ЛитМир - Электронная Библиотека

Через несколько дней мы так подружились, что Франтик и Марженка захотели любой ценой поселиться в моем подземелье. Я бы солгал, если бы стал уверять вас, что был в восторге от их планов. Для троих жилье было слишком тесным, а самое главное – они все-таки оставались для меня животными. Рядом с ними я не мог бы спокойно спать.

Итак, Франтик и Марженка расположились снаружи, в уютном гнездышке среди густой травы. Каждый день они резвились до глубокой ночи, а потом спали до полудня. Я всячески пытался изменить их режим, но со временем оставил попытки перевоспитания, ибо понял, что для них ночь служит днем. В конце концов, я был рад этому – отныне мое жилище получило ночную охрану.

Новые друзья стали мне полезны и с другой точки зрения. Сразу же после первого похода за продуктами они поняли, в чем я нуждаюсь для существования, и вскоре буквально засыпали меня плодами. Правда, некоторые из них были отвратительны, зато они очень нравились Франтику и Марженке.

После чудесных солнечных дней начались дожди, а вместе с тем заботы о жилье для друзей. Слабенькая Маржен-ка непрерывно дрожала от холода, словно в лихорадке. Самоотверженный Франтик напрасно укутывал ее своими перепончатыми крыльями. Тогда я решил, что сразу же после окончания дождей построю для своих новых приятелей примитивный дом, а тем временем пусть они поживут в моей норе.

Это было мудрое решение, потому что уровень воды на дне ямы повышался, и ее приходилось непрерывно вычерпывать. Без старательных рук Франтика и Марженки я не справился бы с этой каторжной работой, и мне пришлось бы бежать из землянки.

Так в совместной борьбе с непогодой мы прожили целых три месяца. То было полное забот, печальное и жалкое существование.

Однако, в конце концов облака рассеялись, и на небе показались солнца. Мы встретили их веселым танцем на мокрой траве. Сам того не сознавая, я перенимал от моих новых друзей их детскую непосредственность, а они, наоборот, подражали мне, так что иногда доходило до комических ситуаций.

Возле моего жилья, на краю поляны, росли два больших дерева. Их стволы стояли на расстоянии метра друг от друга, а кроны сплетались воедино.

Тут я и решил построить хижину для Франтика и Мар – женки. Невысоко над землей я соединил стволы деревьев палкой, к ней прикрепил наклонно вкопанные в землю ветки, переплел их лианами и покрыл крышу толстыми гладкими листьями. Таким же образом я соорудил обе боковые стенки.

Друзья очень внимательно следили за каждым моим движением. Затем Франтик начал помогать мне носить строительный материал, а Марженка только прыгала вокруг и с удивлением поглядывала то на мои руки, то на все растущее строение.

Интерес Марженки к моей работе поднял мне настроение и вызвал какую-то надменную самоуверенность разумного существа. Я бесконечно мурлыкал одну из любимых песен... Я не зря упоминаю об этом; позже вы узнаете интересную вещь.

Как только я застелил пол хижины сухой травой, Франтик и Марженка с радостным визгом залезли туда и притворились, что спят. Я не хотел им мешать и пошел к себе отдохнуть.

Утром меня разбудил подозрительный треск в джунглях.

«Приближается опасность, а друзья еще спят... Видимо, это ящер...» – мелькнуло у меня в голове. Я выскочил из землянки.

Наверху снова что-то затрещало. Я ахнул от изумления: Франтик сидел на дереве и пытался отломать толстую сухую ветку. Справившись с этой задачей, он бросил палку на землю, расправил руки и красиво спланировал вниз. Он впервые использовал свои перепончатые крылья в моем присутствии.

Схватив палку, Франтик потащил ее к опушке. Еще не догадываясь, в чем дело, я шел за ним следом.

Меня ждала большая неожиданность: между двух стволов на краю поляны Марженка прикрепляла ветку, – так, как это делал вчера я. Работала она проворно, хотя некоторые ее движения были явно лишние.

Франтик бросил на землю свою палку и побежал посмотреть на построенную мной хижину. Вернувшись, он приладил принесенную «балку» на место дверного косяка.

Мы поменялись ролями: теперь уже я с удивлением наблюдал как Франтик и Марженка строят дом, – такой же, какой вчера построил я. И должен признать, что все у них сначала шло хорошо. Так хорошо, что я даже был поражен сообразительностью своих друзей.

Остов шалаша они сделали замечательно. Однако, когда приступили к стенам, сразу же так запутались в лианах, что едва могли двигаться.

Я специально не спешил им на помощь, чтобы узнать, что они будут делать дальше.

Марженка пристально посмотрела мне в глаза и вдруг запела: «Фи-фи-фи... фи-фи-фи...» – собственно, даже не запела, а запищала.

Сначала я смутился, но потом понял, что она хотела сказать этой мелодией. Мою вчерашнюю песню она связала с постройкой хижины и просила меня о помощи.

Я показал, как переплетать лианы. Мои приятели несколько раз повторили этот сложный для них урок и достаточно быстро усвоили его. Работа им понравилась. Крышу и боковые стенки они переплели так густо, что не осталось ни единой щели. Это меня очень порадовало.

– Со временем я их так обучу, что мне не придется даже пальцем шевелить! – сказал я сам себе. – Все будут делать за меня!

На следующую ночь они построили еще одну хижину. А потом еще и еще. Их просто нельзя было остановить. Через десять дней на поляне вырос целый поселок. Строительный запал иссяк у моих друзей только из-за недостатка пригодных для постройки деревьев на опушке.

Франтик и Марженка долго меняли место жительства, пока, наконец, окончательно не поселились в шалаше, который им построил я. Видимо, из вежливости. Меня они стремились поселить в соседней клетушке. Я отказывался. Если бы не последующие печальные события, возможно, мы бы и до сих пор жили там.

Глава XXIII

В аду

(Продолжение рассказа Крауса)

– ...Однажды, после сильной бури, которая пронеслась по джунглям и вывернула с корнями множество деревьев, я снова вспомнил про лодку. Мне казалось, что она застряла где-то в сплетении ветвей и лиан.

К тому времени нога у меня настолько зажила, что я свободно ходил, но забираться на деревья все еще боялся, а потому решил воспользоваться услугами моих друзей. Я долго пытался объяснить им на пальцах, какой вид имеет лодка и где ее искать. Франтик и Марженка старательно повторяли за мной все движения, но ни один из них не понял, чего я хочу. Пришлось оставить эту затею.

Как-то я заметил у Франтика и Марженки странные признаки беспокойства. Погода была замечательная: в небе – ни облачка; джунгли дышали так тихо, что даже листья не шелестели, но мои приятели почему-то покинули свою хижину и настойчиво пытались забраться в мое подземное жилище. Пришлось их туда пустить.

Вскоре Марженка вылезла из землянки и начала неизвестно зачем копать посреди поляны узкую и глубокую яму. Работала она с такой настойчивостью и проворством, что очень быстро справилась с этой задачей.

«Она делает убежище... – подумал я. – Но зачем это ей понадобилось?»

Почти так же, как и я в свое время, Марженка накрыла вырытую яму ветками и листьями, потом взялась за то, чего я уж никак не ожидал: начала бросать вырытую глину на кровлю убежища. Однако она скоро остановилась и, словно размышляя, долго смотрела на крышу моего жилья.

«Видимо, вспомнила о Франтике!» – подумал я, ожидая, что же она будет делать дальше.

Марженка вдруг изменила свой первоначальный план. Теперь она бросала глину на крышу уже не своей, а моей норы. Вскоре к подруге присоединился Франтик и помог ей довершить начатое дело.

Утрамбовав руками накиданную глину, приятели попытались затащить меня в землянку. При этом оба так отчаянно пищали, словно речь шла по меньшей мере о нашей жизни. В конце концов они забрались в нору сами, я же остался стоять, размышляя, почему Марженка любой ценой хотела укрыть крышу глиной? Ведь зеленая трава и мелкий кустарник маскировали убежище намного лучше, чем свежий грунт... Может, квартянка боялась непогоды и хотела надежнее защитить кровлю?

43
{"b":"252857","o":1}