ЛитМир - Электронная Библиотека

— Как ты собираешься назвать парня? — спросила она Пэнси, начавшую уже засыпать на своей подстилке.

— Дагалдом, как и его отца, — в полусне ответила та. — Может быть, когда-нибудь хоть он сможет вернуться домой, коли нам не суждено. — Глаза Пэнси закрылись.

Велвет нагнулась и поцеловала девушку в лоб, а потом и малыша. Со своими стоявшими дыбом волосиками яркого морковного цвета и крохотным, но уже заметно выступающим вперед носом он и правда очень походил на своего родителя, подумала она, выходя из комнаты.

— Прекрасный мальчик, — заметил Адали. — Она хорошая, сильная девушка, эта ваша Пэнси.

— Да, — ответила Велвет. — Она очень сильная.

— О чем вы с ней говорили? — спросил он. — В какой-то момент мне показалось, что вы обе вот-вот расплачетесь.

— Нам было грустно, что отец малыша никогда не узнает, что у него такой чудный сын. Она ведь даже не подозревала, что беременна, пока мы не пробыли в море несколько недель. Бедному Дагалду не суждено узнать, что он стал отцом.

— Значит, он ничего и не потеряет, — мудро заметил Адали.

— Да, — согласилась Велвет, — он ничего не потеряет.

— И все будет хорошо с вами, — расцвел улыбкой Адали. Велвет не смогла не улыбнуться ему в ответ, она никогда не умела долго грустить.

— Да, Адали. С нами все будет хорошо и, надеюсь, надолго.

Глава 10

Мурроу О'Флахерти проделал путь домой из Индии в рекордно короткое время и встал на якорь в лондонской гавани снежным днем где-то в конце января 1590 года. Прошло чуть меньше двенадцати месяцев с тех пор, как он отплыл от этого причала. Сойдя на берег и посетив контору компании О'Малли, он выяснил, что его мать и отчим живут дома, в Гринвуде, прибыв в Англию три месяца назад. Ему немедленно оседлали коня, и Мурроу поспешил в дом матери. Случившаяся в этот день непогода даже способствовала ему, благо сейчас, ближе к вечеру, заваленные снегом улицы Лондона были практически безлюдны. Пронизывающий холод загнал по щелям даже нищих. Он галопом пронесся через распахнутые ворота имения и поскакал дальше по подъездной дорожке. Тут же распахнулась дверь конюшни, и на снег выскочил грум, чтобы принять поводья, как только Мурроу соскочил наземь.

— Добро пожаловать домой, капитан О'Флахерти! — поприветствовал его стареющий мажордом, когда он вошел в прихожую.

— Где мать? — спросил вместо ответа Мурроу.

— В это время дня она обычно отдыхает в своих апартаментах вместе с лордом де Мариско, — ответил слуга.

Перескакивая сразу через несколько ступенек, Мурроу одним махом взлетел на третий этаж огромного здания Гринвуда, туда, где находились личные покои хозяев дома. На его стук дверь в комнату Скай открыла Дейзи.

— Капитан О'Флахерти? — Дейзи отступила на шаг и потом бросилась в его объятия. — Входите же, капитан! Господи, я как знала, что вы благополучно вернетесь домой. Где госпожа Велвет и моя Пэнси? Вы приехали раньше их?

— Слишком много вопросов для начала, Дейзи, — ответил он, легонько отстраняя ее. — Пожалуйста, скажи матери, что я здесь.

— Нет нужды, Мурроу, — проговорила Скай О'Малли де Мариско, выходя из своей спальни в прихожую. Она обняла его и поцеловала. — Мой дорогой сыночек, я так рада, что ты вернулся. Где Велвет? Она что, подъедет попозже? Мы так волновались. Чего я только не сделала, чтобы отговорить Адама от безумной затеи броситься на одном из наших кораблей вслед за вами. — Она отстранила его от себя, пристально взглянула на него, и ее чудесные небесно-голубые глаза потемнели. — Что случилось, Мурроу?

— Как же ты могла сбежать от них и не оставить нам ни весточки, ни знака? Я приплыл в Бомбей быстрее, чем за полгода.

— Что случилось, Мурроу? Отвечай сейчас же.

— И отвечай нам двоим, — жестко добавил Адам де Мариско, появляясь из дверей спальни. — Где моя дочь, Мурроу? Где Велвет?

Мурроу глубоко вдохнул, прежде чем начал говорить. Он знал, что лучше всегда начинать с плохого. Потом хватит времени все объяснить подробно.

— Велвет попала ко двору Великого Могола. В его гарем, если говорить точнее.

Дейзи тихонько ахнула, его же мать только вскрикнула:» Господи!«— и покачнулась, закрыв глаза, сразу переполненная тысячами воспоминаний. Но Скай была сильной женщиной и в обморок не упала, а руки Адама на плечах помогли ей прийти в себя. Она чувствовала, как они дрожат, и сразу все ее мысли обратились к мужу. Обернувшись, она взяла его лицо в свои руки.

— Уверена, все не так плохо, как говорит Мурроу, мой дорогой, но все равно мне надо присесть. Сядь рядом, Адам. Прошу тебя! — Она взглянула еще раз на сына, сев на кушетку. — Что же все-таки случилось?

— Мы добрались до Бомбея очень быстро, матушка. Ты уже, наверное, знаешь, что выкуп мне удалось собрать быстро и так же быстро я постарался вернуться с ним. На причале нас ждал иезуит. Он попытался сразу же вытянуть из меня золото, но я напомнил ему об условиях договора — ты и Адам должны встречать нас в порту. В конце концов ему пришлось признаться, что вы благополучно бежали. А я сказал, что мне платить не за что. Естественно, отец Орик очень огорчился. Но он хорошо подготовился, матушка, спрятав в засаде в порту отряд солдат. Иезуит увез Велвет и Пэнси в резиденцию губернатора, согласившись вернуть их в обмен на золото. У меня не было причин не верить ему. Кроме того, я не мог вступать в драку, подвергая опасности свою сестру. Мы немедленно отплыли к своим кораблям и на следующий день вернулись со всей нашей флотилией. Этот иезуит внимательно проследил, как мы выгружаем выкуп. Когда золото очутилось на берегу, отец Орик и я поехали к губернатору, чтобы забрать Велвет и Пэнси. Когда мы туда добрались, эта скотина губернатор поведал нам, что он отослал Велвет и Пэнси Великому Моголу в качестве подарка. Я думал, иезуита хватит удар прямо там, где он стоял, — он все-таки человек чести. Если бы не охрана губернатора, я бы, матушка, убил дона Марина-Гранде на месте. Следует отдать должное отцу Орику — он пригрозил губернатору отлучением от церкви, но эта португальская сволочь только рассмеялась в ответ. Совсем не грех, сказал он, послать еретичку-англичанку в гарем Акбара. Когда же иезуит напомнил ему об истинной вере Велвет, о том, что она совсем не еретичка, а истинная дочь веры, губернатор опять рассмеялся и ответил, что испанский король не станет упрекать его за то, что он избавил христианский мир от еще одной английской стервы.

Мы покинули дворец, и я попытался поговорить с падре о том, как вернуть сестру. Он честно ответил, что это невозможно. Мы не сможем, сказал он, выкрасть ее из каравана, направляющегося в столицу Великого Могола, не прибегая к помощи маленькой армии. Мусульмане очень ревностно относятся к своим женщинам, и хотя Могол среди них самый цивилизованный, он все-таки истинный сын Индии. Отец Орик сказал, что мы должны примириться с тем, что Велвет потеряна для нас навсегда.

— Твой иезуит очень глуп, если думает, что я позволю своей дочери до конца дней томиться в каком-то мусульманском гареме! — выкрикнул Адам де Мариско, поворачиваясь к жене. — Когда мы сможем отплыть, любовь моя?

— Не торопись, — ответила Скай. — Велвет теперь уже все равно стала частью жизни этого восточного князька. Мы ведь сталкивались с подобными проблемами раньше, Адам. Нам надо все тщательно продумать, ибо у нас пока очень мало шансов выручить свою дочь. Единственное наше преимущество состоит в том, что они нас не ждут.

— Их столица расположена в сотнях миль от побережья, матушка, — напомнил Мурроу. — Туда-то мы, может быть, и доберемся, но вот как вернуться назад? Это будет, пожалуй, посложнее сделать, чем в тот раз, когда вы бежали из Фив. Она кивнула:

— Я понимаю. Это будет нелегко, и мне надо время, чтобы все продумать.

— Каждая минута, которую мы теряем, все ближе приближает Велвет к постели этого дьявола! — взорвался Адам.

— Дорогой мой, — как о чем-то само собой разумеющемся сказала Скай, — если Велвет была послана в качестве подарка Моголу, он почти наверняка давным-давно переспал с ней. Смею тебя уверить, что это совсем не худшее из того, что поджидает женщину в ее жизни.

104
{"b":"25286","o":1}