ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Поступай как женщина, думай как мужчина. Почему мужчины любят, но не женятся, и другие секреты сильного пола
Все изменяют всем. Как наставить рога и не спалиться
Горец. Кровь и почва
#КетоДиета. Есть жир можно!
Мужчина и женщина. Универсальные правила
Египет без вранья
Игра в имитацию. О шифрах, кодах и искусственном интеллекте
На границе тучи ходят хмуро...
Секрет школы Игл-Крик

Мадараш выключил передатчик и вскоре вернулся к своим товарищам в поселок на Накрытом столе.

А на рассвете астрогравиметр поймал ответ Земли:

«Отважные завоеватели Вселенной! Дорогие друзья! Мы с вами! Держитесь: на новых межзвездных кораблях “Фотон” и “Электрон” завершаются последние работы. Завтра, в пять тридцать по среднеевропейскому времени, они стартуют. Ждите нас через четыре года...»

Мадараш, принимавший сообщение, не поверил собственным глазам: через четыре года? Не ошиблись ли они?.. Неужели им удалось увеличить скорость кораблей почти до световой?

Он выбежал в коридор. Навстречу ему спешил Чан-су. Академик радостно махал руками, глаза его сияли.

Первый бой выигран! Наш Фратев будет жить! – голос его дрожал...

Глава XVIII

Каменный город

Большой радостью для колонии на Накрытом столе стало возвращение Алены Свозиловой и Северсона из долгого, полного невероятных приключений путешествия.

На следующий день, когда путешественники отдохнули, Северсон продемонстрировал большой документальный фильм, который они с Аленой привезли с собой.

Все собрались в еще пахнущем свежей краской зале. Свет погас. На экране появился пейзаж, пробегавший внизу, под ракетопланом.

– Сразу же за Проливом завоевателей Вселенной перед нами из тумана вынырнули только недавно возникшие вулканы. Они значительно подняли западный берег континента Геозии... – комментировал отдельные кадры Северсон, потому что фильм еще не был озвучен. – Вскоре мы обнаружили загадочные строения со странными конструкциями, свидетельствующие о высокой культуре их строителей. К сожалению, это единственное селение, которое мы до сих пор видели на Кварте. Его осмотр, бесспорно, укажет нам путь к цивилизованным жителям планеты. Больше всего поражает то, что двое из них, замеченные нами в поселке, очень похожи на нас – людей.

...Покружив над поселком квартян, поворачиваем налево, к большой гряде гор, что заслоняет нам вид на море. Поднимаемся вверх, чтобы перелететь опасное облако пепла, выброшенное целой цепочкой действующих вулканов.

...Садимся в заливе, образованном полуостровом Лошадиная голова. На скале у берега устанавливаем первую автоматическую метеостанцию.

...Летим над группой островов дальше на юг. Океан под нами все время меняется: его поверхность, насколько хватает глаз, разрисована подвижными полосами. Это морские течения несут откуда-то вулканический пепел....По большой дуге возвращаемся к экватору. По пути устанавливаем еще несколько автоматических метеостанций. В заливе подковообразного острова нас приветствуют морские животные.

...И, наконец, снова континент. После недолгого полета мы оказались перед большой туманной пеленой, которая затянула все от облаков до земли... Влетаем во мглу. Наша аппаратура показывает, что молочный туман вокруг нас – это горячий пар. Почти вертикально выходим из неприятной бани . Поднимаемся высоко над морем и изучаем местность на экранах радаров. Уточняем карты и по праву первых исследователей даем название этому морю – море Данте.

Глаза всех ученых прикованы к экрану. На нем быстро меняются картины; проплывает невиданный ранее мир Кварты.

– Еще одно море, – продолжает Северсон. – Алена Свозилова называет его морем Дракона, потому что на берегах полно самых разнообразных ящеров.

...Приближаемся к прекраснейшим местам на планете. Очевидно, они были колыбелью всего живого на Кварте... Как видите, это море со всех сторон защищают высокие горные хребты.

...Снижаем скорость полета. Под нами огромное количество островков, утопающих в зелени.

... Останавливаемся возле одного из них. Вода бурлит от огромного количества всевозможных рыб и удивительных земноводных... Над берегом кружит целая туча перепуганных летающих квартян... Существа самых разных форм, размеров и окраски сломя голову бегут в джунгли... Из прибрежных болот с громкими криками поднимаются огромные птицы.

...Наконец, ракетоплан покидает море Жизни и летит над континентом... Среди холмистой, покрытой лесом местности, напоминающей Среднюю Европу, мы замечаем большое озеро. Приземляемся, чтобы установить на этом озере Жюля Верна, как мы его назвали, еще одну автоматическую метеостанцию.

...Ракетоплан с минуту прыгает по бирюзовой поверхности воды.

...А вот он уже спокойно покачивается на якоре. К берегу плывет резиновая лодка с мотором. Путешественники в лодке трут себе глаза, чтобы убедиться, что они не спят... – Северсон замолкает.

На экране перед учеными появляется удивительная картина: в узком заливе на глади воды стоит несколько снежно-белых кораблей с роскошно вырезанными бортами и золотисто-розовыми парусами. Корабли приближаются... Нет, это не корабли, а цветы гигантских растений...

– Это – цветы очаровательных морских лилий... – продолжает Северсон. – Как выяснила Алена, ветер переносит их с места на место вместе с корнями... Обратите внимание: на ближайшем цветке сидит крылатый квартянин... Бедняга так перепугался, что даже забыл про свои крылья, которые могут в любую минуту поднять его в спасительную высь.

Когда мы приблизились к огромным цветам, то увидели устье впадавшей в море реки с красной, как кровь, водой. Мы решили установить причину этого странного явления и отправились против течения в глубь континента, пока не достигли места, где река вытекала из недр скалы...

Северсон снова замолчал. Картина, появившаяся на экране, не требовала объяснений, здесь они были бы излишни.

Сквозь темное отверстие тоннеля навстречу зрителям выплывала огромная пещера невероятной красоты. В свете прожекторов нестерпимо сверкали ледяные сталактиты, которые, словно мраморная колоннада, поддерживали высокий свод. Вдоль стен «росли» хрустальные джунгли, а над ними величественно возвышался могучий орган, казалось, только ждавший волшебного музыканта, чтобы заиграть райские песни. У замерзших берегов озера причудливо сверкали белоснежные ледяные узоры. Проход во второй зал пещеры закрывала завеса из длинных ледяных сосулек – верный признак того, что сюда давным-давно никто не заходил.

Мы решили проникнуть дальше... – продолжал Северсон. – Я осторожно сломал одну из сосулек и сбил ею несколько соседних. По пещере прокатился звон, словно разбилось стекло, и часть занавеса упала в ледяную воду.

Вторая пещера выглядела иначе. У стены выступали из воды желтые ступеньки, сделанные из известняка. Ручей, протекавший вдоль правой стены, терялся в следующем зале... Мы вышли на берег, а лодку привязали к сталактиту. В третью пещеру пришлось пролезать ползком через узкий проход между двумя известняковыми столбами. Здесь поток кончался – собственно, он терялся под каменной стеной.

Пещера была гораздо меньше, скромнее, а главное – теплее предыдущих.

Мы проверили все закоулки, чтобы найти лаз, через который можно было бы проникнуть дальше, но все наши усилия были напрасны.

Взгляни! – воскликнула вдруг Алена, показывая наверх.

На гладкой стене была нарисована большая картина, изображавшая бегство разнообразных существ от действующего вулкана. Среди птиц, что парили в воздухе, мы заметили и летающих квартян.

«Кто же был автором этой картины?» – подумали мы. Вход в пещеру закрыт; сосульки и сталактиты не нарастут за неделю-две; капли воды создают их в течение тысячелетий.

Возможно, когда-то, очень давно, здесь жили такие же развитые существа, какими были древние вавилоняне и египтяне... – высказала предположение Алена. – Но куда они делись?.. Может, погибли?

Мы снова засмотрелись на картину. Выполнена она была необычно. Ее создатель, стремясь достичь большей реалистичности изображения, налепил на рисунки животных шерсть и перья, взяв их, очевидно, от настоящих зверей и птиц. Следует сказать, что вблизи это не производило приятного впечатления.

Наши рассуждения прервало подозрительное шуршание.

Мы быстро погасили карманные фонарики, прижались к стенам. В тот же миг рядом раздался глухой удар, многократно усиленный эхом.

35
{"b":"252857","o":1}