ЛитМир - Электронная Библиотека

Некогда на высокой горе по северную сторону города находилась небольшая батарея, но губернатором маркизом Каскагигал срыта по той причине, что неприятель, завладев оною, мог бы удерживать город в повиновении. За городом, по косогору, как видно, вся земля разделена на разные участки, а далее – красно-синеватые горы; когда же облака не покрывают остров, что обыкновенно, хотя изредка, случается по вечерам, тогда является взорам серебристая вершина пика, сего огромного исполина, поставленного на неизмеримом плоском пространстве; он первый встречает и последний провожает восхождение и захождение благотворного солнца.

В 2 часа пополудни мы положили якорь на глубине двадцати пяти сажен (грунт – ил с песком) на самом том месте, где за шестнадцать лет перед сим капитаны Крузенштерн на шлюпе «Надежда» и Лисянский на «Неве» стояли на якоре. Северо-восточный угол острова находился от нас на NO 62°, а юго-западный на SW 34°, в городе, на доме бывшей инквизиции, башня на SW 71°.

Вскоре приехала с берега к шлюпу «Восток» под испанским флагом шлюпка, на коей был капитан порта, королевского флота лейтенант дон Диего де Меза; он делал обыкновенные вопросы: откуда, куда, нет ли больных и прочее. Лейтенант Меза объявил, что в Кадиксе свирепствует заразная болезнь, и, предостерегая нас, сказал, что лавирующие близ Санта-Крузского рейда две бригантины пришли из Кадикса, но правительством в порт не впущены.

На вопрос мой, можно ли нам иметь сообщение с берегом, лейтенант Меза сказал, что для нас нет никаких в том препятствий, почему, спустив ял, я послал лейтенанта Демидова к губернатору генерал-лейтенанту шевалье де Лабуриа уведомить о причине нашего прибытия и переговорить о салютации. Мичман Демидов, возвратясь с берега, донес, что губернатор очень вежливо его принял, о салютации отозвался, что крепость будет отвечать выстрелом за выстрел, почему со шлюпа «Восток» салютовали из семи пушек; с крепости, на коей был поднят флаг, ответствовано равным числом.

К вечеру приехал с берега, от губернатора, испанской службы офицер поздравить нас с благополучным прибытием; с ним, для перевода на французский и английский языки, находился дон Педро Родригуа, уроженец города Санта-Круза, агент купца Литле и компании (сей торговый дом уже семьдесят лет производит беспрерывно торговлю на острове Тенерифе). Я просил дона Родригуа о доставлении нам тенерифского вина. Он охотно принял на себя сей труд, исправно и скоро доставил вино лучшего качества по 135 талеров испанских за пину[45], а молодое по 90 талеров; он же доставил и воду на своих баркасах на оба шлюпа, что стоило нам одиннадцать фунтов стерлингов и два шиллинга.

15 сентября. Следующим утром я с лейтенантом Лазаревым ездил на берег к губернатору; он принял нас с отличной приветливостью, изъявил готовность вспомоществовать во всем и сказал, что имеет на то повеление от своего правительства; поблагодарив его, я спросил только, чтоб приказал назначить место для поверения наших хронометров и позволил некоторым из офицеров посмотреть внутренние части острова; губернатор охотно согласился и присовокупил: «Мне очень известно неподражаемое гостеприимство россиян, и я крайне рад, что при старости лет моих еще имею случай быть им полезен».

Мы удивились, увидя в числе многих орденов, его украшающих, российский военный орден Св. Георгия 4-го класса; почтенный старец сей, предупредив наше любопытство, сообщил нам, что он находился на российской службе в царствование императрицы Екатерины II, был в сражении противу шведов под начальством принца Нассау и участвовал в победах фельдмаршала Румянцева, о котором многое рассказывал; восхищался воспоминанием, что крест за храбрость и заслуги получил из рук государыни.

Приехавшим на лодках жителям острова, с фруктами, позволено было продавать оные, но с тем, чтоб не привозили горячих напитков. Покупку свежих фруктов я позволил производить во всех портах, зная на опыте, что приносят большую пользу, очищая кровь, и сим предохраняют от расположения к цинготной болезни.

Для поверения хронометров отвели нам дом морского начальника дона Антония Родриго-Руица. Плоская на доме крыша казалась довольно удобной для произведения наблюдений, но по причине большого сотрясения, происходящего от малого движения и самого морского ветра, который в полдень всегда бывает свежий, я поставил на крыше только инклинаториум, чтобы узнать наклонение магнитной стрелки; но инструмент показывал невозможное; после разных исследований нашли мы, что в самой извести, коею крыша и стены дома выштукатурены, много железных частиц.

При прогулках в городе я имел в кармане искусственный магнит, касался им до земли в разных местах на улицах и всегда усматривал множество железных частиц, пристававших к магниту; приказал привезти на шлюп песка, выбрасываемого морем на берег, и также нашел, что наполнен железными частицами. Привезенная мною в С.-Петербург часть сего песка хранилась в музее Государственного адмиралтейского департамента, в Минеральном кабинете Розенберга, и в С.-Петербургском Минералогическом обществе. Вероятно, что и весь вулканический остров Тенерифе наполнен сим песком, и потому полагаю, что на берегу города Санта-Круза всякое испытание над магнитной стрелкой не принесет никакой пользы.

По просьбе нашей позволили нам на крепости Сант-Христоваль делать наблюдения и поверить хронометры, но как тогда солнце часто закрывалось облаками, то поверение хронометров было не самое лучшее.

Комендант сей крепости дон Жозеф де Монтеверде принял нас приязненно (он женат на родственнице российского генерал-лейтенанта Бетанкура).

Город Санта-Круз ныне один из лучших маленьких городов: улицы хорошо вымощены, городовая площадь почти вся вымощена, наподобие тротуара, большими плитами, где по вечерам жители прогуливаются. Ныне не видно уже того множества монахов и развратных женщин, которые путешественникам здесь встречались; первых не видно потому, что архиепископ и инквизиция переселились на остров Канарию, а многие монахи померли от бывшей в 1810 году чумы. Вероятно, от той же болезни уменьшилось и число развратных женщин, а особенно от принятых правительством строгих мер, препятствующих их размножению.

Площадь украшают мраморный крест и мраморное изображение Богоматери с крестом в руках, явившейся, по преданиям, в приморском городе Канделярии; на подножии изображены гуанчи, древние жители острова, принявшие христианскую веру, обращающие взоры свои на Богоматерь; все сделано из лучшего белого мрамора, доставлено за дорогую цену из Генуи и посвящено городу Санта-Крузским уроженцем купцом Монтаньего.

Монастырей здесь два: Св. Франциска и Св. Доминика. В первом только четыре монаха, а в другом шесть; они, как нам казалось, в бедном состоянии; число их не умножается, конечно, от того, что почти нет никаких для них пожертвований от жителей, пользующихся большей независимостью от духовенства, нежели в других испанских колониях.

Дома в Санта-Крузе все построены из камня: нижняя часть – из твердого, а верхняя – из мягкого. Лучшие дома имеют крыши плоские, огражденные стенами три фута высотой так, что сама крыша служит балконом в хорошую погоду, в Санта-Крузе почти беспрерывную; в дождливое время собирающаяся на крышах вода стекает по водопроводам в водохранилища, которые почти при каждом доме, дабы в случае летней засухи или повреждения труб, ведущих воду с гор, не терпеть в оной недостатка.

Жителей на острове Тенерифе полагают до 80 000. В городе Санта-Крузе – 9 000; почти все происходят от испанцев, ибо поколение древних гуанчей большей частью истребилось, а остатки смешались с испанцами. Милиция на острове состоит из 4 000 человек. Мужчины и женщины лучшего сословия одеваются по-европейски; из простого народа мужчины носят куртки, а женщины белое толстое байковое покрывало, сверх которого надевают круглую мужскую шляпу; и в сем одеянии, со смуглыми их лицами, имеют вид неприятный.

вернуться

45

Пина равняется приблизительно 540 литрам.

14
{"b":"252859","o":1}