ЛитМир - Электронная Библиотека

— Н-е-т!

Он дал ей несколько секунд привыкнуть к новым ощущениям, крепко держа руками за бедра. Потом очень медленно он двинулся глубже внутрь ее. Этот проход был восхитительно тугим, казалось, что он как бы засасывает его, пока он постепенно продвигался вглубь. Наконец он вошел туда целиком, и ему потребовалось все его самообладание, чтобы тут же не извергнуть в нее свое семя.

Велвет никогда не чувствовала себя такой до отказа заполненной, хотя и не была уверена, что ей нравится такой способ. Он почти всем своим весом навалился на нее, вытянул вперед руки и сдавил ей грудь. При этом он начал обычный любовный ритм. Темп движений все возрастал. Его теплые руки передвинулись от ее грудей вниз, к средоточию ее женственности, и начали нежно ласкать его. Теперь Велвет чувствовала себя гораздо увереннее и, не скрываясь, начала извиваться всем телом от его прикосновений. К ее удивлению, она почувствовала, что в ней растет возбуждение, и мягко застонала. Он увеличил темп, его собственное желание все росло и ширилось но мере того, как он раз за разом входил в тугое отверстие. Ее бедра теперь двигались в одном ритме с ним, резко поднимаясь вверх, чтобы как можно глубже принять каждое его движение вниз. Акбар чувствовал, как из глубины его тела поднимается волна невиданного желания. Не в силах более контролировать его, он дал вырваться ему наружу, и в это же мгновение Велвет с криком рухнула ничком на матрас.

Несколько минут он лежал неподвижно, придавив ее своим весом, потом, скатившись с нее на бок, притянул к себе.

— Скажи мне, Кандра, как это тебе показалось? Она глубоко вздохнула:

— Я получила некоторое удовольствие, но, будь моя воля, повелитель, не думаю, что я захотела бы часто прибегать к этому способу любви.

— Тогда мы не будем больше этого делать, ибо единственным результатом нашего союза должно быть удовольствие.

— Единственным? — поддела она его.

Он улыбнулся про себя. Ей не принесли большой радости последние полчаса, и все-таки она нашла в себе силы шутить с ним. Ему нравился ее сильный дух. Другая женщина на ее месте плакала бы и упрекала его.

— Я не могу оплодотворять тебя каждый раз, когда мы занимаемся любовью, — запротестовал он, а она рассмеялась.

— И уж тем более невозможно сделать мне ребенка таким образом, каким мы сейчас любили друг друга.

Акбар в полном восхищении расхохотался. Спаси его Бог, но он любит эту белокожую женщину с ее восхитительными рыжеватыми волосами и изумрудными глазами.

— Тогда нам следует все начать с самого начала, — ответил он ей.

Он окликнул двух прислужниц, которые, немедленно прекратив свою музыку, принесли кувшин с теплой ароматной водой и любовные полотенца, чтобы обтереть своих хозяина и хозяйку. Велвет стоически вынесла это испытание, хотя до сих пор чувствовала себя неудобно, когда служанки дотрагивались до ее самых интимных мест.

Когда девочки закончили, Велвет нежно заговорила со своим супругом:

— Отошли Рохану и Торамалли. Уже поздно, а я вполне могу позаботиться о тебе сама. Мне так даже больше нравится, У нас принято, чтобы женщины ласково ухаживали за мужчинами.

— Сколько кротости в твоем голосе, моя роза, — поддразнил он ее. — Даже не верится, что это ты со мной говоришь. — Акбар быстро сказал что-то двум прислужницам, и те, кланяясь, вышли из комнаты. — Ну а теперь, — с поддельной серьезностью проговорил он, — ты можешь ласково обслужить меня, моя роза.

— Тебе стоит только приказать мне, мой повелитель, — поддела она его в ответ.

Встав, он помог подняться с матраса ей и повел назад к их обширной кровати. Акбар вдруг крепко обнял Велвет, их губы встретились в неистовом поцелуе, и они повалились на мягкие шелковые подушки, переплетясь всеми своими членами.

— Я люблю тебя, — прошептали его губы, прижатые к ее губам. — Весной я увезу тебя в Кашмир и построю тебе там дворец на берегу голубого озера. Мы будем жить вдвоем у величественных гор и мирно растить нашего ребенка. Вдвоем, ты и я, мы будем охотиться на горных козлов, оленей и медведей. Тебе понравится Кашмир, и его красота станет достойным обрамлением твоей собственной. Я сделаю тебя счастливой, Кандра. Перед лицом Великого Бога, нашего Создателя, клянусь тебе в этом!

— Я счастлива, что нахожусь рядом с тобой, мой Повелитель. Как ты сможешь управлять своим государством, если уедешь из столицы? Я не могу позволить сделать это ради меня. Это не правильно. Просто не отпускай меня от себя, мой супруг. Это все, о чем я тебя прошу.

— Я старею, — ответил Акбар. — И не очень хорошо себя чувствовал в последние годы. Пусть государством занимается Салим. К тому же, Бог свидетель, он так рвется к власти и уже сейчас готовит восстание, чтобы взять то, что якобы принадлежит ему по праву рождения. Я отдам ему власть и уеду, взяв с собой только жен, к компании которых так привык. Остальные останутся здесь, в Лахоре. Чем меньше женщин будет со мной, тем меньше придется выслушивать жалобы. Даже, подумалось мне сейчас, мы возьмем с собой только Иодх Баи и Ругайю Бегум.

— Нет, мой повелитель. Если поступишь так, ты поставишь под угрозу меня. Ты совсем не стар и не слаб. Ты могучий и мудрый властелин. Тебя любят и уважают все, кто с тобой знаком. Откажись ты сейчас от трона в пользу нетерпеливого мальчишки, и ты опять ввергнешь свою страну в гражданскую войну. Салим не сможет удержать мелкие княжества в едином целом, как это удается тебе. Если любишь меня, обещай, что не покинешь трон. Построй мне дворец в Кашмире, и каждый год в засушливый период мы будем уезжать туда, чтобы насладиться прохладой гор и вод.

— Ты действительно хочешь, чтобы я так сделал, Кандра? Ты согласна жить в Лахоре и следовать за мной во всех моих поездках по стране, когда мне надо будет уехать?

— Я на все согласна, мой повелитель, пока я рядом с тобой. Акбар поцеловал ее. Его крепкое тело опустилось на Велвет, и она открыла себя ему, глубоко, вздохнув, когда его меч вошел в ее ножны.

— Ты моя, — прошептал он, приподняв голову, чтобы заглянуть ей в глаза. — Скажи мне, что ты моя, моя любимая жена!

— Я твоя, мой супруг. Я буду твоей всю жизнь, какую дарует нам Господь, и после этого я буду твоей в вечности. — Обхватив его голову руками, Велвет начала покрывать его лицо легкими поцелуями, пока он не смог больше выносить сладкой страсти, бушевавшей внутри него. С громким криком он в последний раз со всей силой вошел в нее так глубоко, как только смог, освобождая свое трепещущее тело от горячего семени, и вдвоем они в этот чудесный, ослепительный миг зачали ребенка.

Глава 11

Карета, в которой Майкл О'Малли, епископ Мчд-Коннотский, ехал от побережья Франции в Париж, была большая и удобная. Четверка сильных лошадей, управляемых умелым кучером, вскачь неслась по заснеженным зимним дорогам. Хорошо укатанный снег скрыл глубокие колеи, ямы и ухабы. Пейзаж был довольно унылым, черно-белым. Сбросившие листья деревья тянули к небу голые ветви, дымок из труб изредка попадавшихся деревень и ферм казался темным на фоне серого полумрака.

Глядя из окна кареты через очень дорогие стеклянные окна, епископ ежился. Ему было вполне тепло и удобно внутри обитой темно-зеленым бархатом кареты под тяжелой меховой полстью и жаровней с раскаленными углями в ногах. Золото, подумал он с легкой усмешкой, все-таки полезная вещь. Наклонившись вперед, он откинул спинку переднего сиденья и вынул из открывшейся ниши ивовую корзинку. Открыв ее, он достал кожаную флягу с темно-красным бургундским и налил себе вина в кубок. Прикрыв глаза, он сначала с видом знатока втянул в себя легкий аромат вина и только потом сделал первый глоток. Зажав кубок между колен, он закупорил флягу и, убрав ее назад в корзину, достал оттуда глиняный горшочек с паштетом из гусиной печенки и свежий хлеб, завернутый в салфетку и еще теплый. Отломив кусочек, он использовал его как ложку, чтобы подцепить паштета, и отправил все это в рот, неторопливо пережевывая. Паштет был великолепен, а корочка на хлебе — восхитительна.

114
{"b":"25286","o":1}