ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
7 принципов счастливого брака, или Эмоциональный интеллект в любви
Перебежчик
Люди с безграничными возможностями: В борьбе с собой и за себя
Заботливая мама VS Успешная женщина. Правила мам нового поколения
Струны волшебства. Книга первая. Страшные сказки закрытого королевства
Чего хотят женщины. Простые ответы на деликатные вопросы
Если бы наши тела могли говорить. Руководство по эксплуатации и обслуживанию человеческого тела
Половинка
Цветок в его руках

— Да, — сказала Джин, — очень может быть, что она скрывается в доме у матери. Это естественно для молодой женщины, носящей своего первого ребенка. Ты почти наверняка найдешь свою жену у ее матери.

— Надеюсь, Джинни, — лихорадочно ответил Алекс, — но сейчас я хочу поговорить с тобой о твоем будущем и будущем твоих детей. Этот дом теперь твой, можешь делать с ним все, что хочешь. Мне бы хотелось, чтобы ты перебралась в замок и стала няней при Сибби и ребенке, которого весной родит Велвет. Твои дети будут расти вместе с моими и даже смогут получить образование, если проявят к этому склонность. Ты сможешь заботиться о Сибби, зная, что ее мать теперь жена Раналда Торка?

— Ох! — сказала Джин Лаури. — Малышка не должна расплачиваться за мать. А ее милость позволит ей жить в замке?

— Да, — сказал он. — Раналд Торк рассказал мне, что та уже ругалась с Аланной, заявив, что вырастит Сибби как собственную дочь и что спустит собак на Аланну, если та когда-нибудь хоть близко подойдет к Дан-Броку.

— Поезжай на юг, в Англию, Алекс, и привези домой свою жену, — сказала Джин Лаури, ободряюще похлопав его по руке.

Обняв ее на прощание, граф Брок-Кэрнский сделал именно так. Быстро покрывая милю за милей вместе с Дагалдом и дюжиной своих людей, он добрался до Королевского Молверна в рекордно короткий срок. Первой он увидел тещу.

На лице Скай было написано удивление, когда Алекс и его люди подъезжали к дому. Она только что вернулась с долгой прогулки верхом с Адамом, который повел лошадей на конюшню.

— Алекс! Где Велвет? Она не приехала с вами?

Он почувствовал, как у него упало сердце, но он все-таки соскочил с лошади и поцеловал ее руку.

— Мадам, — сказал он, — я надеялся, что вы мне скажете, где Велвет.

— Что? — У Скай кровь застыла в жилах.

— Велвет похитили несколько дней назад и увезли в Лейт. Ей удалось убежать от похитителей, но мы не можем ее найти. Она исчезла. Я надеялся, что она прискакала к вам.

— Кто, черт побери, похитил ее? — Адам де Мариско подошел от конюшни как раз вовремя и услышал краткое объяснение своего зятя.

— Пожалуйста, Адам! — Скай успокаивающе положила свою руку на напряженную руку мужа. — Пройдем в дом и выслушаем, что нам хочет сказать Алекс. Разве ты не видишь, как он взволнован?

Она повела своего мужа, Алекса и Дагалда в библиотеку и устроила их поудобнее с кубками темно-красного вина. Она двигалась как во сне, хотя никто из мужчин этого не заметил. Велвет, ее ребенок, возможно, самый любимый из всех ее детей, если мать, которая родила восьмерых детей, может иметь любимчиков. Они напряженно ждали, пока она наконец присоединится к ним, и только тогда Алекс начал рассказывать свою историю.

Когда он закончил, Адам взорвался от переполнявшего его гнева:

— Вы принимали заклятого врага Джеймса Стюарта в своем доме, вы, несчастный глупец? Что за дьявол подтолкнул вас общаться с предателем? Если что-нибудь случится с моей дочерью, милорд, я сам разделаюсь с вами!

— Лорд Ботвелл не предатель, Адам! — возразил Алекс. — Король всегда завидовал и боялся Фрэнсиса и сейчас боится и завидует ему. Да, это правда, что Фрэнсис иногда намеренно дразнил Джемми, но нет человека более преданного Джеймсу Стюарту, чем его кузен Фрэнсис Стюарт-Хэпберн!

— Где вы искали женщин в Лейте? — прервала его Скай, постепенно начиная приходить в себя.

— Где мы могли искать, Скай? Она убежала из того притона, где ее держали. Поблизости от того места я и искал.

— Лейт — это порт, Алекс. Вам не пришло в голову, что она могла уплыть на корабле? — спросила Скай.

— Но зачем? — удивился он.

— Я не знаю зачем, Алекс. Нам нужно прежде найти Велвет, только тогда мы узнаем. Но наверняка у нее были на то веские причины, можете не сомневаться. Вы счастливы друг с другом? Искренне счастливы? Или вы все еще считаете ее виноватой в том, что вам пришлось так надолго расстаться?

— Нет, мадам! — крикнул он. — Мы уже давно живем душа в душу. Мы оба были счастливы. Она полюбила Дан-Брок, и все полюбили ее.

— Да, — вступил в разговор Дагалд, — наши люди любят графиню за ее доброту и хорошее отношение ко всем. У нее нет врагов, кроме этой английской потаскушки.

— Ваша… — Скай заколебалась. — Эта женщина, дочь серебряных дел мастера, все еще в замке? — Ее взгляд был переполнен гневом.

— Я не имею ничего общего с Аланной Вит вот уже три года, — спокойно сказал Алекс. — Когда Велвет должна была вернуться, Аланна все еще жила в Дан-Броке, хотя я предложил ей уехать в Лондон. Но она предпочла остаться в Брок-Эйлене. Я никак не ожидал, что она останется, так как она ненавидела Шотландию или, во всяком случае, так говорила. Когда она предпочла остаться дома, я не мог отступиться от своего слова. Она не причиняла Велвет беспокойства, клянусь вам!

— У нее ребенок от вас? — тихо спросила Скай.

— Да, и я всегда буду заботиться о малышке, — честно ответил Алекс. — Но Сибби — мой незаконнорожденный ребенок. А тот, которого носит Велвет, будет моим наследником.

— Велвет беременна? — в один голос воскликнули Скай и Адам.

— Ребенок должен родиться ранней весной, как рассчитывала Велвет. Разве она вам не написала? Но нет. У нее, наверное, не было времени.

— Если моя дочь счастлива с вами, — сказала Скай, — тогда я не могу понять, почему она бросила вас. Но мы этого не узнаем, пока не найдем ее. Я пошлю своего человека в Лейт. Он знает, какие вопросы надо задавать и где их надо задавать, Алекс. Вы останетесь с нами, пока мы что-нибудь не выясним? Если Велвет вернется в Дан-Брок, ваши люди известят вас.

— Да, — благодарно ответил он, — я останусь, Скай, спасибо, я очень признателен вам.

— Моя бедная девочка, одна и без друзей, — пробормотал Адам.

— Она не одна, — прервал его Дагалд. — С ней моя жена. Пэнси вот-вот должна родить. У вашей дочери чертовски развито чувство времени, если вы извините меня, милорд. Каждый раз, как моей жене время рожать, миледи куда-то исчезает, и Пэнси с ней вместе!

Скай не могла удержаться от смеха, даже Алекс и Адам улыбнулись.

— Я уверена, Велвет делает это не намеренно, Дагалд, — сказала Скай.

Дагалд фыркнул, всем своим видом говоря, что совсем не уверен в этом.

— Ты не сходишь и не объяснишь все это Дейзи? — попросила Скай Дагалда. — Она знает, что ты здесь, и будет рада узнать хоть что-то о своей дочери.

— Благодарю вас, миледи, я, конечно, схожу. — Дагалд встал со скамьи и направился к выходу.

— Сейчас уже поздно, — заметила Скай, — и посылать моего человека в Лейт на ночь глядя нет смысла, но утром он уедет.

— Я пошлю с ним своих людей, — ответил Алекс. — Они помогут ему, если что-нибудь непредвиденное возникнет по ту сторону границы.

Адам де Мариско ничего не сказал. Он, ссутулившись, сидел в кресле, обхватив крупными руками кубок с вином. Он так жалел, что отдал бесценную дочь этому шотландцу. Не успел Алекс Гордон войти в ее жизнь, как она превратилась в сплошной кошмар, где одна беда следовала за другой. Почему так происходит, думал он. Родители за свою жизнь научились многому на собственных ошибках, но не могут сделать жизнь своих детей безоблачной. Осень подходила к концу. На носу была зима. В безопасности ли Велвет? Тепло ли ей, есть ли у нее подходящая одежда? Не страдает ли она от голода и жажды? Тысячи вопросов сверлили мозг Адама, но пока ни на один из них, похоже не было ответа.

Возвратившись в Шинон, Генрих Наваррский только загадочно улыбался в ответ на веселое подшучивание его товарищей по охоте.

— Ну и как ты поохотился? — спрашивали они. — Смог за одну ночь свалить наземь эту рыжую красавицу олениху?

Генрих молчал, но его придворные, многие из которых были его друзьями еще со времен юности, знали, что означает его довольный вид: он добился того, чего хотел. Они искренне восхищались его умением очаровывать женщин и одновременно завидовали его успехам у прекрасного пола, что, как ни странно, не имело ничего общего с его высоким королевским положением. В те давние времена, когда он, беззаботный мальчишка, носился босиком по окрестным холмам, как олень, в округе не было ни одной женщины, которая устояла бы перед ним, стоило ему захотеть. Так что они подшучивали над ним весьма добродушно, и, хотя он ничего не говорил, они знали, что ту ночь он провел гораздо приятнее, чем они.

162
{"b":"25286","o":1}