ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Жестокая красотка
Культ предков. Сила нашей крови
После
Принцип рычага. Как успевать больше за меньшее время, избавиться от рутины и создать свой идеальный образ жизни
Карнакки – охотник за привидениями (сборник)
Омон Ра
Я ненавижу тебя! Дилогия. 1 и 2 книги
Француженка. Секреты неотразимого стиля
Мама на нуле. Путеводитель по родительскому выгоранию

— Благодарю вас, — сказала Велвет. — Я буду вам весьма признательна. — Она полезла в карман жакета за кошельком, но хозяин гостиницы решительно схватил ее за руку.

— Не показывайте мне своего золота, мадам, пока я не буду твердо знать, возьмет он вас с собой или нет Никогда не знаешь, кому на глаза оно попадется.

Послушавшись, Велвет вынула руку из кармана и сказала:

— Найдется здесь уединенное местечко, где моя служанка и я могли бы подождать? И не могли бы вы принести нам чего-нибудь поесть?

Хозяин провел их в маленькую комнату, и вскоре появилась румяная служанка, принесшая им сначала теплой воды, чтобы умыться и помыть руки, а потом поднос с горячим ужином, состоявшим из жареных цыплят, двух маленьких, исходящих паром пирожков с мясом, хлеба, сыра и печеных яблок со сливками. На столе появился также отличный темный эль. Велвет и Пэнси смогли наконец-то как следует поесть. Та пища, которую приносил им Ян, выглядела не очень аппетитно, но они вынуждены были есть ее, чтобы не умереть с голоду.

— Господи, как же мне хочется принять ванну! — с чувством произнесла Велвет. — От меня пахнет потом, но без чистой одежды какой смысл купаться? — вздохнула она.

Пэнси мрачно кивнула:

— Возможно, когда мы окажемся на корабле и расскажем капитану Майклу Смоллу, кто мы такие… Велвет не дала камеристке закончить:

— Нет! Мы не будем ему ничего говорить, Пэнси. Никто не должен знать, кто мы такие, особенно капитан Смолл. Дядя Робби нашел Майкла, избитого, на улице много лет назад, — продолжала Велвет. — Тогда он был совсем маленьким мальчиком. Дядя Робби взял его на свой корабль и сделал юнгой. Это случилось еще до моего рождения, Пэнси. Майкл не помнил даже своей фамилии, так что дядя Робби дал ему свою. Мы будем в безопасности на борту корабля, принадлежащего компании О'Малли — Смолл, но капитан Смолл не знает меня в лицо, так что он не сможет никому рассказать, куда мы направляемся.

— Но почему все-таки мы убегаем, миледи? — спросила Пэнси. — Мы спаслись от Раналда Торка и господина Гранта. Почему мы не можем отправиться домой? Дагалд наверняка меня поколотит. — Она усмехнулась и поведала своей госпоже:

— Дагалд не хотел отпускать меня с вами тем утром, но Мораг встала на мою сторону, сказав, что ехать всего какие-то две мили.

— Пэнси, — серьезно сказала Велвет, — если ты хочешь уехать домой, езжай, и чем больше я об этом думаю, тем вернее прихожу к выводу, что так будет лучше. А я не могу. Ян пошел к Мэйтланду. Когда Мэйтланд услышит о его плане, он вышвырнет его вон, но использует его идею. Они начнут охоту, чтобы, поймав меня, заполучить Фрэнсиса. Я этого допустить не могу! Я не осмеливаюсь послать даже записку матери из опасения, что ее перехватят, да и кому мы можем доверить отвезти эту записку? Нет. Через несколько недель король поймет, что найти меня невозможно, и они забудут обо мне. Тогда я тайно вернусь домой. А до того я должна быть там, где шотландская корона не сможет достать меня. Они будут искать меня в Дан-Броке, может быть, даже пошлют шпионов в Королевский Молверн, но меня там не будет. Я уеду туда, где меня никто не найдет. Но ты должна поехать домой, Пэнси.

— Поехать домой? — ужаснулась Пэнси. — Оставить вас, когда вы впутываетесь в очередную дикую авантюру? Никогда, госпожа Велвет! Да мать меня просто прибьет, но только после того, как мне достанется и от миледи Скай, и от его милости, и от вашего мужа, и от моего. Куда бы мы ни отправлялись, мы поедем вместе, миледи. И кто, хотела бы я знать, будет о вас заботиться, если меня не будет рядом?

— О, Пэнси, ты уверена? Я не хочу подвергать опасности ни тебя, ни твоего ребенка.

— У вас тоже ребенок, миледи. Я буду вам нужна, — спокойно ответила служанка.

— Да, — призналась Велвет, — ты мне будешь нужна, Пэнси.

— Значит, с этим мы порешили, — сказала Пэнси. — А где мы будем прятаться во Франции? Надеюсь, не у ваших дедушки с бабушкой? Они ведь тут же уведомят ваших родителей, а те сообщат графу. Тут-то мы и окажемся в капкане.

— Мы поедем в Бель-Флер, Пэнси. Это поместье моих родителей во Франции, но они редко появляются там. Там мы будем в полной безопасности. Когда Джеймс Стюарт решит, что я не стою того, чтобы из-за меня трепать себе нервы, мы сможем вернуться в Дан-Брок к своим мужьям.

Аминь! — благоговейно перекрестилась Пэнси.

Глава 16

Ян Грант смог добраться только до соседней таверны, заказал себе еще виски, а потом еще. Люди Раналда Торка, вернувшись с ужином, обнаружили, что и он, и обе пленницы исчезли. Привыкшие во всем слушаться своего вожака, они терпеливо дождались возвращения Раналда Торка и его жены. Хотя Раналд не имел ни малейшего представления о том, куда могли подеваться женщины, но где искать Яна, он знал совершенно точно и отрядил одного из своих людей в таверну, чтобы тот притащил его кузена домой. Прежде чем окончательно отключиться, Ян смог все-таки поведать, что он тут ни при чем и вообще ничего не знает о случившемся.

— Они сбежали, черт бы побрал этого пьяницу! — сказал Раналд Торк Аланне. — Хотя понятия не имею как.

— Может быть, их отыскал Брок-Кэрн? — предположила Аланна.

— Нет, если бы это было так, Ян был бы давно мертв.

— Что же нам теперь делать, Раналд? — В первый раз со времени их знакомства Аланна казалась испуганной. — Если что-нибудь случится с ее милостью, Алекс заставит отвечать за это всех нас.

— Единственный, кто об этом может что-нибудь знать, это в стельку пьяный кузен, — пробормотал Раналд. — Я не намерен болтаться здесь, дожидаясь, пока появится Алекс Гордон и выместит на нас свое зло, моя дорогая. Я причастен только к краже его скота и ни к чему больше.

— Так что же нам делать? — повторила Аланна.

— Я сдержал слово, данное Яну, но теперь под угрозой наша жизнь, — ответил ее муж. — Уверен, что Ян теперь проспит как минимум до завтра. Мы отвезем его в Эдинбург и оставим у дома Хантли с запиской, что это как раз тот человек, которого ищет Брок-Кэрн. Это, моя дорогая, сразу решит все проблемы. Потом поедем домой. Впредь меня никаким калачом не заманишь в такую даль от моих земель, Аланна. У нас достаточно золота, чтобы пожить в свое удовольствие. Мы вернемся домой и всю долгую зиму проведем в постели, трахаясь и закусывая, трахаясь и выпивая! Как тебе это нравится?

Аланна улыбнулась.

— Да, — сказала она, — очень даже нравится.

К счастью, и Фрэнсис Стюарт-Хэпберн, и Алекс Гордон были живы. Охраняемые людьми Алекса, они спустились на юг, нашли ярмарку, где был продан скот Алекса, и потом двинулись в Эдинбург, где должен был свершиться суровый суд. Потом на ступени дома графа Хантли несколькими крепкими ребятами в килтах цветов клана Шоу был подброшен Ян Грант, с приколотой к его одежде запиской, из которой следовало, что он как раз тот, кого хотел получить Гордон Брок-Кэрнский. Из этого Ботвелл и Алекс заключили, что Ян Грант, по всей видимости, не добрался до Мэйтланда.

Восемнадцатого октября Мэйтланд попытался завлечь лорда Ботвелла в ловушку, устроенную ему в «Золотом якоре»в Лейте, причем имя леди Гордон никак не упоминалось. Теперь Алекс и Фрэнсис знали уже наверняка, что Ян не был у канцлера. Ботвелл, таким образом, счастливо избежал и этой ловушки и отбыл назад в Хэрмитейдж. Его встречи на севере Шотландии не привели ни к какому результату, так как разные группировки так и не смогли договориться между собой, как противостоять королю, не совершая при этом государственной измены.

Ян Грант был очень близок к тому, чтобы стать богатым человеком. Правда, к этому времени он был уже давно мертв. Смерть его была постыдной. Кое-как продрав глаза после пьяного загула, он лениво потянулся и вдруг сообразил, что находится совсем не в своей убогой комнате, которую они снимали в Лейте. Во рту у него была помойка, голова раскалывалась от боли. Он медленно перевернулся на бок, и тут его глаза встретились со взглядом Александра Гордона, графа Брок-Кэрнского. От ужаса у Яна Гранта отвисла челюсть, он судорожно вздохнул, прежде чем его сердце остановилось от страха, когда он прочел приговор в глазах графа.

153
{"b":"25286","o":1}