ЛитМир - Электронная Библиотека

— Никто не должен знать, — сказал Робин.

— Конечно, — согласился Мурроу.

— Почему? — заинтересовалась Велвет.

— Если пойдут разговоры, что наши корабли везут такое количество золота, они станут главной целью для пиратов. Между Лондоном и Бомбеем много миль воды. Нам придется плыть маленьким флотом, в тесном строю, неввязываясь в драки с другими судами, пока мы не достигнем пункта назначения.. Нам придется погрузить на пять кораблей несколько тысяч фунтов золота. Даже один из этих кораблей — заманчивый приз. Поэтому, Велвет, никто не должен ничего знать.

— В таком случае будем надеяться, что тебя никто не видел в Уайтхолле, — заметила Велвет. Мурроу рассмеялся:

— Только королева и лорд Берли. Было еще слишком рано, чтобы сильные мира сего уже встали. Ну и, кроме того, тот факт, что я вернулся, еще не причина для чьих-либо подозрений. Просто все подумают, что я их обогнал.

— Ты привезешь их домой целыми и невредимыми, ведь правда, Мурроу? — Голос Велвет слегка дрожал. — Португальцы не сделают ничего плохого маме и папе до того, как ты вернешься с выкупом?

— Насколько я знаю мать, Велвет, она будет спорить с вице-королем до последнего и попытается до моего приезда отспорить у него приличную часть выкупа. Не бойся, сестричка. Вице-король заинтересован только в том, чтобы набить себе карман. От того, что он что-нибудь сделает матери или Адаму, он ничего не выиграет. Родители плавают под английским флагом, но все равно остаются католиками. Нет никаких причин вредить им. К этому времени на будущий год мы все вместе вернемся назад, обещаю тебе!

Она поверила ему. Это был Мурроу, ее Мурроу, ее старший брат, который катал ее на плечах, когда она была маленькой девочкой. Он таскал ей тайком в постель сладости, когда ее отсылали в комнату без ужина за какую-то провинность.

Мурроу никогда не подводил ее, и Велвет знала, что не подведет и сейчас;

Следующие несколько дней Мурроу провел в беготне, закупая продовольствие для своего корабля и тех судов, которым предстояло сопровождать его в плавании. Золото, которое привезли от золотых дел мастеров из трех разных мест, должно было быть погружено, по возможности, в самую последнюю минуту вместе с обычными товарами, которые тоже до поры до времени хранились в потайных уголках доков компании О'Малли — Смолл, чтобы избежать малейших подозрений. Все капитаны и члены команд, уходившие в экспедицию, были тщательно проверены, и на них можно было положиться. Мурроу был очень рад, когда выяснилось, что команда его собственного корабля не пожелала меняться.

Несмотря на многие месяцы, проведенные в море, и короткий, слишком короткий, отдых, им не хотелось выходить из игры, и все до последнего человека решили принять участие в плавании. Когда почти все было готово, Мурроу решил съездить в Девон повидаться с женой и детьми.

Велвет волновала судьба родителей, и она знала теперь, что с приходом весны Алекс попросит у королевы разрешения вернуться в Дан-Брок. И при сложившихся обстоятельствах, она была почти уверена, королева такое разрешение даст. Велвет еще могла надеяться задержать Алекса в Англии до празднования своего шестнадцатилетия, которое приходилось на первое мая, но сразу же после этого им придется отправиться в путь. Так что у нее оставалось несколько месяцев веселой придворной жизни, а ведь скоро начнется Великий пост с его ограничениями и молитвами. В течение шести недель, между средой на первой неделе Великого поста и Пасхой, не будет ни балов, ни приемов. Она подумывала, не позволить ли Алексу наградить ее сейчас ребенком, но потом отказалась от этого намерения — ведь он хочет, чтобы их первенец появился на свет именно в Дан-Броке. Лучше подождать до приезда в Шотландию, чем попытаться забеременеть сейчас и тем самым заставить Алекса оставаться в Англии до рождения ребенка.

Последний бал-маскарад был у королевы вечером на масленичный вторник. — Завтра будет уже одна рыба, — горько посетовал Эссекс и тут же больно получил по пальцам веером от королевы.

— Фи, сэр! — выбранила она его. — Шестинедельное воздержание только пойдет вам на пользу, к тому же я не сомневаюсь, как только наступит Пасхальное воскресенье, вы кинетесь наверстывать упущенное.

Королева повелела, чтобы все дамы явились на бал, одетые в серебро или золото, а джентльмены в красном или черном. Празднество должно было завершиться ровно в полночь.

А до тех пор будут музыка, танцы и обильное угощение за счет королевы.

— Что ты собираешься делать в последующие шесть недель? — спросила Эйнджел у Велвет, когда они обедали дома в день бала-маскарада. — Мы завтра уезжаем в Линмут. Я себя превосходно чувствую, и Робин думает, что, если мы поедем не торопясь, ребенку ничего не будет грозить. Конечно, ты тоже не останешься в Лондоне. Здесь будет такая скука!

Прежде чем Велвет успела ответить, в разговор вмешался Алекс.

— Мы уезжаем в Шотландию через несколько дней, — спокойно сказал он.

— В Шотландию? — И Велвет, и Эйнджел страшно удивились, а потом Велвет воскликнула:

— Зимой! Дороги ужасные, по ним невозможно будет проехать! Я не думала, что мы уедем раньше весны, милорд.

— Я не был дома вот уже десять месяцев, Велвет. У меня здесь в Лондоне без дела болтается огромный отряд моих людей, которых только содержать и кормить стоит целое состояние. Они волнуются, а когда они волнуются, от них можно ждать чего угодно. Они соскучились по дому и своим семьям. Может быть, сейчас и холодно, но дороги вполне проходимы, по крайней мере здесь, в Англии. Не знаю, каковы они будут в Шотландии, но мы попробуем проехать. Если нам повезет, через месяц мы будем в Дан-Броке. Я уже испросил королевского разрешения. Твои родители вернутся не раньше, чем через год, а то и позже. С Божьей помощью мы встретим их прекрасным сыном и внуком.

— Абсолютно правильно! — живо откликнулась Виллоу. — Уж коли начался Великий пост, почему бы и нам с Джеймсом не уехать в Альсестер? С вашего разрешения, братец Алекс, мы поедем с вами. Так будет надежнее, ведь, думаю, никому не взбредет в голову шутить с бандой звероподобных горцев, преданных вам. Если вам понадобится гостеприимство Хилл-Хауса, прежде чем продолжить путь, он всегда к вашим услугам.

— Я буду только счастлив путешествовать вместе с вами, Виллоу, — вежливо ответил Алекс. — Что до гостеприимства, то мы посмотрим. Если погода позволит, мы продолжим путь без остановки.

— Ну и время вы выбрали, милорд, чтобы поведать мне о ваших планах, — сказала Велвет. Сначала голос ее был обманчиво спокоен, но потом в нем появились истеричные нотки. — Сегодня бал-маскарад у королевы, а сколько дней вы мне дадите на сборы? Надо ведь хорошо подготовиться к поездке в занесенную снегом Шотландию! Или, может быть, милорд, вы опять намерены уволочь меня без ничего, с одной сменой белья за спиной, как вы это сделали в прошлый раз, когда мы уже ездили на север?

— Вам совсем не обязательно брать с собой все, что у вас есть, — ответил Алекс, явно не подумав. — Пэнси останется, все упакует и приедет к нам весной.

— Что? — взвизгнула Велвет. — Сначала вы лишаете меня общества моих родных, потом моей одежды и личных вещей, а теперь еще и камеристки! Можно подумать, в этой груде булыжников, которую вы называете замком, всему этому найдется замена! Представляю эту вашу служанку! Она хоть сможет говорить на приличном английском, чтобы составить мне компанию, или вместо нее вы найдете какую-нибудь полудикарку, которая не будет понимать меня, а я ее? Я не поеду! Если вам так не терпится вернуться в свою любимую Шотландию, тогда вперед, но вы поедете без меня или дадите мне возможность собраться и взять с собой мою камеристку.

— Вы опять не желаете меня слушаться, Велвет? — закричал он на нее, и все сидевшие в комнате подпрыгнули от неожиданности, различив в его голосе угрожающие нотки.

— А вы опять заводите эту сказочку про лошадей и собак, Алекс? — отвечала она, уперев руки в бока.

Он мрачно посмотрел на нее, но тут вмешался Робин:

72
{"b":"25286","o":1}