ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет, Велвет, дорогая. Вам не надо просить меня поцеловать вас. Это то, чего я хочу с того самого момента, когда впервые увидел вас.

Он наклонил голову, и Велвет показалось, что ее сердце выпрыгнет из груди, когда ее изумрудные глаза утонули в его золотистых. Медленно его губы встретились с ее. Все ее существо пришло в испуганно-радостное состояние возбуждения. Глаза сами закрылись, и она задрожала от наслаждения, когда губы мужчины коснулись ее в первом нежном прикосновении. Какое-то мгновение Велвет не знала даже, дышит ли она еще, почти уверенная, что умирает, когда силы покинули ее. Ее руки обвили шею Алекса, и он прижал ее к себе еще крепче.

Алекс не подозревал, что губы женщины могут быть такими податливыми и ласковыми. Вначале он старался быть только нежным, но она не проявила испуга и не оказала сопротивления. Он принялся целовать ее более страстно, ее губы набухли и раскрылись ему навстречу. Он дрожал от поднимающегося желания, хотя и понимал, что прекратить их объятия, пока они не переросли во что-нибудь большее, должен именно он. С большой неохотой он оторвался от Велвет и посмотрел на ее бледное лицо. Медленно-медленно глаза девушки открылись, и она взглянула на него.

По его губам пробежала улыбка, он нежно погладил ее по щеке.

— Надеюсь, первый поцелуй был удачный, Велвет? — спросил он спокойно.

Стараясь удержаться на ногах, она молча кивнула. В словах нужды не было, ибо он прекрасно видел, как потемнели ее глаза от просыпающегося желания. Она несколько раз глубоко вздохнула, что вроде бы помогло ей прийти в себя.

Заметив, что она пытается восстановить равновесие, Алекс сказал успокаивающе:

— Когда вы будете готовы, я провожу вас на празднество.

Наконец она обрела голос.

— Это всегда бывает так? — спросила она.

— Как так?

— Так… — Она запнулась в поисках нужного слова. — Так волнующе?

Он был очарован ее честностью.

— Я не могу сказать, что чувствует женщина, Велвет, но для меня наш поцелуй тоже был волнующим. Вы очень милая девушка. — Потом взял ее за руку и повел наверх, в сад, где еще продолжались танцы.

— Вы бы хотели поцеловать меня еще? — вдруг удивила она его неожиданным вопросом.

Он остановился и, взяв ее за плечи, посмотрел на нее сверху вниз, чем-то озабоченный.

— Да, я поцелую вас еще, Велвет, но за это вы должны мне кое-что обещать!

— Что?

— Мне бы хотелось, чтобы вы не просили других джентльменов целовать вас.

— Вы опасаетесь за мою репутацию, милорд, или считаете, что я еще не умею хорошо целоваться? — дерзко спросила она.

— И то и другое, — ухмыльнулся он, забавляясь ее нахальством.

Велвет обрадовалась.

— Вы мне нравитесь, Александр Гордон, — заявила она. — Вы будете мне другом, таким же, как и Робин?

— Да, дорогая, я буду вашим другом. — Он почувствовал, как внутри у него поднимается тепло от ее слов. Робин был прав, уговаривая его подождать. Он понравился Велвет! Скоро он научит ее любви.

— Я не поцелую больше никого, кроме вас, Алекс, — сказала она мягко. — По крайней мере до тех пор, пока не научусь целоваться хорошо, — добавила она со смехом.

Алекс заметил, что Роберт Деверекс после их с Велвет возвращения поглядывает на него ревниво. Граф Эссекский с раздражением заметил, что щечки Велвет горят, а губы припухли. Подойдя к лорду Гордону, он прошептал низким голосом:

— Вы знаете, что королева неодобрительно относится к тем, кто заигрывает с ее придворными дамами, милорд. Кроме того, девушка помолвлена.

— Все это мне известно, милорд, — спокойно ответил Алекс. — Осмелюсь вам напомнить, что я друг брата Велвет и не стану подвергать эту дружбу испытанию, чем-либо навредив его сестре. Со мной девушка в полной безопасности.

— Боже мой! — взорвалась Велвет. — Вы хуже, чем какой-нибудь родитель, Скэмп. Принимая во внимание вашу репутацию в отношении женщин, эта постоянная забота о моем целомудрии становится невыносимой! Я решила состоять при дворе для того, чтобы хоть немного повеселиться, прежде чем мне придется остепениться и превратиться в старую замужнюю женщину! Я не потерплю больше этой постоянной слежки!

— Я стремлюсь только охранить вас от тех, кто может испортить вашу репутацию, — проговорил Эссекс угрюмо.

Велвет вдруг почувствовала раскаяние. Она знала, что человек, которого она звала Скэмп, — один из наиболее могущественных английских придворных — настоящий ее друг.

— Я знаю это, — сказала она, — но иногда вы чересчур усердны, дорогой Скэмп. Лорд Гордон для меня друг, и я рада этому. — Она положила свою ручку на руку Эссекса. — Теперь пойдем и поищем чего-нибудь освежающего. Я плохая хозяйка дома, и Робин будет мной недоволен.

Эссекс повеселел от ее мягкой лести и позволил увести себя. Уолтер Рэлей улыбнулся Александру Гордону:

— Девочка умеет побеждать, не так ли, милорд? Алекс замер.

— Сэр, — начал он, — я думаю, вы меня с кем-то путаете.

— Не думаю, — ответил Рэлей. — У меня хорошая память на имена и титулы. Вы — граф Брок-Кэрнский, нареченный супруг Велвет, и она об этом не знает, не правда ли?

Так как отрицать что-либо было бесполезно, Алекс просто ответил:

— Нет, она не знает. Ее брат и я считаем, что сначала мы должны подружиться, а уж потом говорить о свадьбе. Рэлей кивнул:

— Она вас никогда не видела, получается?

— Ей было пять лет, когда я видел ее в последний раз. Рэлей удивленно посмотрел на него:

— За десять лет вы ни разу не видели девочку? Я знаю, что вы живете на севере, лорд Гордон, но неужели за все эти годы нельзя было выкроить время и взглянуть на Велвет? Теперь я понимаю, почему она так упирается.

Алекс вспыхнул:

— Большую часть этого времени я провел во Франции и Италии, а потом мне пришлось выполнять кое-какие поручения моего короля. Кроме того, мой отец нуждался во мне. Время промелькнуло так быстро. Отец распорядился, чтобы я женился на Велвет и сохранил наш род.

— Итак, — сухо заметил Уолтер Рэлей, — хороший сын, каким вы, по-видимому, являетесь, поспешил выполнить волю своего отца, даже не дав себе труда подумать о чувствах девушки в этом вопросе. У вас не очень много такта, не так ли, милорд?

— Пожалуй, — усмехнулся Алекс с несколько унылым видом. — Робин уже устроил мне хорошую выволочку. Боюсь, я ошибся, послав то злополучное письмо. Теперь мне придется потрудиться, чтобы завоевать расположение Велвет, прежде чем я осмелюсь открыть ей, кто я есть.

— Я намерен раскрыть ваше подлинное имя королеве, — заявил сэр Уолтер. — Чтобы добиться Велвет, вам понадобится ее помощь. Королева ревниво охраняет своих фрейлин, но, если она будет знать, что ваше ухаживание носит честный характер и вы имеете на это право, она окажет вам неоценимую помощь. Елизавета Тюдор может быть и настоящим другом, и заклятым врагом.

— А как быть с Эссексом?

— Роберт Деверекс — молодой человек с горячей головой, — спокойно сказал Рэлей. — Обычно мы с ним мало общаемся. Ему совсем не нужно знать, кто вы есть на самом деле. В запале он может легко выдать вас и все разрушить, сам того не желая. Роберт — человек беспечный. Позвольте мне поговорить с королевой прямо сейчас, а потом, с ее разрешения, я представлю вас ее величеству. — Уолтер Рэлей отошел, а Алекс отправился на поиски хозяина.

Рэлей легко проник внутрь кружка, собравшегося вокруг королевы, осторожно прокладывая себе путь сквозь толпу, пока не оказался рядом с ней. Королева слушала одного из своих молодых фаворитов — Энтони Бэкона, но, как всегда, замечала все происходящее вокруг. Она, не торопясь, взяла Рэлея под руку и улыбнулась ему, ни на секунду не оставляя своим вниманием молодого Бэкона.

— Мне нужно несколько секунд для конфиденциального разговора, — тихо прошептал он ей на ухо, и она кивнула в знак согласия.

Когда рассказчик закончил свою историю, встреченную довольным смехом, королева отправилась на прогулку по дорожкам сада, по-прежнему держа Рэлея под руку. Остальные джентльмены следовали за ними, пока она не обернулась и не сказала кокетливо:

25
{"b":"25286","o":1}