ЛитМир - Электронная Библиотека

Вряд ли стоит описывать следующий месяц жизни экспедиции. Он был полностью отдан монтажу подземной атомной электростанции и оборудованию жилья – изнурительной работе, когда порой приходилось использовать даже такие примитивные орудия, как лом и рычаг.

После запуска реакторов можно было бы и отдохнуть. Но на путешественников навалились новые заботы: запасы урана, тория и других ядерных материалов подходили к концу; продовольствия оставалось не более чем на два месяца. Все должны были превратиться в геологов и отправиться на поиски радиоактивных элементов.

На первых порах исследовали горные породы в пещерах, но подземная геологическая разведка не дала положительных результатов. После нескольких дней напрасного труда стало ясно, что за ураном надо отправляться куда-то дальше.

Врачи экспедиции – Алена и Вроцлавский – не теряли времени даром. С помощью поляризатора радиоактивного излучения они истребили болезнетворные бактерии в пещерном лабиринте и в окрестностях аэродрома; изготовили и привили каждому из путешественников специальные универсальные вакцины против возможных квартянских болезней.

Члены экспедиции сняли скафандры. Впервые за много лет ученые вдохнули воздух вольной природы.

Глава VII

Свет в долине

Группа Навратила осталась в подземелье, чтобы закончить строительство жилых помещений и позаботиться об атомной электростанции, а группа Молодиновой отправилась в поход за атомным топливом. Сначала исследовали отвесную каменную стену у главного входа в лабиринт. Показания приборов и геологическая структура скал давали надежду, что где-то поблизости должны быть значительные залежи полезных ископаемых, но начинать работу в этих местах едва ли стоило.

Выше был найден еще один ход, который вел в глубину скального массива.

Замечательно! – воскликнула Молодинова. – Похоже, сама природа экономит наши силы. Наверное, она жалеет, что так негостеприимно встретила нас.

Прожекторы осветили широкий коридор. Он сразу же круто повернул налево, а затем устремился вверх. Подъем становился все тяжелее.

Далее коридор расширялся, переходя в пещерный зал.

Я нашел жилу вольфрама! – послышался голос Чансу.

А я – цинк и молибден, – добавила через минуту Молодинова.

Грубер обошел пещеру и заглянул в одно из отверстий в стене.

Сказка! – закричал он, испугав всех. – Идите скорее сюда! Спорим, что ничего подобного вы еще не видели!

Когда путешественники подошли, Грубер исчез в глубине скалы. За ним осторожно двинулись и другие. Едва они вошли в пещеру, как их ослепило яркое сияние. Свет прожекторов тысячами бликов отражался от золотой стены.

Грубер быстро открыл бутылочку с кислотой и капнул из нее на один из выступов.

Это в самом деле чистое золото! Мы попали в золотую пещеру!

Изумленная Молодинова быстро опомнилась:

Это действительно прекрасная находка, но намного полезнее был бы уран или торий. Из золота много энергии не получишь.

Это так! – согласился Грубер. – Но вспомните, какую роль оно сыграло в истории человечества на Земле. Может, окажется полезным и здесь. Не исключена возможность, что мы скоро встретимся с квартянами и что золото для них – такое же платежное средство, каким оно было раньше на Земле. Оно не помешает, если придется торговать с ними. Да и в случае конфликта, возможно, некоторых из них за золото переманим на свою сторону...

Вы способны на такой подлый поступок, Грубер?! – ужаснулась Молодинова. – Если встретимся здесь с разумными существами, будем обращаться с ними по-дружески. Они не ответят нам злом за добро!

Ну, конечно же, конечно! – оправдывался Грубер. – Разве вы не поняли, что я шучу?

Простите, не поняла вас. Мне казалось, что с вопросами войны и мира не шутят.

Грубер прикусил язык, ругая себя за то, что так неосторожно выдал свои мысли.

Продолжим исследования, время не ждет! – попытался выручить товарища Краус.

У входа во второй зал он подошел к Груберу, будто невзначай толкнул его локтем в бок и насмешливо прошептал:

Герой!

Грубер промолчал.

Через несколько минут был найден свинец. Ему обрадовались больше, чем золоту: там, где есть свинец, должен быть и уран.

И действительно, в соседних залах приборы зафиксировали повышенную радиоактивность.

Молодинова взглянула на часы.

Мы победили. Но на сегодня – достаточно.

Если уж мы так далеко забрались, стоило бы посмотреть, куда ведут эти подземные ходы, – предложил Краус. – Мы поднялись более чем на сто метров над входом в пещеру, – возможно, вершина скалы где-то поблизости.

Любопытство одолело усталость. Ученые двинулись вперед. Краус, все время шедший первым, вдруг обернулся и воскликнул:

Вижу небо!

Через несколько минут путешественники оказались на маленькой площадке, окруженной дикими скалами. Оба больших солнца давно скрылись за горизонтом. Среди мерцающих звезд сияла только красная Проксима.

Грубер забрался на громадный плоский обломок скалы, осмотрелся вокруг. Глазам его открылся чудесный вид – котловина, в центре которой блестело озеро.

«Не иначе, из этого водоема и берет начало наш ручей, – подумал он и повернулся в другую сторону. – Подождите-ка, а это что?»

В широкой долине сияли сотни огней...

Идите все сюда! Может, глаза меня обманывают... Я нашел город, освещенный электричеством!

Не успел Грубер обернуться, как все стояли возле него.

Значит, я не ошиблась! – прошептала Молодинова и поспешно включила передатчик. – Говорит группа Моло – диновой. Вы слышите нас, Навратил?! Слышите нас, товарищи на «Луче»?! Мы обнаружили город разумных существ. Деталей пока не можем разглядеть даже в бинокль. Нам мешает лес, а свет от нас чересчур далеко. Он имеет желтоватый оттенок: такой свет давали древние электрические лампочки...

* * *

На аэродроме Всемирной Академии наук горят тысячи огней. Зеленые лучи и мощные прожекторы указывают путь мчащемуся по стартовой полосе ракетоплану «Ракета». Вот он отрывается от земли и исчезает во тьме беззвездной ночи.

Только над сплошной пеленой облаков и мглы появляется веселая Луна и небо с едва заметным созвездием Центавра. Первый взгляд доктора Заяца и инженера Краскина направлен именно туда, к трем скромным звездочкам.

Боюсь, что наше сообщение придет слишком поздно, – нарушает молчание доктор Заяц. – За месяц мы вряд ли установим все четыре передатчика...

Ну, я больший оптимист, чем вы, – улыбнулся инженер Краскин. – Я уже бывал в Африке и знаю ее людей. Работал на строительстве гидроцентрали на водопаде Виктория, принимал участие в строительстве атомной электростанции в Зимбабве и наблюдал за регулированием уровня воды на реке Замбези. Вы не можете себе представить, с каким воодушевлением работают люди, освободившиеся от колониальной тирании. Не сомневаюсь, что замечательный народ Родезии поможет нам достроить передатчик даже раньше, чем запланировано.

Краскин разложил на столике карту Южной Африки.

Металлургический завод у водопада Виктория был недавно переоборудован и приспособлен к новому способу плавки. Он производит сталь непосредственно из руды. Это означает, что специальную конструкцию изготовят быстрее, чем за четырнадцать дней, на которые мы рассчитываем. В Зимбабве, как вы знаете, для передатчика уже готовят площадку. В Капири-Мпоши место нам приготовила сама природа. Единственной задержкой станет постройка передатчика в устье Замбези, но и там мы найдем выход. Построим его прямо на скалах. Если организуем работу правильно, передатчик сдадим вовремя.

Самолет приземлился на аэродроме недалеко от Ливингстона. Ученые пересели в вертолет и отправились к знаменитому водопаду Виктория. Даже в кабину пассажиров доносился мощный рев падающей с высоты 110 метров реки. Два потока вдоль берегов, скованные волей человека, были вынуждены работать ему на пользу. И только середина прекрасного водопада оставалась в естественном виде – к радости туристов, которые приезжают сюда со всего мира.

13
{"b":"252857","o":1}