ЛитМир - Электронная Библиотека

Нет. Я сам с нетерпением его жду. Говорил, что только осмотрит джунгли поблизости. Надеюсь, что с ним ничего не стряслось. Выстрелов не было слышно, а он, насколько я его знаю, палил бы как сумасшедший при первом же намеке на опасность.

Не успел он это произнести, как из зарослей опрометью выскочил Грубер. Оба собеседника испуганно обернулись.

Беда, беда! В поселке «невидимых» – ящеры! Гигантские! – Он пошатнулся и упал на песок, его выпученные глаза лихорадочно блестели. – Быстрее отвязывайте «Ласточку»!

Через несколько секунд все трое уже сидели в кабине, и ракетоплан мчался по реке.

Держись левого берега, чтобы нас не увидели из поселка! – посоветовал Краусу запыхавшийся Мак-Гарди.

Лучше поднимись в воздух, ящеры ползут за нами... И впереди тоже они, – бормотал Грубер.

Где? – вздрогнул Краус. – Где ты видишь ящеров, покажи! Ну-ка, посмотри, что у него в сумке, – кивнул он головой Мак-Гарди и сбавил скорость. – Подозреваю, что он снова напился.

Мак-Гарди склонился над Грубером:

Пьян в стельку. Чувствуешь, как пахнет?

Сядь на мое место, – попросил его Краус. Медленно поднялся с кресла и выпрямился. – Я сам с ним разберусь. Итак, наш «товарисч» тайком ходит за бананами... – Он резко толкнул Грубера. – Сколько ты их съел? Говори, иначе будешь помнить меня до новых веников!

Только два-три... Так, ничего, мелочи... Поверь мне, ради бога, здесь полно ящеров...

Краус покраснел от гнева и свалил пьянчугу на пол:

Больше никаких бананов – понял? По крайней мере, пока. Ни кусочка!.. Мы поняли друг друга – правда?

Мак-Гарди молча кивнул.

«Ласточка» приближалась к горной гряде. Недалеко от узкого ущелья в реку впадал ручей.

По этому ручью будет удобно пробраться в горы, – сказал Мак-Гарди. – А там уж что-нибудь найдем.

Сперва сплаваем на лодке, – решительно сказал Краус. – Возможно, здесь не очень глубоко, как бы «Ласточка» не застряла.

Причалили к берегу и привязали «Ласточку» несколькими тросами к самым толстым деревьям. Грубера связали, чтобы не натворил чего-нибудь под пьяную руку; ракетоплан тщательно заперли и отправились в дорогу.

Мак-Гарди греб, а Краус с ружьем в руках внимательно осматривал местность. Вдоль ручья раскинулись джунгли, ставшие уже привычными для путешественников. Кое-где в зарослях сияли светящиеся плоды, о которых сообщала группа Молодиновой из Долины огней. Перепутанные лианы, водоросли и поваленные деревья мешали движению, и утомившимся беглецам приходилось часто сменять друг друга на веслах.

Вот досада! Это я дал маху! – сокрушался взмокший Краус. – Забыл на складе подвесной мотор. Мы могли бы ехать, как господа, только брызги летели бы во все стороны... Эх... Не могу спокойно думать об этом! – ударил он кулаком по борту резиновой лодки.

Джунгли все время редели, пока не сменились низким кустарником. Долина реки неожиданно расширилась. Беглецы достигли местности, напоминавшей болота пермского периода Земли. Растения здесь выглядели совсем иначе, чем в джунглях. Преобладали два вида: высокие стройные деревья с чешуйчатой корой и похожими на языки листьями желто-зеленого цвета и густые кусты с рыхлыми стволами и правильными веерами узких тонких листьев, как у наших хвощей.

Большое желтое солнце изнуряюще припекало. Оранжевое приближалось к горизонту, – как раз в том месте, куда направлялся лодка с людьми.

Яркий свет слепил глаза. Краус надел большие темные очки, а Мак-Гарди прикрывал глаза рукой. Оба пристально осматривали местность впереди.

Вдруг вода возле лодки покрылась рябью. Мак-Гарди энергичным движением весел остановил лодку, напряженно вглядываясь в воду.

Крокодил! – воскликнул Краус, когда над водой появилась широкая приплюснутая голова с разинутой пастью.

Как и путешественники, необычная рептилия была поражена неожиданной встречей. Крокодил проворно рванулся вперед и исчез. Только взбаламученная вода и редкие всплески хвоста показывали, куда он плывет. Он направлялся к поваленному стволу, на котором грелся еще один ящер длиной, по меньшей мере, метра в два.

Над болотом разнеслась барабанная дробь выстрелов. Подстреленное пресмыкающееся широко разинуло вооруженную мелкими зубами пасть и медленно съехало со ствола в воду, показав желтое с фиолетовыми пятнами брюхо.

Над зарослями хвощей закружило несколько длинноногих птиц с крепкими клювами. Тоскливо каркая, они исчезли из виду.

Греби быстрее, пора уже выбираться из этого проклятого болота! – мрачно сказал Краус. – В горах будет безопаснее.

Миновали несколько крутых поворотов, а болото все не кончалось. Казалось, горы непрерывно отступали и освобождали место бескрайним топям. Даже ветер не помогал путникам. Он незаметно изменил направление и теперь резко дул прямо в лицо, засыпая глаза песком с нагорья. Большое желтое солнце зашло, все небо покрыли багровые облака – предвестники непогоды.

Наконец глазам обессиленных беглецов открылось устье котловины. Ее фантастические неровные стены в тусклом багряном освещении произвели на Крауса и Мак-Гарди гнетущее впечатление; им невольно почудилось, что они заплыли в бурное море, которое, повинуясь взмаху волшебной палочки, мгновенно окаменело. В каньоне ветер утих, зато с еще большей силой завывал вверху в расселинах и складках лавовых потоков.

Чем ближе беглецы подплывали к горам, тем более диким становился каньон. То тут, то там свисали широкие каскады застывшей лавы, образуя дугообразные мостики над головой.

Перед одним из таких мостиков лодка остановилась.

Полный штиль, а места хватит и для «Ласточки», – сказал Краус. – Здесь ей не причинит вреда самая сильная буря. На сегодняшнюю ночь переправим ее сюда, а завтра будет видно.

Мак-Гарди молча вытащил из кармана шнур с маленьким свинцовым грузиком, опустил его на дно.

Глубина больше трех метров, этого хватило бы даже для «Луча», – сказал он с облегчением. – Однако, нужно еще измерить глубину болота.

Измерим на обратном пути, когда утихнет ветер.

* * *

Грубер очнулся от резкого удара в стенку ракетоплана.

С минуту он тупо смотрел перед собой. Потом почувствовал жгучую боль в конечностях.

«Уж не переломал ли я руки и ноги?» Грубер попытался подняться и только тогда понял, что связан. Он беспомощно перекатился с боку на бок, испуганно осмотрелся. Кабина ракетоплана тонула в багровых сумерках. В ней никого не было.

Краус!.. Мак-Гарди!.. – отчаянно закричал Грубер. – Мак-Гарди, Краус!

Ни звука. Только внизу под ракетопланом между поплавками плескались волны, да издалека долетал вой ветра.

Связанный бешено рванулся и прижал ухо к стене.

«Идет дождь...» – подумал он смущенно, услышав монотонный шум. Скользнул взглядом по расположенному напротив иллюминатору. На стекле не было ни одной капельки. Только кровавое небо угрожающе заглядывало в кабину.

Краус, Мак-Гарди, где вы?.. – с ужасом вырвалось у него. – Почему сбежали?.. Неужели вы хотите, чтобы я здесь погиб, как зверь?

Грубер напряг все свои силы, пытаясь разорвать путы. Но они лишь глубже врезались в тело.

Мерзавцы!.. Негодяи!. – кричал он, катаясь по полу.

Только наткнувшись головой на ножку кресла, Грубер опомнился. Понемногу начал понимать, что ярость сейчас плохой помощник.

Грубер долго лежал неподвижно, набираясь сил. После осторожно ощупал веревки на коленях. Они были затянуты не так туго, как могло показаться, и довольно легко соскользнули вниз. Таким же образом удалось освободить и руки.

Конечности так затекли, что Грубер с трудом дополз до кресла пилота.

И рычаг управления спрятали, чтобы я не мог двинуться с места! – прохрипел он, взглянув на пульт. – Выдам их, выдам! Все о них расскажу, все!

Дрожащей рукой Грубер включил радиостанцию, настроил ее на частоту, которая использовалась для связи между группами. Щелкнул тумблером приемника, чтобы проверить настройку.

...Ваша правда, товарищ Навратил, – послышался знакомый баритон Фратева. – В целом все не так уж и плохо. Трубка, правда, сильно дымит, но опасность нам пока не угрожает. Трудно сказать, угасает вулкан или отдыхает между извержениями. Минуту назад мы благополучно приземлились возле кратера. Раскаленной лавы нет и следа; в расселинах видны только языки пламени и клубы дыма. Почва под ногами спокойна. Извержения пока что бояться нечего.

27
{"b":"252857","o":1}