ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы очень добры, милорд Берли, — сказала Скай со сладкой улыбкой, которая ни на секунду не обманула Уильяма Сесила. — Мы в самом деле расширим и усилим наши поиски. Так, значит, королева снова добивается брачного союза с Францией? Маленький герцог вдвое моложе ее, но он очаровательный мальчишка. — Скай опять улыбнулась.

— Мне кажется, что из всех, кто знает ее, мадам, исключая меня, вы знаете ее лучше всего, — сказал Уильям Сесил.

— Брак не состоится, — сказала Скай. — Она всего лишь ищет, чем бы ей развлечься. Она стареет, как и все мы, и иногда ей становится страшно. Она тоскует по своей молодости. Что хорошего принесет ей брак в ее возрасте, милорд? Она ведь, конечно, не может иметь детей?

— Врачи уверяют нас, что может, — ответил лорд Берли, — и на этот раз я не так уж не уверен в серьезности ее намерений относительно брака. Законный наследник положил бы конец всем этим тайным проискам.

— Похоже, мне предстоит удивиться, — сухо сказала Скай.

Едва уловимая улыбка скользнула по губам лорда Берли и исчезла так быстро, что ни Скай, ни Адам, ни Конн не были уверены, действительно ли они видели ее. Уильям Сесил больше не интересовался их делом, и они поняли, что теперь им самим придется искать Эйден, независимо от того, что с ней случилось. Им не станут мешать, но и помогать не будут.

Было нанято несколько глашатаев, и они стали разгуливать по берегу реки, предлагая вознаграждение любому лодочнику, которой мог бы сказать, на какой корабль в лондонском Пуле ночью в конце июня отвезли троих пассажиров. Адам уже говорил с начальником порта и узнал, что ночью двадцать четвертого июня из лондонского Пула вышли пять кораблей. Прошло несколько недель, но сведений не поступило. Конн от переживаний начал худеть. Каждый день глашатаи повторяли свое предложение, и каждый день за вознаграждением приходили несколько лодочников, но никто не назвал правильно ни состава пассажиров, ни настоящее их число, ни то, что вообще отвозил на корабль пассажиров, соответствующих данным описаниям. Скай начала сомневаться, что разыскиваемые ими люди вообще уехали из Лондона. Кроме того, они могли уехать по суше и покинуть Англию через другой порт.

Наконец месяц спустя к дверям Гринвуда подошел какой-то лодочник, и был впущен в дом, когда сказал, что обладает нужными сведениями. Держа шапку в руке, он преклонил колени перед Скай, но она заставила его подняться.

— Внимательно ли ты слушал глашатая, человек? Знаешь ли ты, кого мы ищем?

— Да, миледи. Я отвез леди и двух джентльменов на корабль в лондонский Пул в ночь на двадцать четвертое июня! Они показались мне странными, но такому человеку, как я, лучше не задавать вопросов. Один джентльмен был разговорчив, и, как мне кажется, он ирландец. Другой, хоть и не говорил достаточно громко, чтобы я мог сказать точно, но он был иностранцем, в этом я уверен.

— Что ты можешь сказать о женщине? — спросила Скай.

— Да я ее и не разглядел, но она была без сознания. Ее муж, этот ирландец, сказал, что она не привыкла к хорошему вину и опьянела. Когда они поднимали ее на корабль, капюшон свалился с ее головы, и я увидел, что у нее рыжие волосы.

— Это Эйден! — возбужденно воскликнул Конн.

— Как назывался корабль? — спросила Скай.

— «Газель», миледи.

— В списках он есть, — сказал Адам. — Это торговое судно из Алжира.

— Из Алжира? — разом воскликнули Скай и ее брат.

— Так я получу вознаграждение, миледи? — с надеждой в голосе спросил лодочник.

— Да, — ответила Скай, — получишь, потому что ты действительно заслужил его. — И, сунув руку в шкатулку, стоящую на столе в библиотеке, вынула кошелек и вручила его лодочнику. — У тебя есть семья? — спросила она.

— Да, миледи.

— Тогда отдай половину своей жене прежде, чем пойдешь и напьешься, — улыбаясь, приказала она.

Его глаза округлились, когда он ощутил тяжесть кошелька на своей ладони. Он ушел, неловко поклонившись в знак благодарности.

— Зачем Кевену было тащить Эйден на борт корабля, готового к отплытию в Алжир? — спросил Конн.

— Возможно, корабль должен был зайти в какой-нибудь порт, прежде чем плыть в Алжир, Конн, — сказал Адам. — Мы должны выяснить, заходила ли «Газель» куда-нибудь до того, как она доплыла до Алжира.

— Зачем вообще было похищать Эйден? — вслух размышляла Скай. — И кто был спутником Кевена Фитцджеральда? На все эти вопросы нужно найти ответы. Сначала надо выяснить, часто ли заходит «Газель» в Лондон, а если заходит, мы можем что-нибудь узнать о ее хозяине.

То, что они узнали, конечно, не порадовало их.

"Газель» обычно плавала между Алжиром и Лондоном, не заходя по дороге ни в какие промежуточные порты. Хотя она привозила в Англию фрукты, изделия из сафьяна и обычную кожу, а назад увозила шерсть и олово, ходили слухи, что ее капитан, испанский вероотступник по имени Рашид аль-Мансур, торговал также молодыми девушками. Доказать это было невозможно, однако косвенные свидетельства тому существовали. Дальнейшие розыски помогли установить имя содержательницы публичного дома, которая, когда к ней пришли, сначала отпиралась, но, получив золотую монету, призналась, что продала девственниц-блондинок Рашиду аль-Мансуру всего несколько недель назад, перед его отплытием из Лондона.

— Не понимаю, — сказал Конн, когда они вернулись в Гринвуд. — Эйден не блондинка и не девственница, она не очень молода и не красавица. Почему Кевен Фитцджеральд взял ее на борт корабля, направляющегося в Алжир?

Ответов они не могли найти. А потом однажды днем в Гринвуд приехал клерк из торгового дома, принадлежащего Скай и ее деловому партнеру, сэру Роберту Смоллу, и попросил разрешения повидать леди де Мариско. Его провели к ней и, получив разрешение говорить, он сказал:

— Один из голубей, которых вы используете в качестве почтовых, вернулся на голубятню совсем недавно. Это была не наша птица, миледи, однако, когда мы вынули письмо, которое она принесла, мы увидели, что оно адресовано вам. Меня немедленно послали к вам. Мне ждать ответа?

Волна возбуждения охватила Скай, и она сказала:

— Скажи мне, какого цвета этот голубь?

— Коричневый с белым, миледи.

— Это один из голубей, которых держали Робби и Халид эль-бей, когда были компаньонами, чтобы связь между ними никогда не прерывалась. Птицы жили на голубятне в нашем доме, который сейчас принадлежит Осману. Что хочет Осман сказать мне? Сейчас у меня нет никаких связей с Алжиром. — Она развернула записку и аккуратно разгладила ее, расправляя складки пергамента. Она медленно просмотрела написанное, а потом, оторвавшись, сказала ожидающему клерку:

— Сейчас ответа не будет, но держи птицу, принесшую послание, наготове. Ее надо хорошо кормить, поить и дать ей отдохнуть.

— Слушаюсь, миледи, — сказал клерк и, пятясь, вышел из комнаты.

— В чем дело? — спросил Адам де Мариско жену.

— Эйден в Алжире. Ее привез наш приятель Рашид аль-Мансур и продал дею. Тот послал ее в Стамбул в качестве подарка султану. Какой же я была дурой! Белокурые и светлокожие девственницы в самом деле высоко ценятся на Востоке, но это также касается и светлокожих женщин с рыжими волосами! Но какую роль в этом деле играет Кевен Фитцджеральд и его приятель? Нам нужно ехать в Алжир!

— Конну надо ехать в Алжир, — спокойно сказал Адам. — Ты не можешь ехать, Скай, и ты знаешь это.

— Я, конечно, должна ехать, Адам. Я знаю Осман-бея и знаю Восток.

— Сейчас тебе запрещено уезжать из Англии, Скай, и я не позволю тебе снова сбежать и подвергнуть опасности всю нашу семью. Разве ты забыла о нашей дочери, Велвет, и об обещании, которое ты дала своей дочери Дейдре, — никогда не уезжать от нее снова? Конн должен ехать в Алжир, чтобы узнать об этом деле.

О" может поехать с Робби, который завтра возвращается из Девона. Робби знает Алжир так же хорошо, как и ты, и он тоже знаком с Османом. Твой брат мужчина, и это его проблема. Ты больше не О'Малли, малышка. Теперь твоей главной заботой является твоя собственная семья.

70
{"b":"25285","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Перекресток Старого профессора
Рой
Бегущая с Луной. Как использовать энергию женских архетипов. 10 практик
Знаки ночи
Родео на Wall Street: Как трейдеры-ковбои устроили крупнейший в истории крах хедж-фондов
Женщина справа
Земля лишних. Два билета туда
Один день из жизни мозга. Нейробиология сознания от рассвета до заката
Будущее вещей: Как сказка и фантастика становятся реальностью