ЛитМир - Электронная Библиотека

Они выглядели совсем не так, как игрушечные деревни Англии с их побеленными коттеджами, с окнами, заставленными цветами. Дома здесь были сложены из темного камня. Короткого лета, как объяснил Алекс жене, не хватало, чтобы цветы успели распуститься. Кроме того, они требовали времени и ухода, которое нужно для более важных вещей, таких, как работа в полях, засаженных ячменем и овсом, или защита огородов от набегов кроликов. В противном случае у жителей на зиму не будет запаса лука, моркови…

— Это красивая страна, девочка, но жить здесь нелегко. Она теперь начинала понимать, что он хотел этим сказать.

— Но хотя бы дома крепкие, — заметила Велвет.

— Да, но они не принадлежат тем, кто в них живет. Все эти дома — собственность лорда этих земель. Фермерам принадлежат только крыши, и если они вздумают перебраться на новое место, то крыши поедут с ними.

Им потребовалось несколько дней, чтобы добраться до Дан-Брока. К удивлению Велвет, они останавливались на постой еще задолго до захода солнца и только в домах тех людей, которые были связаны клятвами верности с кланом Гордонов. Алекса и Велвет встречали тепло, кормили простой пищей, предоставляли кровать, с которой они вставали еще до рассвета, чтобы поесть овсянки с медом и сливками, прямо из-под коровы, и немедля отправиться в путь.

Велвет, послушавшись совета Кэт Лесли, оделась почти так же, как графиня Гленкиркская. Она ехала, сидя в седле по-мужски, в темно-зеленых обтягивающих рейтузах и кремовой шелковой блузе, поверх которой надела кожаный жакет с костяными пуговицами, подпоясавшись широким кожаным коричневым поясом с серебряной пряжкой, который выгодно подчеркивал ее тонкую талию. Ее высокие коричневые сапоги доходили до колен, а каштановые волосы были собраны сзади в пучок и стянуты лентой. На голове у нее умещалась крохотная шапочка с орлиным пером, а на плечи был накинут теплый шерстяной плед цветов Гордонов на случай холодов.

Алекс, в свою очередь, был одет в свой килт, как и все его люди, но горская шапочка на его голове была украшена двумя орлиными перьями, показывавшими, что ее обладатель является вождем младшей ветви клана Гордонов. Только граф Хантли, Джордж Гордон, имел право носить три пера. А во всей Шотландии только у самого короля было четыре.

Пэнси тоже оделась в мужской костюм, к удовольствию людей Алекса и расстройству ее супруга, который видел, как его товарищи не сводят глаз с ее точеных ножек. Позади Пэнси сидел маленький Даги, хотя иногда Дагалд и не мог отказать себе в удовольствии забрать сына в собственное седло, что доставляло одинаковое удовольствие им обоим.

Сердце Велвет учащенно забилось, когда на третий день их путешествия Алекс вдруг сказал ей:

— Мы вступили на земли Брок-Кэрнов, дорогая.

— А где же Дан-Брок? — спросила она, вглядываясь вдаль. Он усмехнулся ее наивности.

— На расстоянии нескольких миль, после того как мы перевалим через следующую гряду холмов, но пока его еще не видно.

Они ехали лесом, залитым в этот день ярким солнцем, обогнули небольшое озеро, которое, как он сказал ей, называлось Лох-Бейт, что означает «озеро берез». И правда, озеро окружали белоствольные красавицы, и его голубые воды отражали их листья, позолоченные осенним солнцем. Вокруг все было так красиво, что у Велвет перехватило дыхание.

Пока они поднимались на поросшие соснами холмы, окружавшие озеро, Велвет показалось, что она увидела лису. Алекс говорил, что здесь водятся и ласки, и волки, и дикие кошки. Они достигли вершины невысокой горы, которую Алекс упорно называл маленьким холмиком. Вид, открывшийся ее взору, поразил красотой. Под ними лежала узкая долина, где раскинулась деревушка Брок-Эйлен и господский дом Яна Гранта, его зятя, как ей объяснил Алекс. Она рассмотрела большую отару овец, пасущуюся на лугу рядом с деревней.

— Овцы здесь, девочка, — признак благосостояния человека, — сказал он. — Большей частью нашего богатства мы обязаны им. Конечно, мы выращиваем и крупный рогатый скот, причем каждую осень часть стада забивается, солится и целыми бочками отправляется во Францию, Голландию, Данию, некоторые германские княжества. У меня есть еще разрешение короля на лов лосося в моих водах. Лосось тоже экспортируется в копченом, соленом и вяленом виде. И все-таки основное мое богатство — овцы.

— Кто перевозит твои товары через море? — тут же спросила она, будучи истинной дочерью своей матери. Он ухмыльнулся:

— Когда я был еще молодым, я уговорил отца разрешить мне вложить часть средств в покупку нескольких кораблей. Теперь мы сами возим свои товары, вместо того чтобы платить кому-то. А до того мы подряжали одного мошенника, который брал с нас огромные деньги и при этом еще ухитрялся надувать. — Он протянул руку. — Взгляни на другую сторону долины, Велвет, на гору, возвышающуюся над ней.

Глаза Велвет проследили в указанном направлении, и неожиданно она увидела замок, который, казалось, вырастал прямо из скал на склоне горы.

— Дан-Брок! — сказал он.

Она непроизвольно вздрогнула. Дан-Брок! Ее дом! Замок не особенно большой, но как же он красив со своими зубчатыми стенами и башнями, вознесшимися высоко над долиной. Ей подумалось, что он практически неприступен. Она даже не видела, как вообще можно добраться до него, и спросила Алекса.

Он улыбнулся:

— Смотри внимательнее, девочка. Там есть очень узкая тропа, поднимающаяся из долины по карнизам к Дан-Броку.

— Значит, на замок практически невозможно напасть, не правда ли? По тропе невозможно подняться большому отряду, чтобы штурмовать его, да?

— Да, — ответил он. — Но мы, к сожалению, уязвимы, девочка. Северная сторона замка выходит на вершину горы, где есть узкое плато. И хотя он обнесен крепостной стеной, но, как и все стены замков, ее тоже можно проломить при желании. И все-таки за всю историю Дан-Брока эти стены пали только однажды, и было это в царствование короля Джеймса IV. Одна из служанок замка, давно любившая некоего солдата из стана противника, сбросила однажды ночью веревочную лестницу своему возлюбленному, а он, оглушив ее, открыл главные ворота армии короля.

— А почему король осаждал Дан-Брок? — спросила Велвет. Он улыбнулся:

— Случился маленький спор из-за прекрасной дамы. Эта леди, однако, предпочла моего предка и вышла за него замуж. После того как он увез ее, король ворвался в замок и нашел их пребывающими в самом разгаре медового месяца. Вместо того чтобы рассвирепеть окончательно, он развеселился и признал, что его обошли. Затем подарил в качестве свадебного подарка золотой канделябр, который ты сегодня увидишь на стене главного зала. Велвет рассмеялась:

— Мой дом, оказывается, очень романтическое место! — Она повернулась к нему с сияющим лицом. — Он прекрасен даже отсюда, Алекс. Я уверена, что полюблю его.

— Тогда поехали домой, дорогая, — сказал он, и они начали спуск в долину.

— Граф едет! — Босоногий мальчуган стрелой мчался по Брок-Эйлену, не переставая кричать:

— Граф едет! — Он был очень горд, что первым принес эту новость.

Двери домов распахивались, и обитатели деревни высыпали на улицу, чтобы поприветствовать своего властелина и его жену. Брок-Эйлен, как заметила Велвет, выглядел гораздо более процветающе, чем большинство деревень, мимо которых они проехали на своем пути. Перед некоторыми из домов были разбиты небольшие садики, в кадках даже росли цветы, а кое-где подоконники были уставлены цветочными горшками. Лица встречавших светились улыбками и дружелюбием; мужчины бросали одобрительные взгляды на Велвет, женщины хитро переглядывались.

— Добро пожаловать домой, милорд!

— Добро пожаловать и вашей супруге, милорд!

— Да пребудет с вами обоими Господь, милорд! Приветствия сыпались со всех сторон, и Велвет улыбалась в ответ. Алекс же, знавший каждого жителя своей деревни, поминутно останавливался, чтобы перекинуться парой слов.

— Аллан, спасибо тебе! Гэвин, ты что-то растолстел с тех пор, как я уехал. Не иначе опять браконьерствуешь в моих лесах, а, приятель? Джин, еще один малыш? Это что же получается, трое за три года, а?

140
{"b":"25286","o":1}