ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пять Жизней Читера
Когда утонет черепаха
Свобода от контроля. Как выйти за рамки внутренних ограничений
Настоящая любовь
Мост мертвеца
Тайна мертвой царевны
Битва полчищ
Околдовать и удержать, или Какими бывают женщины
Ветер Севера. Аларания

— А как вы связаны с графом? — с любопытством спросила она.

— Боюсь, вы будете шокированы, Велвет, но все мы состоим в родстве благодаря нашему общему деду, королю Джеймсу V Шотландскому. Стюарты — прекрасное семейство, но никогда его члены не отличались супружеской верностью. Обе наши бабки, моя, Александра Гордон, и бабка Френсиса, были любовницами короля, причем в одно и то же время. Мой отец появился на свет от связи моей бабки с Джеймсом так же, как и отец Фрэнсиса, Джон Стюарт, настоятель Колдингхэма, явился плодом страсти его бабки.

— Да, — произнес глубокий, насмешливый голос за их спиной, — мы, Стюарты, клан весьма любвеобильный и щедро раздаем свою благосклонность. Добрый день, дорогой кузен Брок-Кэрнский. А кто это прелестное создание?

Велвет обернулась и увидела перед собой одного из красивейших мужчин, когда-либо встречавшихся в ее жизни. Ростом больше шести футов11, с худощавой, без капли жира фигурой. Ясно, что этот человек проводил большую часть времени на открытом воздухе. Хорошо вылепленное чувственное лицо с яркими голубыми глазами, темно-каштановыми, как у нее самой, волосами и короткой, ухоженной бородой того же цвета. Улыбка у него была быстрой, и казалось, что улыбается он всем лицом, до самых глаз.

Алекс рассмеялся:

— Ты никогда не изменишься, Фрэнсис! Никогда не упустишь случая положить глаз на женщину, но эта моя, я привез ее из Англии. Позволь представить тебе — моя нареченная жена Велвет де Мариско. Велвет, это мой двоюродный брат граф Ботвеллский, Фрэнсис Стюарт-Хэпберн.

Ботвелл низко склонился над рукой Велвет, поднес ее к своим губам и поцеловал.

— Мадам, если бы я знал, что Англия хранит такое бесценное сокровище, я давно бы выкрал вас, благо числюсь приграничным разбойником, — произнес он.

Она вспыхнула, хотя в глубине души и была польщена его словами. Он понял это.

— Милорд, — ответила она, — если бы все шотландские графы были так же обольстительны, как ваша милость, я бы уже давно сама перебралась в Шотландию. — Она вскинула голову и озорно попросила:

— А теперь, может быть, вы будете так добры вернуть мне мою руку?

Ботвелл расхохотался в восхищении от ее острого язычка. Девушка явно не глупа.

— Возвращаю вам ее, но с большим сожалением, дорогая, — сказал он. — Когда свадьба, Алекс?

— Как только доберемся до Дан-Брока, — ответил он.

— Весной, — ответила она.

— Что такое? Строптивая невеста? — заинтересовался Ботвелл.

— Велвет, черт побери! Когда вы наконец усвоите, что в своем доме я хозяин?!

— Вы всего лишь выкрали меня из двора английской королевы и утащили в Шотландию, милорд Брок-Кэрн! А я уж в сотый раз повторяю вам: не будет никакой свадьбы, пока не вернутся мои родители.

Разговоры в зале вокруг них стихли, все с интересом прислушивались к ссоре. Там происходило что-то, что могло оказаться интересным.

— Велвет де Мариско, вы обручены или вы не обручены со мной? Намерены вы выйти за меня замуж или нет? — потребовал ответа Алекс, и Фрэнсис Стюарт-Хэпберн сей же час понял, чего добивается его кузен. Он взглянул на прекрасную англичанку.

— Да, Алекс, я обручена с вами, — ответила она сердито. — И вы это прекрасно знаете. Иногда вы меня просто бесите. Я выйду за вас замуж. Но, однако, не раньше, чем мои родители вернутся в Англию.

— Ты слышал, что она сказала? — посмотрел Алекс на своего кузена.

— Да, — безо всякого выражения ответил Ботвелл.

— А вы? — обратился с тем же вопросом Алекс к Нэнси, Дагалду и Геркулесу Стюарту. — Вы слышали, что она сказала?

— Да, — хором ответили они.

Граф Брок-Кэрнский повернулся к Велвет и спокойно сказал:

— По законам Шотландии, Велвет, с этой минуты мы женаты. Теперь вы моя жена.

Она побледнела, потом вскрикнула:

— Что? Какой фокус вы выкинули теперь, Алекс?

— Никаких фокусов, дорогая. Наши законы просты, они требуют, чтобы мужчина и женщина, желающие вступить в брак, публично объявили о своем намерении. Мы сделали это в присутствии этих людей, и, таким образом, мы женаты.

— Никогда! — прошипела она и с быстротой, удивившей их всех, сорвала с его пояса отделанный драгоценными камнями кинжал. — Я быстрее вырежу вам сердце, чем позволю так поступать со мной, Алекс Гордон! — И она замахнулась на него кинжалом.

— Господи Боже! — взревел Ботвелл. Потом подошел к Велвет:

— Отдайте кинжал, дорогая. Это бесполезно, вы же знаете.

Ее губы тряслись.

— Нет, — прошептала она.

«Эти губы предназначены для поцелуев», — подумал Ботвелл и вздохнул.

— Дорогая, будьте благоразумны. Вы что, намерены продержать нас здесь до скончания века, ибо другого выхода для вас я не вижу? Отдайте мне оружие, и мы обсудим все это спокойно. Здесь и во всем Приграничье закон — это я, а не мой кузен Брок-Кэрн.

Две блестящие слезинки скатились по ее щекам, и, медленно протянув руку, Ботвелл отобрал у нее кинжал.

— Доверьтесь мне, дорогая, — сказал он мягко.

— Вас следовало бы выдрать до крови! — прорычал Алекс.

— Только дотроньтесь до меня, и я убью вас, — ответила Велвет, и слезы опять навернулись на ее глаза.

Ботвелл не мог удержаться от смеха. Девушка напоминала ему маленького взъерошенного котенка, а его кузен — большую разозленную собаку.

— Как давно вы обручены? — спросил он.

— Наш брак был обговорен, когда мне было пять лет, но он-то был уже вполне взрослым человеком и все-таки ни разу не вспомнил обо мне за все прошедшие с тех пор десять лет! — возмущенно проговорила Велвет. — Потом его отец и брат умерли, и вдруг он решил поспешить в Англию, потому что, видите ли, должен был как можно скорее жениться и обзавестись наследником.

— Это уважительная причина, — запротестовал Алекс. — Я остался единственным мужчиной в своем роду.

— Я говорила вам, что мы поженимся весной, как только мои родители вернутся из Индии, так или нет? Вы же не смогли придумать ничего лучшего, как украсть меня, притащить в Шотландию и устроить эту комедию со свадьбой!

— Я люблю вас, черт меня побери! Я не хочу ждать!

— Вы меня любите? — Велвет казалась удивленной.

— Да, упрямая вы негодница! Я люблю вас, хотя сам не знаю за что! — Он повернулся к Ботвеллу.

Черт возьми, неужели здесь не найдется места, где мы могли бы поговорить с глазу на глаз?

Приграничный лорд спрятал усмешку. Любовь — это, конечно, сильное чувство. Кивнув головой, он повел Велвет и Алекса в свою библиотеку.

— Если я оставлю вас одних, могу ли надеяться, что вы не поубиваете друг друга? — спросил он, но они не слышали его, будучи слишком увлечены своим спором. Он вышел, закрыв за собой дверь.

— Велвет, я обожаю вас, но я не могу ждать дольше, — сказал Алекс. — Я ночей не сплю, сгорая от желания. Какая разница, будут ли ваши родители присутствовать на нашей свадьбе, если мы любим друг друга? Они же сами настаивали на этом браке.

— Я люблю своих родителей, Алекс.

— Очень хорошо, что вы их любите, дорогая, но вы уже не ребенок. Вся та любовь, которая наполняет вас, должна быть направлена на мужчину, на меня. — Он придвинулся к ней и обнял ее за тонкую талию. Она задрожала и попыталась оттолкнуть его, но он не дал ей этого сделать. — Дорогая, — прошептал он ей в ухо, целуя его, — я все равно добьюсь своего, Велвет. Вы любите меня. Я знаю это, хотя вы и говорите обратное.

— Без священника наш брак не будет настоящим, Алекс.

— Не нужен нам никакой священник, любовь моя. Мы уже по закону муж и жена, и я намерен сегодня ночью разделить с вами ложе.

— Тогда ваши сыновья будут незаконнорожденными, милорд Брок-Кэрн, ибо я всегда буду отрицать законность нашего брака. Могу представить, как это обрадует вашу сестру и ее мужа, которые, как я подозреваю, хотели бы прибрать ваши земли.

— Хорошо, чертова маленькая ведьма, я найду священника, но он обвенчает нас еще до вечера, или, клянусь вам, я отдам эту вашу симпатичную маленькую служанку на потеху ребятам Ботвелла. Вы меня поняли?

вернуться

11

Почти 2 метра

47
{"b":"25286","o":1}