставаться с ним до утра.

— Благодарю вас, господин, — сказала Зора и, сопровождаемая евнухом, торопливо вышла из комнаты.

Мюрад повернулся к Эйден, которая лежала под ним дрожа. Она походила на хорошо настроенный инструмент, полностью подготовленный для игры на нем.

— Скажи мне, что ты хочешь от меня, несравненная? — тихо спросил он, устраиваясь между ее бедер, гладя свое огромное орудие и небрежно перекладывая его из руки в руку.

— Я хочу, чтобы вы занялись со мной любовью, — тихо сказала она.

— Ты хочешь, чтобы я всадил в тебя свое копье и заставил тебя плакать от удовольствия?

— Да.

— Ты хочешь, чтобы я сделал это, по собственной воле? Я не принуждал тебя?

— Да, я сама хочу этого, — всхлипывала она. — Прошу вас! О, прошу вас! — умоляла его она, вконец побежденная.

Не скрывая победного выражения черных глаз, он вошел в нее одним плавным толчком, и она закричала от облегчения, когда он начал двигаться на ней мощными ударами. Зажатая между его мускулистых бедер, она чувствовала, как благословенное облегчение начинает разливаться по всему телу, когда он привел ее к первому оргазму. Неожиданно ее сознание прояснилось, и на место первоначальной болезненной беспомощности пришел страшный гнев от того, что он сделал с ней. К ее удивлению, сознание действовало отдельно от тела, и пока он снова и снова доводил ее до оргазма, избавляя от страшных мук перевозбуждения, мозг позволил ей из какого-то потаенного места наблюдать за тем, что происходит с ее телом. Ее телу стало легче, чего нельзя сказать о ее душе. Когда ее душа и тело снова слились в единое целое, она потеряла сознание из-за сотворенного над ней надругательства.

С победным криком Мюрад опустошил себя и в изнеможении рухнул на бок. Однако через несколько минут он пришел в себя и посмотрел на свою красавицу партнершу. Он привел ее в чувство поцелуями, и, когда к Эйден вернулось сознание, она поняла, что поступает не правильно. Она хотела либо свободы, либо смерти, а ее лишали и того и другого. Теперь она заставит их подарить ей смерть, которую искала. Она притворится перед султаном, что он покорил ее волю, а когда он поверит в это, она убьет его! Тогда у них не останется иного выбора, кроме как убить ее. Это надежный план, и она не чувствовала угрызений совести за страдания, которые доставит Hyp У Бану и Сафии. Ни одна из них не была на самом деле ее другом, решила она. Впрочем, Сафия, вероятно, была.

Однако валида использовала ее, чтобы сохранить благосклонность сына. Она заслуживала наказания за потворство его прихотям. Что касается Сафии, она вряд ли будет горевать по мужчине, который не обращает на нее внимания в течение многих лет. После смерти Мюрада она станет новой валидой, обретя власть вместо потерянной любви. Сафия по крайней мере добрая и относится к ней с искренней доброжелательностью. Сафия — ее настоящий друг. Смерть Мюрада освободит ее так же, как освободит Эйден, и красавицу Зору, и остальных бедняжек, которые оказались добычей этого невероятно похотливого и порочного человека.

Подняв на него глаза, Эйден почувствовала, как краснеют ее щеки, что великолепно подходило для выполнения ее плана. Она прикрыла серые глаза рыжеватыми ресницами.

— О, мой господин, — пробормотала она, — мне стыдно, что я сопротивлялась вам! Откуда мне было знать? Я не знала, и я прошу у вас прощения, уважаемый господин. — Она встала на колени на матрасе так, что ее медные волосы закрыли ее до бедер. Она являла собой совершенную картину полного подчинения.

— Я понимаю, — сказал он. — Отлично понимаю, моя несравненная. Я не дал тебе время оплакать возлюбленного Явид-хана, но я так сильно, очень сильно хотел тебя. — Он поднял ее и страстно поцеловал. — Ты заставляешь мою кровь биться как в лихорадке, Марджалла.

Я не могу насытиться тобой! В течение последних четырех дней твое лицо неотступно стояло передо мной, воспоминания о твоем теле замучили меня! Синан, мой архитектор, приходит ко мне с рисунками домов, над которыми мы думали многие месяцы, а я не могу сосредоточиться и не понимаю, что он говорит. Возможно, сейчас, моя несравненная, когда ты уступила мне, по крайней мере часть моего здравого смысла вернется ко мне. Она ласково улыбнулась ему.

120
{"b":"25285","o":1}