ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Конн покачал головой.

— Я помогу вам, милорд, но не говорите со мной о вознаграждении. То, что я делаю, я делаю ради Бесс. Она дала мне все, но если окажется, что в это втянут Кевен Фитцджеральд, позвольте мне получить право избить его до бесчувствия!

Лорд Берли улыбнулся слабой, безрадостной улыбкой. Поведение лорда Блисса напоминало манеру его старшей сестры, и он кивнул.

— Я собираюсь попросить вас остаться здесь, в Тауэре, милорд, еще ненадолго. На такой срок, чтобы я мог разобраться в этом деле. Ваше пребывание в тюрьме заставит заговорщиков поверить, что все идет так, как они задумали. Тем временем наши шпионы разнюхают, кто они на самом деле и что действительно замышляют. Мне сказали, что вы получили удобную камеру и с вами слуга.

— Да, — сказал Конн, — я справлюсь, но мне не хочется, чтобы моя жена тревожилась без необходимости, учитывая ее положение.

— Молодая леди Блисс показалась мне женщиной с сильным характером, — сказал лорд Берли. — Я понимаю вашу тревогу, но если я позволю вам связаться с ней, тогда она перестанет тревожиться, а кто знает, не следят ли за ней. Нужно, чтобы она по-прежнему выглядела встревоженной и чтобы наши замыслы не были разоблачены. Лорд де Мариско, что думаете вы? Может ли ваша невестка пережить волнения следующих нескольких недель?

— Эйден более вынослива, чем ты полагаешь, Конн, — сказал Адам. — Жаль заставлять ее так тревожиться, но помочь ничем нельзя. С ней будет все в порядке, и с ребенком тоже.

Конн вздохнул.

— Тогда быть посему, — сказал он с отвращением в голосе. — Однако еще одна просьба, милорд Берли. Если в Лондоне вспыхнет чума, вы должны сразу переселить меня. Решено?

— Конечно, милорд. Вам даже не нужно было просить об этом, — ответил Берли.

Конн криво улыбнулся.

— Прошу прощения, если я обидел вас, сэр, но У меня небольшой опыт пребывания в Тауэре.

Уильям Сесил откровенно хмыкнул, а потом позволил себе слегка пошутить.

— Однако мой опыт, связанный с Тауэром, огромен, — парировал он. — Думаю, что пришла пора вам возвращаться в вашу камеру, милорд, чтобы не вызвать ничьих подозрений. Стражники имеют склонность болтать в тавернах, особенно будучи навеселе. — Он позвонил в колокольчик. Немедленно явились стражники. — Отведите лорда Блисса назад в его камеру, — приказал он.

— Прощай, Конн, — сказал Адам. — Я расскажу твоей сестре, что видел тебя, и о том, что стало известно здесь сегодня.

— Передай ей мою любовь, — сказал Конн, — и пригляди за женой. Адам кивнул.

— Ничего не бойся, — сказал он спокойно. — Ока будет в безопасности под нашим присмотром.

— Мы еще поговорим, — сказал лорд Берли, в его голосе звучал скрытый намек.

— Прощайте, милорды, — сказал Конн и вышел из комнаты, но до этого, улучив момент, когда стражник повернулся к нему спиной, он незаметно подмигнул обоим мужчинам.

Когда он ушел, Адам сказал Уильяму Сесилу:

— Нужна вам моя помощь, милорд? Я сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь вам полностью разобраться с этой загадкой.

— Поезжайте домой, милорд де Мариско, — сказал лорд Берли. — По своему опыту я знаю, что ваша жена не очень терпелива, а если она появится здесь, нарушив запрет, это может сильно усложнить наши дела. Расскажите ей правду и передайте, что в данное время я требую, чтобы она хранила молчание. Если нам повезет, мы разгадаем эту загадку в течение нескольких недель, а сейчас ваш шурин в безопасности. Я выдам ордер на арест господина Фитцджеральда, чтобы мы могли допросить его. Судя по вашим словам, милорд де Мариско, весьма вероятно, что этот Фитцджеральд сможет пролить некоторый свет на это дело.

Адам согласился с Уильямом Сесилом, лордом Берли, в его оценке этого случая и, проведя ночь в Гринвуд-Хаусе, направился к северо-западу, по дороге, ведущей из Лондона в Королевский Молверн через плодородные поля Средней Англии. Поездка заняла несколько дней. Он завершил ее в необыкновенно короткий срок. Ему не терпелось уехать из города и вернуться в свой прекрасный дом, который он делил с красавицей женой. Это было спокойное место, особенно в это время года. Свернув с проезжей дороги на гравийную, ведущую к дому, он был умиротворен прекрасным днем, теплым ветерком, воздухом, наполненным ароматом цветов. Конюший поспешил принять его лошадь, а когда он подошел к парадной двери, она распахнулась, и показалась его жена, спешащая встретить его. Он мог бы поклясться, что Скай стала еще красивее за те десять дней, которые он не видел ее. На ней было платье цвета красного вина, отделанное сероватыми кружевами. Ее чудесные волосы находились в восхитительном беспорядке.

— Скай, моя милая! — крикнул он, соскакивая с лошади и раскрывая ей свои объятия.

— О, Адам, — произнесла она, с благодарностью припадая к его груди. — Эйден уехала!

Глава 7

Эйден Сен-Мишель жила в состоянии мучительной неопределенности с тех пор, как ее муж уехал под охраной королевских гвардейцев. В течение нескольких дней она металась между отчаянием и надеждой. Каждый день приезжала Скай, успокаивала и убеждала, что все кончится быстро и благополучно, ведь Конн — всеобщий любимец. Эйден пыталась заставить себя поверить этому, но безрезультатно. Наконец она приказала Мег собирать вещи и закладывать дорожную карету.

— Мы едем в Лондон, — сказала она. — Сегодня же.

— Вам нельзя ехать, миледи, — возразила Мег. — Вы можете навредить ребенку этой дорожной тряской.

— Я никогда не была хрупким созданием, Мег, — последовал ответ. — И со мной, и с ребенком все будет в порядке, но я должна быть рядом с Конном! Здесь я сойду с ума.

— Как же быть с лордом Мариско? Подождите, пока он не вернется, миледи! — взмолилась Мег.

— Кто знает, когда это будет, — сказала Эйден. — Мы выезжаем сегодня же.

— По крайней мере попросите леди Мариско поехать с вами.

— Скай запрещено бывать в Лондоне и при дворе, Мег. Кроме того, я могу обойтись без нее, а ее дети не могут. Собери немного вещей, Мег. Если нам повезет, мы вернемся домой быстро.

Мартин, кучер, мужественно вынес все наставления Мег о том, как нужно ехать. И он, и его помощник Том старались с осторожностью управлять большой, неуклюжей каретой, пока они добирались несколько дней до Лондона. Путешествие заняло намного больше времени, чем обычно, но Эйден была довольна, поскольку неуклонно приближалась к Лондону, месту, которое было целью ее поездки. Она даже согласилась отдохнуть целый день после того, как они добрались до спокойного Гринвуд-Хауса. Слуги удивились ее приезду, ведь лорд де Мариско уехал всего два дня назад и ничего не говорил о приезде леди Блисс. На следующее утро она стала думать, как узнать, где ее муж.

— Королевы нет в городе, — сказала она Мег, — двор тоже уехал, и поэтому мне не к кому обратиться за помощью. Не думаю, что можно просто пойти в Тауэр и потребовать, чтобы они сказали, что с моим мужем.

— Нет, миледи, я считаю, что это так не делается, — ответила Мег, которая на самом деле знала об этом больше, чем сама Эйден. — Думаю, вам нужно кого-нибудь послать туда.

— Кого? Я не могу послать лакея. С ним не станут разговаривать.

— А если послать вашего кузена, господина Кевена? — сказала Мег. — Может статься, он все еще в Лондоне. Как называется гостиница, в которой он собирался остановиться?

Эйден долго вспоминала.

— «Лебедь», — сказала она, — но он, вероятно, уже давно уехал в Девон.

— Не обязательно, — возразила Мег. — Это его первый приезд в Лондон, и я уверена, что ему захочется задержаться здесь на некоторое время и повеселиться. Он молодой человек, миледи, а такому человеку, как он, когда еще доведется увидеть этот город снова? После возвращения в Ирландию он проведет остаток своих дней на землях вашего деда. Наиболее вероятно, что это его единственная возможность порезвиться.

— Пошли лакея в «Лебедь», Мег, и, если мой кузен там, пусть наш человек привезет его сюда! — возбужденно сказала Эйден.

53
{"b":"25285","o":1}