ЛитМир - Электронная Библиотека

18 мая. В месте переправы видны были стоящие ребром пласты метаморфизованной породы шоколадного цвета, встречались также пятна доломита, иногда белые, как мрамор. Засуха наложила отпечаток на облик местности: все высохло, трава и листья пожелтели и стали ломкими. Вместе с тем обилие сухих стеблей влаголюбивого растения (рода травянистой акации с зелеными цветками, имеющими форму цветов гороха) доказывает, что в другое время здесь достаточно влажно. Следы людей, с трудом шагавших по грязи, сейчас засохшей и твердой, говорят, что почва здесь может даже раскисать.

Вождь деревни, где мы провели ночь с 17-го на 18-е, страдает ревматизмом. Он попросил лекарства. Я дал ему, но он потребовал, чтобы я поднес ему нужную дозу собственноручно. В качестве гонорара он дал мне корзину сироко и зеленого сорго, чему я был очень рад, так как мои люди страдали от недостатка еды, и мне пришлось разделить между ними небольшую порцию муки, которую я резервировал для себя.

19 мая. Продолжая двигаться с теми носильщиками, каких смогли достать у переправы, мы достигли слияния рек, но не видели его. Деревня вождя Матуморы находится отсюда в двух милях вверх по течению Лоэнди. Мы послали к нему за помощью. Сегодня рано утром он пришел, высокий, хорошо сложенный мужчина, морщины па лбу придавали ему несколько суровое выражение лица. Он переправил нас через Лоэнди. Рувума определенно представляет собой приток Лоэнди; поскольку Рувума течет с запада, то верхнее течение реки здесь, на юго-западе, называется не Рувума, а Лоэнди. Ширина Лоэнди в этом месте от ста пятидесяти до двухсот ярдов, а у Рувумы выше Матаватавы – от двухсот до двухсот пятидесяти; река полна островов, скал и песчаных мелей. Таков же характер течения Лоэнди. С того места, где мы переправляемся, примерно в 2́ к северу, видно слияние этих рек. Обе реки быстрые, мелкие и с песчаным дном. Плавают по ним на маленьких каноэ, и жители гордятся своим искусством править. Женщины, по-видимому, в этом ничуть не уступают мужчинам.

Если смотреть против течения Лоэнди, то милях в двадцати от слияния рек виден большой гранитный пик Нкандже, а дальше выступают смутные очертания далеких гор, где известны выходы на поверхность угольных пластов. Куски каменного угля попадаются в песках Лоэнди.

У Матуморы в этой стране хорошая репутация: многие бегут к нему от своих угнетателей. Он был очень вежлив, сидел на правом берегу, пока не перевезли весь груз, затем переправился через реку в одном каноэ со мной. Матумора открыл корзину с рыбой, спрятанную в запруде, и отдал мне ее содержимое, а позже поднес немного зеленого сорго.

Матумора говорит, что и Лоэнди и Рувума вытекают из озера Ньяса. Однако подняться до озера на лодке невозможно, так как течение этих рек прерывается множеством водопадов. Было бы странно, если бы все это оказалось мифом. Матумора спросил меня, сохранят ли, как я хотел бы того, между собой мир жители тех мест, через которые мы прошли. По его словам, на него со всех сторон нападают охотники за рабами, только он сам никогда не пытался захватывать людей. Если дальше на моем пути на меня нападут, то он придет и будет сражаться с ними. Наконец, он сказал, что никогда раньше не видел европейца (д-р Рошер[9] путешествовал под видом араба). Я не смог узнать, где в Негомано живет Ликумбу, у которого, говорят, д-р Рошер оставил свое имущество.

20 мая. Я расплатился с Али, и он остался вполне доволен. Я вручил ему донесение «№ 2, географическое», затем отрядил четырех человек на юг закупать провизию. Мы находимся в стране племени матамбве. Два человека из деревни Матуморы служат нам проводниками. Находимся приблизительно в 2́ к юго-западу от впадения Негомано. 11°26́23́́ южной широты, 37°49́52́́ восточной долготы.

Один юноша из Насика, Абрахам, пришел сказать, что он послан сипаями, заявившими, что они дальше не пойдут. Они дошли до этих мест с чрезвычайным трудом, сержант принуждал их идти; сипаи не хотят больше подчиняться ему, не желают вставать утром, чтобы двигаться дальше; они валялись на тропе, а свои мушкеты и патронташи давали нести африканцам, сипаи стали совершенно бесполезными. Черный буйвол издох, один из верблюдов тоже. Оставили позади больного мула. Если бы я не знал о существовании цеце, то считал бы, что животные погибли только от дурного обращения и тяжелой работы.

Послал записку, чтобы ее прочли сипаям. В ней сказано, что я убедился в их непослушании, неохотном несении своих обязанностей и уклонении от них; как только от сержанта будет получено официальное сообщение, я отошлю их всех обратно. Сожалею только, что придется расстаться с сержантом.

Вскоре после того как стемнело и взошла луна, появился леопард и утащил у нас маленькую собаку. Говорят, несколько дней назад он унес человека.

22 мая. Посланные вернулись с малым количеством провизии в обмен на большое количество ткани. Матумора держится очень дружественно, но ему нечего нам дать, кроме зеленого сорго; его он приносит ежедневно и понемногу.

Каждый день после полудня дует сильный южный ветер. Дожди прекратились в середине мая, температура понизилась. Период дождей закончился несколькими ночными ливнями.

23–24 мая. Производил наблюдения луны.

25 мая. Матумора и Ндонде – не одно лицо. На юго-запад от этой деревни живет вождь, носящий это имя, он принадлежит к племени матамбве.

26 мая. Послал Мусу на запад купить еды. Он вернулся вечером 27-го, но ходил безуспешно: на тропе он видел стоянку араба-работорговца, скупившего всю провизию. Около 11 часов вечера мимо наших дверей прошло два человека с двумя женщинами, связанными цепью. Один из мужчин нес впереди огонь, задний шел с мушкетом. Матумора признает, что его люди продают друг друга.

27 мая. Пришли сержант и Абрахам. Сержант говорит, что все сказанное в моей записке – правда; когда ее прочли сипаям, они каялись. Он добавил, что если их всех отошлют назад с позором, то им не на кого будет пенять, кроме себя. Он привел людей в деревню Хассане, но пользы от них никакой, хотя они просят, чтобы я оставил их у себя. Может быть, я попробую еще раз иметь с ними дело, но сейчас они – тяжелая обуза. К юго-западу отсюда начинается страна манганджа. Но если пройти мимо нее, то дальше на юго-запад простирается ненаселенная область.

Страна прямо на запад отсюда, по описанию всех, так гориста и так полна мазиту, что нет никакой возможности пройти этим путем. Я должен поэтому добраться до середины озера (Ньяса), переправиться на другой берег, а затем идти по старому маршруту 1863 г.

2 июня 1866 г. Посланные в страну матамбве, на юго-восток отсюда, вернулись с хорошим запасом зерна. Сипаи не хотят дальше идти: говорят, что не могут, но это просто отговорка; сипаи пытались уговорить людей из Насика продвигаться так же медленно, как они сами, и испытывать этим мое терпение. Они убили верблюда, избив его до смерти прикладами мушкетов. Я думал отправиться назад, разоружить их всех и взять с собой пятерых или шестерых, кто выразит желание идти дальше, но это тяжелое дело, а толку будет мало. Решил выступить на запад в понедельник 4-го или во вторник 5-го. Сипаи предлагали Али восемь рупий, чтобы он провел их на побережье; итак, это похоже на настоящий заговор.

У буйволицы плачевный вид, боюсь, что ее главный враг – цеце, но одно место у нее на плече похоже на штыковую рану, а многие раны и ушибы верблюдов так расковырены, что я подозреваю и в этом сипаев.

Дневники исследователя Африки - i_015.jpg

В африканской природе многое обладает такой же жизнеспособностью, как и сами африканцы. С гвинейского берега на остров Святой Елены случайно завезли термитов; они произвели такое опустошение в Джемстауне, что много народу разорилось, и губернатор просил помощи. В других, так называемых новых, землях за потоком английских иммигрантов следует волна английских сорняков; то же происходит и с насекомыми. Европейская комнатная муха вытесняет на Новой Зеландии синюю мясную муху. Переселенцы поэтому завозили на новые места в бутылках и коробках комнатную муху. Но какое европейское насекомое последует за нами и уничтожит цеце? Арабы наградили маконде клопами; мы же повсюду, куда приходим, встречаем комнатную муху, синюю мясную и еще муху, похожую на комнатную и с острым хоботком, и несколько огромных мух-кровососов (оводов). Здесь много места для всех.

вернуться

9

Как известно, этот немецкий путешественник был убит около озера Ньяса. Негритянские вожди выдали убийц, которых отправили в Занзибар, где их казнили. (Прим. ред. англ. издания)

9
{"b":"252866","o":1}