ЛитМир - Электронная Библиотека

На нее нахлынула первая волна экстаза, и она громко выкрикнула его имя, обуянная восторгом. Алекс медленно поднял голову, чуть заметно ей улыбнулся и затем вернулся к своему сладостному занятию, заставив ее и во второй, и в третий раз испытать всю полноту наслаждения. Потом нашел губами ее рот.

Ее губы призывно приоткрылись, и его язык нырнул внутрь, заполнив весь ее рот. Он долго ласкал ее, прежде чем оторваться и мягко прошептать:

— Так вот как ты чувствуешь, моя дорогая! — И он медленно вошел в ее теплое ждущее тело.

Велвет чуть не закричала во весь голос, почувствовав, как он заполняет ее, заполняет так плотно, что она даже засомневалась, сможет ли ее юное тело принять его целиком и удовлетворить его.

— О моя любовь! — наконец едва выдохнула она и в этот момент поняла, что опять принадлежит только ему. Где-то в самом потайном уголке ее сердца прозвучало «прощай», адресованное Акбару. Она никогда больше не позволит прошлому встать между ними, встать между ней и Алексом. То время ушло!

— Посмотри на меня! — Голос у него был напряженный и требовательный.

Ее глаза открылись, и он увидел взор, затуманенный страстью и любовью.

— Приручи меня, мой дикий шотландский муж! — бросила она ему вызов.

Он медленно начал двигаться вверх и вниз, постепенно убыстряя темп, проникая в нее все глубже и чаще, чаще и глубже. Он чувствовал, как ее ногти впиваются в его спину и плечи все сильнее. Наконец он уже не мог больше терпеть.

— О дорогая! — громко крикнул он. — Это ты победила! Но Велвет не расслышала его признания — как раз в этот момент он поднял ее на самые вершины их любви, и оттуда, насыщенная, она упала в водоворот страсти.

На следующее утро деревенские кумушки собрались у церкви после заутрени, чтобы всласть посплетничать о последних новостях из замка. О том, что граф прошлой ночью увел свою жену в постель еще до ужина. Все, что наготовила Мораг Геддес, так и осталось нетронутым.

— Не пройдет и года, как у Брок-Кэрна появится наследник, — усмехнулась Джин Лаури. — Это уж как пить дать.

— Точно, точно, — соглашались другие кумушки, очень довольные.

— Но как эту новость воспримет эта английская ведьма? — спросила какая-то молодуха.

— Хм! Никакая она не ведьма, даже если кое-какие глупые гусыни и верят в это. Если она и вправду ведьма, то чего же это лорд Алекс бросил ее ради своей жены? У нее нет никакой такой особой силы, моя милая, — выбранила ее Джин Лаури. — И когда Аланна Вит соизволит признать это, она уберется назад в Англию.

— Надеюсь, граф не позволит ей увезти ребенка. Бедная малышка! Ей не сладко со своей матерью, да и какая из нее мать, — сказала другая кумушка.

Аланна Вит все это слышала, стоя в тени церкви, в которую еще не успела войти. Гнев ее был дик и черен. Как же она ненавидела Велвет! Если бы эта женщина оставалась там, где была, говорила себе Аланна, Алекс в конце концов женился бы на ней. Аланна Вит стала бы графиней Брок-Кэрнской, а не эта рыжая сучка. Они оба заплатят за все, поклялась себе Аланна. Она еще не знала, как именно накажет их. Она молча ушла, чтобы не слышать больше ранящих пересудов кумушек из Брок-Эйлена, и поспешила в свой домик, где ее дочь, проснувшись и обнаружив, что она одна, плакала горючими слезами. Аланна раздраженно шлепнула ребенка.

— Успокойся, Сибби! — крикнула она. Но та только громче заплакала. Аланна спустила блузку и дала дочери грудь. Это по крайней мере заставит на какое-то время заткнуться дьявольское отродье. Вот уже несколько недель она пыталась отлучить Сибби от груди. От ее роскошных грудей ничего не останется, если она позволит ей сосать и дергать их каждый день. Господи, как она ненавидит детей! И Сибби-то она завела только для того, чтобы привязать к себе Алекса. Но и здесь ее постигло разочарование. Ребенок оказался девочкой, а не желанным мальчиком. Впрочем, не важно, подумала она. У него к детям слабость, и это, конечно, не сбросишь со счетов.

Вдруг она услышала, как открылась задняя дверь ее домика, и удивленно оглянулась. В полумраке стоял какой-то мужчина и несколько секунд молча смотрел, как она кормит ребенка. Сибби наконец-то заснула у груди своей матери, и Аланна осторожно уложила ее в кроватку, прежде чем обернуться и прошипеть непрошеному визитеру:

— Ты что, сдурел, приходить сюда днем? Что, если одна из этих деревенских сплетниц увидит тебя?

— Да ладно, никто не видел, — сказал он. — Я был осторожен, Аланна. Очень осторожен. И потом, мне очень хотелось сбежать сегодня из дому. Мне нужно повидать тебя.

— Что случилось? — Она и правда была сильно встревожена. Этот дурак может все испортить.

— Белла спустила на меня всех собак, требуя отчета в деньгах, которые я выручил, продав подаренный нам Алексом скот. Не мог же я признаться ей, что уже потратил часть золота, Аланна!

— И что же ты ей сказал, Ян?

— Ничего, — ответил он, глупо улыбаясь. — Вместо этого я последовал совету своего мудрого шурина, как надо обращаться со своей женой.

— Что ты еще натворил? — Теперь она встревожилась по-настоящему.

— Я взял палку и лупил ее по заднице до тех пор, пока она не взмолилась о пощаде, и все время при этом твердил ей, что хозяином Грантхолла являюсь все-таки я. Господи, ты бы видела, как она выла и отбивалась! Если бы я раньше знал, что лупить Беллу так приятно, я бы занялся этим давно.

— Ты идиот! — окрысилась на него Аланна. — Если она пожалуется брату. Алекс начнет задавать тебе те же самые вопросы. Ты что, не мог ей чего-нибудь наврать?

— Она не пойдет к Алексу, — уверенно ответил Ян. — Пока я лупил ее, я так возбудился, что напоследок трахнул ее. Она не сможет ни сидеть, ни ходить по крайней мере несколько дней, Аланна, а к этому времени она сообразит, что лучше молчать. Она не захочет, чтобы ее брат и его жена узнали, что произошло. Анабелла для этого слишком горда.

Он облизнул губы. Его глаза все еще светились воспоминаниями о недавней победе. Аланна видела, что он все еще горит желанием, так как его член явственно выпирал из-под зелено-красного килта. Она все еще удивлялась, как это в этой чертовой шотландской глуши, в варварской стране она вдруг обнаружила самый большой член, который когда-либо видела в жизни. Этот выдающийся природный дар возмещал Яну полное отсутствие у него мозгов.

Она подозревала, что именно благодаря этому чудовищному члену прекрасная Анабелла Гордон вышла за него замуж. Но почему-то ей казалось, что сестра Алекса давно уже не получает удовольствия от этой сделки.

— Аланна! — жадно прошептал он. Подойдя к ней. Ян повернул ее к себе задом и заставил нагнуться над столом. Завернув ей юбки на голову, он вошел в нее без всякой подготовки. Она при этом тихонько замычала, но приняла в себя его огромный член, пока его руки торопливо нащупывали ее груди, очень большие для такой миниатюрной женщины. Он ритмично двигался, входя в нее с отработанной годами ловкостью. Аланна почувствовала, как по ее телу разливается удовольствие. Когда он кончил, ее прежнее раздражение развеялось. Ян Грант гордился своим единственным достоинством, он понимал, что женщина тоже должна быть весьма довольна этим обстоятельством.

Аланна выпрямилась и расправила юбки. Ян улыбнулся ей.

— У тебя это здорово получается, — сказал он.

— Смотри, чтобы тебя не увидели, когда будешь уходить. — холодно ответила она.

— Я вернусь ближе к ночи, — самодовольно проговорил он. — Боже, не могу даже припомнить, чтобы когда-нибудь так хотел женщину после того, как уже поимел двух! — И с ухмылкой на лице Ян Грант быстро ушел тем же путем, которым пришел.

— Дурак, — пробормотала она ему вслед, но в душе знала, что будет рада опять принять его ночью.

Глава 15

Молодую графиню Брок-Кэрнскую быстро и легко приняла вся челядь замка. Поначалу их привлекала ее красота, но скоро они обнаружили, что она к тому же умная, добрая и заботливая женщина, хотя и англичанка. Они защищали ее от Аланны Вит, и жизнь для дочери серебряных дел мастера стала еще тяжелее, чем она была до приезда Велвет. Маленькую Сибиллу, однако, любили. Жители Брок-Эйлена считали, что дочь Алекса — одна из них.

144
{"b":"25286","o":1}