ЛитМир - Электронная Библиотека

Она еще толком не посмотрела на него, иначе визг стоял бы на весь дом. Он сделал, как ему было велено, и уселся в лохань, думая при этом, каким идиотом он, наверное, смотрится со стороны с коленями, задранными к потолку. Через несколько минут, как она и обещала, его рубашка и штаны были выстираны и развешаны перед огнем для просушки. Теперь Аланна приступила к мытью Раналда Торка и не давала ему никакой пощады, ожесточенно соскребая с него щеткой из кабаньего волоса грязь.

— Боже! — пожаловался он, когда она намылила его маленьким куском мыла. — Я благоухаю, как какой-то чертов цветочек.

— Пахнешь чистотой, ты, дубина! Для тебя это редкое событие, ничуть не сомневаюсь! Встань! Я не могу мыть, если не вижу, что мою.

Раналд Торк встал, ожидая, когда она закричит. Довольно долго она стояла неподвижно, а потом сказала:

— Я думала, что у Яна Гранта самый большой член во всем христианском мире, но, судя по всему, я ошибалась, не так ли? — Она намылила его, нежно касаясь руками его мужской красы. — Господи, ты как бык, Раналд Торк! — Она взяла в руку его мошонку, но она в ней не помещалась. Своими крохотными пальчиками она чувственно провела по всей огромной длине его члена, сладострастно вздыхая при этом, и он зашевелился под ее прикосновениями. — Сядь и ополоснись, — сказала она напряженным голосом. — Чем скорее ты будешь чистым, тем скорее сможешь заполнить меня своим огромным колом.

Еще ни одна женщина никогда не говорила с ним так. Обычно они стонали и плакали от страха при виде его члена. Он взглянул на нее сверху вниз. Конечно, по сравнению с ним она совсем крохотная. Он вдруг испугался, что убьет ее, если войдет в нее весь, и почему-то, он сам не знал почему, ему этого совсем не хотелось.

Как бы прочитав его мысли, она сказала:

— Тебе придется входить в меня очень медленно, пока мы не увидим, сколько я смогу уместить в себе.

Он кивнул и выбрался из лохани. Она насухо вытерла его маленьким полотенцем. Когда она закончила, он вдруг обнаружил, что, несмотря на свой голый вид, он по-прежнему остается хозяином положения. Его больше не приводит в замешательство эта маленькая белокурая женщина, которая так смело разговаривает с ним.

— Ну, — медленно сказал он, — ты смогла хорошенько рассмотреть все то, что есть у меня, теперь давай посмотрим, чем располагаешь ты, женщина!

С медленной соблазнительной улыбкой Аланна сбросила сорочку, и ее улыбка стала шире, когда она увидела, как у него перехватило дыхание. Она очень гордилась своим телом. Может быть, она и миниатюрная, но руки и ноги у нее приятно округлые, а груди большие и полные. Протянув руку, он осторожно приподнял одну из этих больших грудей, улыбнувшись, когда от его прикосновения сосок вдруг налился и выпрыгнул вперед.

Взяв его за руку, она повела его наверх, на сеновал, где был расстелен матрас. Они встали на колени лицом друг к другу, и он пробежался руками по всем ее пьянящим прелестям. Ошеломленный щедростью преподнесенного ему дара, он даже не знал, откуда начать. Его большие руки обняли ее и стиснули ей ягодицы, оказавшиеся округлыми и твердыми. Аланна руками подняла груди и водила ими по его волосатой груди. Вообще все его тело, как она заметила еще раньше, было покрыто густым темным волосом. Несколько мгновений они изучали друг друга, но она уже и так возбудила его сверх всякой меры, и, видя это, Аланна легла на спину и широко раздвинула ноги.

— Ну, давай, — поощрила она его, — заполни меня своим чудовищным членом, Раналд Торк!

Застонав, он почти рухнул на нее и начал запихивать себя в ее плоть. Сначала Аланна думала, что он разорвет ее пополам, но потом заставила себя расслабиться, а он удерживался от ненужной торопливости. Вдруг, к ее удивлению, он вошел в нее весь целиком. Довольно улыбнувшись, он поцеловал ее в губы.

Но она отвернула голову и сказала:

— А теперь трахни меня, ты, животное! Теперь мы знаем, что ты меня не убьешь.

С огромной охотой Раналд Торк подчинился требованиям Аланны. Она — единственная женщина, которая легко приняла его в себя да еще вдобавок умоляла продолжать. Он провел длинную и счастливую ночь любви с этой крошечной англичанкой. Если говорить честно, она выжала из него все соки, и он любил ее за это еще больше. Когда настал рассвет, она встала, чтобы приготовить ему завтрак, состоящий из овсянки, яиц, ветчины и лепешек.

Ян Грант, прокравшись назад в дом, ожидал увидеть свою любовницу мертвой. А вместо этого обнаружил ее сидящей за столом вместе с его кузеном и уплетавшей завтрак за обе щеки.

— Теперь она моя женщина, — без предисловий объявил Раналд Торк.

— Ты трахнул ее? — Ян был удивлен.

— Да, — ответил тот.

— Но ты же обычно убиваешь женщин своим членом, — сказал Ян.

— Да, но на этот раз все было по-другому, — ответил Раналд.

— Как это?

— Конечно, нет сомнения, что у меня самый большой член в христианском мире, но Аланна, — он широко улыбнулся Яну, — ну, мне кажется, что у нее зато самая большая дырка. Мы отлично подходим друг другу, мышонок! А теперь садись, приятель, и съешь чего-нибудь. У нас впереди долгий и трудный день.

Немало удивленный таким поворотом событий, Ян присел к столу, и Аланна поставила перед ним горшок с горячей овсянкой.

— Сегодня утром я послал записку Велвет, — сказал он. — А также приготовил другую записку, которую мы отошлем в Дан-Брок, когда она будет в наших руках.

Раналд Торк одобрительно промычал.

— Что ты собираешься делать с Сибби? — спросил Ян у Аланны. — Мы же не можем взять ее с собой.

— Я попрошу госпожу Лаури присмотреть за ней, — ответила Аланна. — Она все равно проводит большую часть времени с этой женщиной, и похоже, эта стерва питает к ней слабость, несмотря на своих собственных детей. Когда они увидят, что я уезжаю, можете не сомневаться. Джин Лаури заберет Сибби к себе. А если ей не захочется кормить лишний рот, она всегда может отдать ее отцу, когда тот вернется. Мне становится смешно, когда я представляю благородного и могущественного лорда и его леди, когда после всего они вернутся домой и обнаружат, что им надо растить моего ребенка. И она сделает это, потому что у нее слишком уж чувствительное сердце. Я видела, как она ведет себя с детьми здесь, в деревне.

— Ты оставишь своего ребенка посторонним людям? — спросил Раналд Торк.

— А ты возьмешь меня с ребенком, если я буду настаивать на этом? — возразила Аланна.

— Нет, эта жизнь не годится для ребенка, — ответил он.

— Значит, ты хочешь бросить меня, Раналд Торк, еще до того, как все кончится? А я думала, тебе нравится трахать меня.

— Я никогда тебя теперь не брошу, Аланна, — ответил тот. — Тот зуд, который обуревает тебя, требует, чтобы я тебя постоянно почесывал. Но запомни: если ты хотя бы взглянешь на другого мужчину, я переломаю тебе все кости. Оставляй здесь девчонку. Ты теперь моя женщина, и я наделаю тебе других детей.

— Не раньше, чем женишься на мне! — резко перебила она его.

— Хорошо, когда будем в Эдинбурге, я женюсь на тебе, — пообещал он. — А кто знает меня, скажут, что мое слово твердое.

Ян Грант в изумлении прислушивался к их разговору. Они, казалось, забыли о его присутствии. Он был несколько удручен тем, что Аланна, бывшая в течение стольких месяцев его любовницей, так легко и без всяких усилий дала ему отставку. На мгновение он забыл, что сам собирался бросить ее, что он сам не задумываясь подсунул ее своему кузену, чье могучее внимание могло легко искалечить ее, а то и вовсе убить. Ян считал себя выдающимся любовником, но Аланна Вит, похоже, и думать о нем забыла. Он решил, что она обычная английская шлюха, у которой не хватает даже мозгов, чтобы понять, кого она теряет, выходя замуж за это чудище, которым был его кузен. Ну что же, удачи им. А она им очень понадобится, если Брок-Кэрн задумает с ними рассчитаться. Он же к этому времени будет жить во Франции так, как он всегда мечтал.

Еще до того как первые лучи солнца коснулись долины, Ян .. Грант и Раналд Торк покинули дом Аланны Вит. Никто, даже маленькая Сибилла, не знал, что они вообще там были. Грязные тарелки, оставшиеся от завтрака, были вымыты и поставлены в буфет, после чего Аланна разбудила ребенка и вынула девочку из колыбели. Она умыла ее и накормила оставшейся кашей с лепешкой, на которой едва было несколько капель меда. Одев девочку в чистое платьице, она причесала ее рыжеватые волосики, вывела из дома и прошла несколько шагов до соседнего дома, где жила Джин Лаури Аланна вошла в дом, даже не постучав, и Ангус Лаури, сидевший за столом, поднял на нее взгляд, не в силах скрыть восхищение.

149
{"b":"25286","o":1}