ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Поток: Психология оптимального переживания
Инстинкт Зла. Вершитель
Драгоценный подарок
Краткая история всего на свете
35 кило надежды
Лис, два мира, полвампира
Любовь во время чумы
Великий Гэтсби
Чему я могу научиться у Сергея Королёва

По долине прокатился оглушительный грохот. Из-за поворота показался мощный вал воды, несшийся прямо на нас.

Я соскочил со спины своего спасителя и несколькими гребками достиг берега. Меня захлестнул поток пенящейся воды, но я сумел как-то уцепиться за скалу.

С большим усилием я выбрался на небольшую горную равнину и забрался в кустарник. Удача на миг вернулась ко мне: на расстоянии вытянутой руки передо мной качались на ветках пурпурные овальные плоды, которые я хорошо знал и не раз ел.

Завывал ветер. Время от времени над кустарником появлялась голова какого-нибудь ящера. Однако я ни на что не обращал внимания, жадно глотая сладкую мякоть. Вскоре мои веки закрылись от усталости.

В этих зарослях я прожил несколько дней.

Движение горных массивов тем временем прекратилось, вулканы погасли. Недра планеты отдыхали. Погода тоже улучшилась и воздух очистился от вулканического пепла. Раны на моем теле на удивление быстро подсыхали и заживали.

Вскоре я покинул свое временное убежище и медленно двинулся в горы, к оврагу, в котором, убегая, бросил свое единственное имущество – резиновую лодку. Без нее мои шансы на спасение уменьшались до минимума.

Чем выше я поднимался, тем шире открывался пейзаж вокруг. Вам это кажется само собой разумеющимся, но меня удивляло: куда делись те горы, что выросли подо мной?.. Мне казалось, что они снова превратились в равнину, словно их выровняли огромным катком. Только когда рассеялся мглистый полог, я увидел, что вокруг меня море, усеянное многочисленными мелкими островками. Холмы, поднявшиеся на короткое время до неба, снова опустились.

Соединяются ли эти горы хоть где-нибудь с континентом или стали островами?.. Если я оказался на острове, без лодки отсюда никогда не выберусь. Древесина здесь тяжелее воды, так что о постройке плота нечего и думать. А без еды я рано или поздно погибну...

Не меньше десяти дней бродил я по обрывам и ущельям, оврагам и горным равнинам. Не раз натыкался на остывающие потоки лавы, – иногда такие мощные, что пейзаж менялся до неузнаваемости и я терял всякую ориентацию.

Наконец я добрался до оврага, который так долго искал. Оба солнца были уже за горизонтом. Над головой у меня мерцали звезды.

Когда я приблизился ко входу в лощину, мне показалось, что в ней что-то горит. Об этом говорили отблески огня на противоположной стенке.

У меня перехватило дыхание: моя лодка!

Не раздумывая, я побежал было вперед, однако в тот же миг остановился.

Посреди оврага полыхал костер, вокруг которого сидели квартяне.

Наверно, они услышали меня, потому что внезапно расправили крылья и поднялись ввысь. Лодка была у них...

К счастью, лодка мне не пригодилась – через несколько дней вы нашли меня на берегу моря.

Спасибо вам...

Глава XXIV

Часы сочтены...

Прошел еще год, год упорного напряженного труда и борьбы.

Как раз в тот момент, когда люди Земли, затаив дыхание, следили за первым телевизионным репортажем о жизни на Кварте, из шлюзовой камеры «Луча», продолжавшего вращаться вокруг планеты, в безвоздушное пространство выплыла группа ученых, чтобы установить последнюю бронированную плиту поврежденной метеоритом обшивки корабля.

Далеко под ними, такой спокойный на вид, висел громадный, затянутый облаками шар, а вокруг сияли миллионы звезд. Все три солнца, увенчанные зеленоватыми зазубренными коронами, освещали блестящую обшивку «Луча» и серые скафандры ученых.

Монтажники работали быстро и молча, – все уже хорошо сработались, приобрели немалую практику.

Ну, друзья, все! – негромко произнес Навратил, руководитель группы. – Обе оболочки корабля в полном порядке.

Микрофон подхватил его слова, радиостанция в шлеме передала их в пространство.

Пойдем в кабину управления. Может, пришли какие-нибудь сообщения с Земли, или с «Фотона» и «Электрона».

Ученые покинули безвоздушное пространство и заплыли в «Луч».

А зачем нам ждать сообщения Мадараша, если на «Луче» есть свой астрогравиметр? Мы совсем забыли о нем, а зря!

Академик направился в обсерваторию, склонился над аппаратом.

Что за чертовщина? – пробормотал он, просмотрев большой отрезок ленты. – В этих знаках нет никакого смысла!.. Не сошел ли, часом, с ума и наш астрогравиметр, как это случилось на «Фотоне» и «Электроне»?

Чан-су поднял крышку аппарата, заглянул внутрь. Долго стоял неподвижно, только глаза его перебегали с детали на деталь. Вдруг брови ученого нахмурились; он как-то странно засмеялся, – так, будто его что-то и порадовало, и удивило.

Вот так штука! – Чан-су подбежал к видеофону. – Товарищ Навратил, немедленно зайдите в обсерваторию!

Навратил примчался через несколько минут.

Случилось что-нибудь серьезное? – спросил он, с трудом переводя дух.

Не пугайтесь, ничего страшного, – успокоил его Чан-су. – В нашем гравиметре испортился механизм автоматической ориентации приемной антенны. Антенна отвернулась от нашего Солнца, – ей больше нравится созвездие Змееносца. А результат? Прочитайте сами!

Пять прострелов в поясницу! – Навратил тщетно силился разобрать непонятные значки. – Либо мы перехватили какие-то важные нарушения гравитационного поля в звездной системе Змееносца, либо...

Видно было, что Навратилу пришла в голову некая мысль, – такая невероятная, что он даже боялся высказать ее вслух.

...либо... – подхватил Чан-су, – либо это была обыкновенная передача мыслящих существ, живущих в созвездии Змееносца. Не считаете же вы, что только мы, люди, настолько гениальны, что догадались использовать для связи гравитационное поле?

Они молча переглянулись: если предположение верно, это означает, что человечество Земли рано или поздно найдет способ понять своих братьев из противоположной части Галактики.

Вот как оно бывает на свете, друг... – тихо сказал Навратил после долгого молчания. – Сигналы с планеты Икс толкнули нас на дерзкое путешествие в далекие звездные миры. Мы достигли другой звездной системы, и снова раздается зов...

К сожалению, на этот призыв мы с вами, видимо, уже не откликнемся... – с некоторой грустью в голосе сказал Чан-су.

Может, впервые за много лет оба ученых вспомнили, что они уже не молоды. Жизнь человека продлена, но она все-таки еще очень и очень коротка. А бесконечная Вселенная вечна...

Может, попробуем ответить? – Навратил еще раз задумчиво пробежал глазами загадочные знаки на ленте астрогравиметра.

Жалко времени... – покачал головой Чан-су. – Наш гравитационный передатчик на Кварте слишком маломощный. Нужно просто сообщить в Академию. Передатчик придется строить на Земле – он потребует для работы очень много энергии.

Члены экспедиции встретили сообщение о новых сигналах из Вселенной с большим воодушевлением. Самые увлекающиеся, – прежде всего, конечно, инженер Фратев,

уже начали мечтать вслух о предстоящем путешествии в созвездие Змееносца. Но это были только далекие мечты, а на повестке дня стояли неотложные задачи: закончить ремонт «Луча» и запастись ядерным топливом на очень долгое путешествие к родному дому.

Ценой больших усилий атомную электростанцию межзвездного корабля удалось полностью восстановить; уничтоженные столкновением с метеоритом и катастрофой в подземном жилище реакторы заменили новыми, изготовленными в мастерских Накрытого стола. Как сообщил Ма – дараш людям Земли и экипажам спасательных звездолетов «Фотон» и «Электрон», «Луч» не позднее чем через два месяца уже мог отправляться в путешествие через Вселенную.

И все было бы хорошо, но сейсмографы и автоматические метеостанции со всех концов Кварты начали сообщать о неожиданных и тревожных процессах на поверхности планеты: после короткого затишья снова начали просыпаться вулканы. Метеостанция, расположенная возле залива Шекспира, показывала температуру воздуха в семьдесят градусов Цельсия, на озере Жюля Верна – шестьдесят три градуса. В атмосфере значительно повысился процент углекислого газа; прозрачность ее уменьшилась из-за большого количества вулканического пепла.

46
{"b":"252857","o":1}