ЛитМир - Электронная Библиотека

— Спокойной ночи, милорд, — прозвучало в ответ.

Глава 14

В последний день августа 1591 года с Рождества Христова отряд графа Брок-Кэрнского перевалил через Шевиотские холмы и пересек невидимую границу, отделявшую Англию от Шотландии. Они шли медленно, так как Велвет все еще не оправилась от своего предыдущего длительного путешествия. Неделя, прошедшая с тех пор как Алекс опять встретился со своей женой, была довольно странной. Велвет держалась с ним очень покорно и наконец-то перестала дрожать, когда он ночью дотрагивался до нее. Он знал, что, будь он понастойчивее, она бы уступила. Но это смахивало бы на изнасилование Он решил ждать. Она должна сама захотеть его так же сильно, как он хотел ее. Терпение, сказала Скай, и она была права. Ему оставалось только надеяться, что этого терпения у него хватит. Но как тяжело все-таки ночь за ночью лежать рядом с Велвет и не иметь возможности взять ее.

Дни стояли теплые, но признаки приближающейся осени уже были отчетливо видны. Зацвел вереск, и взору Велвет открылись холмы, покрытые пурпурно-розовым ковром. Шмели, обожавшие вереск, с озабоченным видом перелетали с цветка на цветок, собирая нектар, из которого потом получится отменный мед. Кустики черники обсыпаны созревшими ягодами, а их листочки уже приобрели розово-красный цвет. Тут и там на казавшихся мирными холмах паслись отары овец, но люди Брок-Кэрна постоянно были начеку, готовые отразить нападение любого противника.

Алекс послал вперед в Хэрмитейдж гонца, прося гостеприимства у своего кузена, графа Ботвеллского. Ботвелл опять попал в немилость у короля Джеймса. В начале лета был даже послан лорд Хоум, чтобы арестовать его. Сэнди Хоум, однако, решил, что лучше ему поскитаться и порыбачить с Фрэнсисом Стюарт — Хэпберном, чем арестовывать его, и остался в Хэрмитейдже вместе со своим приятелем.

Было ясно, что королевский гнев на графа Ботвелла навлек не кто иной, как королевский канцлер Джон Мэйтланд. Мэйтланд продержал Ботвелла в заключении в Эдинбургском замке в течение нескольких месяцев, но накануне Иванова дня графу удалось бежать, и он публично оскорбил Мэйтланда в Незер-Боу, приглашая того выйти наконец из дома, где тот, по слухам, дрожа от страха, заперся в своем кабинете и требовал отправить Ботвелла в тюрьму. Весь Эдинбург покатывался от хохота над незадачливым Мэйтландом, и тот не забыл обиды. Узнав от королевского пажа, что Джеймс тайно домогается любви Катрионы Лесли, прекрасной графини Гленкиркской, Мэйтланд довел до сведения короля, что и Ботвелл, и леди Лесли пытаются получить у своих супругов разводы и собираются пожениться. На самом же деле Маргарет Дуглас, жена Ботвелла, уже давно его получила. Джеймс тут же вспомнил все старые прегрешения Ботвелла и его «непристойное поведение в отношении некой придворной дамы»и использовал все это как предлог, чтобы поставить своего кузена вне закона. Заодно он отказал леди Лесли в получении развода. Но эта дама не испугалась короля и продолжала встречаться со своим любовником, не обращая внимания на гнев Стюарта.

При обычных обстоятельствах Алекс постарался бы обойтись без гостеприимства Ботвелла. У него не было ни малейшего желания навлечь немилость короля еще и на Брок-Кэрн. Но Велвет плохо себя чувствовала, ей нужна была передышка. Может быть, надеялся он, король и не узнает об этом.

Каменная громада дома Ботвелла еще не открылась их взору, когда распахнулись огромные ворота замка и навстречу им выехали несколько всадников.

Лицо Фрэнсиса Стюарт-Хэпберна расплылось в широкой улыбке, когда он приветствовал своего кузена.

— Алекс! Как я рад тебя видеть! — Он повернулся к Велвет, и его улыбка смягчилась. — Я рад, что вы благополучно вернулись домой, дорогая, — тепло сказал он.

Велвет почувствовала, как ей на глаза навернулись слезы, и поспешила сморгнуть их.

— Благодарю вас, Фрэнсис. — Ив первый раз за все эти дни Алекс увидел, как слабая улыбка тронула уголки ее рта. — Мне говорили, что король опять очень недоволен вами, милорд. А я-то думала, что вы стали достаточно взрослым, чтобы бросить свою дурную привычку дразнить его величество.

Ботвелл ухмыльнулся.

— Да уж больно Джемми соблазнительная мишень, — ответил он. Потом слегка тронул лошадь, чтобы их взору открылся стоявший за ним всадник. Алекс и Велвет удивились, обнаружив, что это женщина.

— Это Кэт Лесли, — просто сказал Ботвелл. — Надеюсь, в один прекрасный день она станет моей женой.

— О, Фрэнсис! — не выдержала Велвет — Вы наконец-то счастливы! Я так рада! Так рада!

Ботвелл даже покраснел, обрадованный ее словами, а прелестная леди Лесли хрипловато рассмеялась.

— Не будь она женой твоего кузена, Фрэнсис, я, наверное, приревновала бы, — поддразнила она его.

— Велвет — самая чудесная из всех девушек на свете, — сказал Ботвелл, — но для меня-то во всем мире существует только одна женщина, Кэт, и эта женщина — ты, моя дорогая.

Теперь пришел черед покраснеть леди Лесли, и Велвет подумала, что она очень хороша. Высокая, стройная, с великолепной грудью, с такой же белой кожей, как у Велвет, зелеными глазами и темными, цвета густого меда, волосами. Лицо у нее имело форму сердечка с маленьким упрямым подбородком. Одета она была в замшевые бриджи для верховой езды, шелковую блузку с открытым воротом и кожаную куртку с оправленными в серебро костяными пуговицами. Сапоги достигали ей почти до колен, а ее длинные тяжелые волосы разметались по плечам.

— Нам не совсем безопасно долго оставаться за стенами замка, Фрэнсис, — напомнил графу его брат Геркулес Стюарт.

Ботвелл кивнул и, развернув коня, поехал к Хэрмитейдж. Когда они спешились, он сказал:

— Кэт, проводи леди Гордон в апартаменты, которые ты приготовила для нее. Она, по-моему, здорово устала.

— Вы правы, — призналась Велвет. — Я уже давно так подолгу не ездила верхом.

— Почти три года? — спросил он. Велвет на какое-то время задумалась, и улыбка опять осветила ее черты.

— Да, Фрэнсис, прошло почти три года, надо же! Он улыбнулся:

— Вроде бы вы стали теперь гораздо послушнее.

— Просто мне надо восстановить силы, — озорно ответила Велвет и неожиданно почувствовала себя гораздо лучше. Кэт Лесли взяла Велвет под руку.

— Пойдемте, леди Гордон. Могу поклясться, что вы не откажетесь от ванны, а если воду не принесут прямо сейчас, вам не повезет, так как близится время обеда.

Две женщины ушли в дом, а Фрэнсис провел Алекса в главный зал, приказав лакею, чтобы тот принес им вина. Удобно устроив своего гостя, Ботвелл сказал:

— Ты здорово рискуешь, заехав в Хэрмитейдж, Алекс. Я под колпаком и вне закона. Если наш кузен Джемми узнает о твоем визите, тебе придется нелегко.

— Мне пришлось рискнуть, Фрэнсис. У Велвет не хватило бы сил ехать дальше. А вообще-то я не прочь побыть с тобой несколько дней, прежде чем отправляться дальше на север.

— Ты заедешь в Эдинбург?

— Собирался.

— Тогда скажи Джемми, что был здесь, и объясни почему. Тогда никто, и в особенности Мэйтланд, не сможет обвинить тебя в двуличии. Он хочет расправиться со всеми эрлами, Алекс. Начал с меня, но будь настороже, ибо я подозреваю, что следующей жертвой окажется Хентли. Он очень амбициозный человек, этот господин Мэйтланд. Если ему удастся сломить силу эрлов, он сможет вертеть Джеймсом, не боясь никого.

— Это правда, что я слышал, когда ехал на юг? Что Джеймс отказал леди Лесли в разводе с Гленкирком?

— Ага. Подонок! Он пытался затащить ее в свою постель, но она сбежала от него и приехала ко мне. Я ее уже давно люблю, но она даже и не подозревала об этом, пока не нашла у меня убежища. Королева пыталась удержать Джемми от вмешательства в это дело с разводом, и ей это удавалось, пока Мэйтланд не выяснил, что Кэт здесь со мной, и не доложил ему. Королева, конечно, не имела ни малейшего понятия, что ее муж и король сам домогается Кэт. Ей тяжело было бы узнать об этом, а Кэт ее любит, о чем Джемми прекрасно знает.

132
{"b":"25286","o":1}