ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Пистолет Яра Альта валялся рядом. Такое оружие мог носить только сверхофицер Охраны Крови.

Гром Альт осмотрел пистолет. В нем не осталось пуль. Не такой был фаэт его врат, чтобы иметь в заряднике только один патрон, истраченный на самого себя. А на кого были истрачены остальные?

Гром Альт со смешанным чувством сожаления и брезгливости, раздумывая, смотрел на застывшее тело брата. При его жизни они никогда не были дружны. Яр Альт вечно притеснял младшего брата. И вот он лежит у его ног мертвый, тем самым давая ему возможность дотянуться до новой ступеньки в карьере.

Грому Альту так понравилось сравнение трупа со ступенькой, что он не удержался и поставил ногу на тело брата, но тотчас отдернул ее и заторопился вон из тошнотворно душной комнаты в сад, а затем прямо к диктатору.

Попасть к диктатору, несмотря на все поразительные новости, которые нес к нему Гром Альт, было не просто.

Бесстрастный шкаф-секретарь ничего не поймет. Для него не существует никаких чувств, а роботами охраны и дверными автоматами кабинета диктатора управляет только этот безмозглый ящик.

Сказать шкафу правду — значит наверняка получить отказ, потому что дурацкий автомат тотчас запишет в свою машинную память все обстоятельства дела и направит для расследования офицерам Сыска, которые ненавидят офицеров Охраны Крови. Диктатору рискнут доложить происшествие только после заключения офицеров Сыска, которые, конечно, оттеснят Грома Альта.

И потому Гром Альт решил соврать шкафу-секретарю, выдумав версию о том, будто имеет для диктатора важнейшее сообщение, которое ему поручила передать сама Мада Юпи, встретившая его на пути к Мысу Прощания. Ведь она его двоюродная сестра!

— Ты можешь сообщить мне содержание слов прекрасной Мады, — забубнил сундук, набитый электроникой. — Величайший из великих познакомится с этим, проверяя мои дневные записи.

— Мне нечего сообщить тебе, заслуженный страж памяти. Я должен передать величайшему из великих, светлейшему из ярких один предмет. Если бы ты, страж памяти, мог сам отнести величайшему из великих этот предмет, я был бы спокоен.

Проклятый шкаф еще долго упрямился, но потом все-таки уступил.

Шкаф-секретарь бесстрастно доложил диктатору, что офицер Охраны Крови Гром Альт умоляет о приеме без посредства экрана.

Диктатор был очень занят. У него было совещание высших военных чинов, которые, конечно, не были к нему допущены, а лишь присутствовали на экранах, расставленных в его кабинете. Накануне войны распада никто не имел доступа к Яру Юпи. Своих хозяев из Совета Крови он боялся, пожалуй, больше, чем подчиненных. Наконец совещание окончилось.

— Офицер Охраны Крови Гром Альт, — проскрипел шкаф-секретарь, — ты можешь пройти в дверь, чтобы склонить колена перед светлейшим из светлых.

Гром Альт, волнуясь, вошел в невзрачный кабинет диктатора, боясь поднять голову и взглянуть в лицо создателя «учения ненависти». Так же, как и брат, он всячески подражал диктатору в своей внешности.

По ритуалу Гром Альт преклонил колено и, смотря в пол, дрожащим голосом рассказал о кровавой дорожке, ведшей в покои прекрасной Мады, и о трупах, обнаруженных им там.

— Презренный робот Охраны! Что ты тут мелешь?

— Пусть гнев твой обрушится на подлых убийц, замышлявших зло против тебя и твоей несравненной дочери, след которых мне лишь удалось обнаружить. Я скорблю об участи брата и счастлив, что твоя дочь не стала жертвой подлого заговора.

— Заговора? — заорал диктатор и весь передернулся.

Он стоял со сжатыми кулаками и безумными глазами смотрел на перепуганного офицера, который не знал, что теперь последует.

Яр Юпи размышлял лишь мгновение. Открытие неумеренно ретивого офицера Охраны Крови могло спутать ему все расчеты, вынудить к отмене только что данных военным указаний.

И Яр Юпи расхохотался.

— Вот как?! — сквозь смех выкрикивал диктатор. — Ты приносишь мне весть о безмерном горе фаэтов, не смогших перенести разлуки с несравненной моей Мадой?

— Я имел в виду совсем другое.

— Безмозглое насекомое! Отвечай на мои вопросы.

— Я трепещу.

— Отчего умер Яр Альт, мой сверхофицер?

— От отравленной пули.

— Кто имел такие пули, кроме него самого?

— Никто.

— Так не ясно ли тебе, пресмыкающееся, что влюбленный в прекрасную Маду сверхофицер покончил с собой в ее комнате в знак своей безысходной тоски по ней?

— Но труп няньки?…

— А разве та не была привязана к своей госпоже? Разве ее душонка не понимала, что с отлетом госпожи на другую планету она станет обычной круглоголовой, ничтожной и презираемой, как то и должно быть?

— Как? И она сама себя? — поразился Гром Альт, вспоминая рану на горле Луа и весь дрожа от мысли, что не угодил диктатору.

Да, он действительно не угодил Яру Юпи. Тот вовсе не был расположен сейчас, когда в любое мгновение могли погибнуть сотни миллионов фаэтов, выяснять, почему убиты всего лишь двое. Тем более что это могло задержать космическую экспедицию, призванную спасти жизнь Мады.

«Однако этот молодчик из Охраны Крови едва ли смолчит».

И диктатор ласково поднял с коленей трясущегося от страха офицера.

— Мой добрый страж Гром Альт! У тебя есть все основания занять место покончившего с собой брата. Благодари судьбу, что истинные фаэты — рабы своих чувств. Если ты когда-нибудь полюбишь прекрасную фаэтессу и она не ответит тебе взаимностью, поступай так, как сделал твой старший брат. Но позволь мне, гордящемуся своей дочерью, которая способна пробуждать столь сильные чувства, отблагодарить тебя за верную службу и принесенное мне радующее сердце отца известие. Я покажу тебе сокровище своей коллекции цветов, равного которому нет на Фаэне. Эти цветы так же прекрасны, как фаэтессы нашей мечты. Вдохни их аромат.

Гром Альт послушно подошел к нише, где виднелись изумительной красоты цветы, синие, как предночное небо, с золотыми искрами загоревшихся звезд.

— Как тебе нравится этот запах, мой верный страж? — спросил Яр Юпи, отвернувшись в сторону.

— Я никогда не вдыхал ничего более пленительного. Я чувствую необычайную легкость во всем теле. Я хотел бы летать.

— Может быть, и ты когда-нибудь полетишь, как летит сейчас несравненная Мада. Если она откроет годную для жизни планету, то немало длиннолицых полетит туда, чтобы сделать новые материки континентами «высших».

— Эти слова надо высекать на вечном камне. Каждая мысль здесь подобна взрыву распада, она так же сверкает и так же повергает ниц.

— Запах цветов, несомненно, вызывает твое красноречие. Закажи себе камзол сверхофицера Охраны Крови.

Счастливый Гром Альт, никак не ожидавший такого поворота дела, вылетел, как на крыльях, из кабинета диктатора.

Если бы шкаф-секретарь хоть как-нибудь разбирался в чувствах живых фаэтов, он заметил бы необычайное состояние Грома Альта. Но шкаф был лишь машиной и просто отметил, сколько времени пробыл у диктатора посетитель. Совсем немного…

И совсем немного времени понадобилось Грому Альту, чтобы почувствовать себя плохо. Он свалился в казармах Охраны Крови и умер в страшных мучениях.

Автоматический секретарь тем временем приступил к докладу о состоянии военных сил после объявленной диктатором подготовки к началу войны распада. Но Яр Юпи в бешенстве отключил энергопитание назойливого шкафа: он наблюдал на экране за последними мгновениями старта экспедиции на Зему, мысленно провожая свою дочь. Всем своим существом он переживал расставание с нею и больно сжал ладонями виски.

Он видел, как Мада с каким-то странным выражением лица обвела глазами космодром, задержалась взглядом на океане с белыми полосами пены на гребнях воли и вошла в подъемную клеть. За нею следом вошел и фаэт — очевидно, с того континента.

На мгновение Яру Юпи стало неприятно от того, что кудрявый полукровка находится так близко к его дочери, но потом он вспомнил, что она все-таки останется живой. Он тяжело вздохнул. У него было ощущение, что он встал на крутую, скользкую плоскость. И не может удержаться. А внизу — бездна.

13
{"b":"252852","o":1}