ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Теперь Эрик не был ласков. Из его носа капала кровь прямо на меня – в ложбинку между шеей и ключицами.

Черт. Это мерзко. Меня передернуло от отвращения. Эрик заметил мою реакцию, и злобно ухмыльнулся:

– Что? Уже не такая крутая? – продолжал Эрик, – Ну, и где твой Хантер?! Где он?!

Он не смеет трогать Хантера.

Я плюнула ему в лицо. Прямо в глаз. Левый. Как удачно. Я засмеялась. Черт, я становлюсь сумасшедшей. Но так приятно было видеть, как меняется выражение лица Эрика, когда он понял, что я сделала.

– Что? Уже не такой крутой?! – повторила я его слова.

Эрик с отвращением вытер глаз.

– Тебе конец, – но внезапно открылась дверь, и свет наполнил комнату. Я чуть не завизжала от счастья, потому что мне иногда казалось, что я ослепла.

– Эрик, еще не время. Я обещал тебе, что она будет твоей, но только после обряда, – раздался властный мужской голос. Теперь мне уже хотелось кричать от страха. Я буду принадлежать Эрику? А не пошел бы он… куда-нибудь?!

Эрик ухмыльнулся, поднялся с меня и, схватив меня за руки, поднял вслед за собой.

Парень обнял меня за талию, прижимая к своему телу. Я была настолько напугана сложившейся ситуацией, что не могла даже сопротивляться.

Я посмотрела на мужчину, который прервал Эрика. Это был мужчина средних лет. Его светлые волосы были зачесаны назад, а возле голубых глаз залегли возрастные морщинки. Белый костюм идеально подчеркивал статную фигуру мужчины.

– Да. Отец, ее проводить? – спросил Эрик, выводя меня из комнаты. Отец?! Да, я заметила некоторое сходство.

Мужчина лишь кивнул и отправился прочь. Но обернулся и добавил:

– Вытри нос, сын.

* * *

Мы точно находились под землей. От каменных стен и пола шел могильный холод, поэтому я быстро замерзла. Эрик заметил, что мне холодно и предложил свои услуги:

– Иди ко мне… – прошептал Эрик. Прижимая меня к каменной стене. Спасибо, я замерзла еще больше.

– Прекрати. Я могу подумать, что ты неравнодушен ко мне, – прошипела я . стараясь ударить его по лицу.

Эрик лишь улыбнулся и повел меня дальше.

* * *

Парень довел меня до комнату, он сказала. что теперь это будут мои личные покои. Там нас встретили две девушки - близняшки. Хорошенькие миниатюрные блондинки с огромными голубыми глазами. Какая прелесть.

Эрик провел ладонью по моей щеке, развернулся и оставил меня наедине с этими куклами. Я крикнула ему в след, что о нем думаю. А потом начался ад.

Меня мыли, терли, брили во всех возможных и невозможных местах. Выщипали брови, аккуратно уложили волосы, нанесли на тело лавандовое масло и надели белое платье с открытым плечом. Перед выходом меня подвели к большому зеркалу. Я была похожа на древнегреческую богиню. Только вот отсутствие нижнего белья меня смущало.

Уже возле двери мне одели белую повязку на глаза и повели в неизвестном направлении.

Мы шли долго, но когда я почувствовала запах костра, то поняла, что мы уже пришли.

Руки, которые вели меня, отпустили меня, и я осталась стоять одна. Мне стало зябко, и я поежилась. Потом началось самое странное – я слышала песни на неизвестно языке, до меня дотрагивались. А на месте прикосновения оставались влажные следы. Что происходит?! Паника окутывала мое слабое сознание. Затем все стихло. Было только слышно потрескивание костра. И вот я избавилась от повязки – чьи-то нежные руки сняли ее с меня. Я не успела даже сделать вздох, когда меня спросили:

– Ты готова принять свою силу, Мара?

Двадцать вторая глава.

Черт.

– Отвечай! – взревел страшный голос. Я вздрогнула и обвела взглядом помещение, в которое меня привели. Это был огромный зал, который больше подходил для проведения балов, чем для жертвоприношения или что тут собирались со мной делать. Единственным источником света был огромный костер, разведенный на специальном возвышении в центре комнаты.

Но больше всего меня пугала не обстановка, а пугали люди, которые окружили меня плотным кольцом.

– Что вам от меня нужно?! – истерично взвизгнула я, поддаваясь панике, – оставьте меня в покое!

– Прими силу, Мара! Прими силу, Мара! – кричали люди, ближе подступая ко мне.

– Вы сумасшедшие… – прошептала я, вертясь вокруг своей оси, чтобы никого не выпустить из виду.

Вдруг я увидела Эрика. Он стоял на противоположной стороне от меня. Поэтому нас разделяли языки пламени. Он скрестил руки на груди и качал головой, его глаза просили успокоиться. Довериться.

– Помоги мне… – шепчу я одними губами. По щеке одиноко скатилась слезинка, я не выдержала взгляда Эрика и отвернулась. А круг все сужался.

Нет! Я не сдамся!

– Подожди, отец! – голос эрика прервал странное пение и бормотание людей. Отец Эрика стоял возле левой стены, держа в руке огромный кинжал.

Мужчина поднял свободную руку, и круг остановился. Эрик стремительно направился ко мне, пробираясь сквозь толпу людей. Вот он подошел ко мне, взял за руки, нежно сжал их и прошептал:

– Поддайся им, Мара… Или они… – его голос сорвался, – Или они тебя убьют.

– Лучше смерть, чем такая судьба! Мне не нужна эта сила! – с вызовом бросила я эти слова ему в лицо.

Гримаса гнева исказила лицо Эрика, и он крепче схватил меня:

– Дурочка! Дурочка! – шипел он, – прими силу по собственной воле! Без боли и мучений!

Я упрямо покачала головой. Нет. Нет. Нет.

– Ты примешь силу… – уже громче сказал Эрик, – примешь…

Он кивнул отцу, и тот отошел в тень, но спустя мгновение вышел в центр, в паре метров от меня. Но я не смотрела на него. Мое внимание привлек совсем другой человек. Диана. Моя бедная подружка еле держалась на ногах. Вся она была потрепана: синяки и ссадины на лице и руках, рваная одежда.

– Нет! Не трогайте ее! – я рванула в сторону подруги, когда отец Эрика приставил кинжал к шее Ди, но Эрик не дал мне сделать и шага.

– Пусти меня! Пусти! Диана! Диана! – кричала я. Я протянула руку в сторону Дианы, хотя понимала, что не дотянусь до нее.

Отец Эрика улыбнулся. Плохой улыбкой. Очень плохой.

– Прими силу, Мара-а-а, – протянул мое имя этот сумасшедший.

– Не смей… – сипло проговорила Диана, – я не стою этого. Я опять подвела тебя. Я опять подвергла опасности твою жизнь!

– Что ты говоришь?! Прекрати, ты стоишь этого… Я сама виновата…

– Как мило! Но давайте не будем отвлекаться от первоначальной цели, – «деликатно» прервал нас отец Эрика.

– Если я приму силу… – неуверенно начала я, – Вы отпустите Диану живой и невредимой! Это мое условие.

– Конечно, дорогая… – мужчина отпустил Диану и убрал кинжал. Я перевела взгляд на подругу. Прости! Прости! Но я не могу рисковать тобой! Я хотела передать через взгляд всю мою боль и отчаяние, страх и ужас. Мне легко далось это решение, ведь ради любимых можно отдать все! Даже жизнь! А Диана стала мне родным человеком. И теперь я отпускаю ее. И словно уловив мои мысли, Диана прижала руку к губам, а по ее щекам градом потекли слезы.

Я отвела взгляд. Я не хотела смотреть, как рыдает Диана. Это все усложняло.

Из круга вышла пожилая женщина. В руке у нее был маленький ножичек. И он сразу мне не понравился. Когда незнакомка подошла ко мне ближе и провела ладонью по моему лицу, я дернулась, но Эрик крепко держал меня. Женщина сильно сдавила мой подбородок, заставляя смотреть ей в глаза.

– О, боже мой… – прошептала я, закрыв глаза. И тут на меня обрушилась пощечина. От боли я резко открыла глаза. Женщина грозно посмотрела на меня, затем взяла мою руку и сделала большой надрез на ладони. Я зашипела от боли. А потом началось самое странное.

Женщина наклонилась моей ране и стала бормотать слова на неизвестном мне языке. Постепенно ее голос стал громче, женщину начало трясти, а из ее рта потекла струйка крови. Так как женщина практически соприкоснулась с моей рукой, ее кровь попала на мою рану. Меня накрыла волна отвращения, и я попыталась вырваться, но Эрик опять мне не позволил это сделать.

31
{"b":"252869","o":1}