ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Время свинга
48 причин, чтобы взять тебя на работу
Закон торговца
Рожденный бежать
Монстролог. Дневники смерти (сборник)
Стиль Мадам Шик: секреты французского шарма и безупречных манер
Озил. Автобиография
Ищи в себе
Излом времени

— Но что, если ты снова женишься, папа? Неужели обездолишь свою вдову?

— Аллегра… — начал он, но осекся.

— Ты любишь мою тетю, папа, — прошептала она, взяв отца за руку. — Она вдовеет уже несколько лет. Ничто не препятствует сделать ей предложение. И я, и Сирена полностью. одобряем этот брак.

— Неужели? — усмехнулся он, покачивая головой.

— Честное слово, — настаивала Аллегра.

— Думаешь, твоя тетя согласится? Мы так долго были добрыми друзьями, и, может, иных чувств она ко мне не питает! Не хотелось бы разрушить нашу дружбу.

— Ты не узнаешь правды, если ее не спросишь, папа. Я, считай, уже покинула Морган-Корт. Неужели ты и впрямь полагаешь, что тетя предпочтет свое унылое вдовье жилище в Роули положению полновластной хозяйки твоего дома? Мы с Сиреной часто говорили об этом. И хотим, чтобы вы оба были счастливы.

— А если она все-таки мне откажет?

— Разве «нет» — такое уж страшное слово, папа?

— Насколько я помню, в детстве тебе именно так и казалось, — поддразнил дочь отец, поднимаясь. — Однако тебе пора спать, Аллегра. До венчания Сирены осталось всего девять дней, а потом мы вернемся домой.

— Но до этого ты поговоришь с тетей Олимпией? — допытывалась она.

— Я об этом подумаю, Аллегра, — пообещал отец, целуя дочку в лоб.

Ее слова произвели сильное впечатление на Септимиуса Моргана. Хотя он был в восторге от успеха дочери, мысль о грядущем одиночестве наполняла его сердце тоской. Неужели Аллегра права и Олимпия хочет стать его женой? Войдя в библиотеку, лорд увидел, что предмет его грез сидит у камина. Услышав шаги, Олимпия подняла глаза и улыбнулась:

— Надеюсь, ты не возражаешь против моего присутствия здесь, Септимиус? Сирена и ее возлюбленный милуются в салоне. Боюсь, что я там лишняя.

— Налить тебе капельку хереса? — спросил он и, дождавшись ее кивка, наполнил два бокала, протянул один ей, а сам уселся напротив, на стул с гобеленовой спинкой. — Скоро мы оба останемся одни, Олимпия, — нерешительно начал он — Морган-Корт — такой большой особняк, а твой дом в Роули совсем крошечный.

— К сожалению, — вздохнула она.

— Не хотелось бы портить нашу дружбу, Олимпия, но может, мы примем решение, которого, по словам Аллегры, давно ждут наши дочери? Наверное, нам следует вступить в брак.

— С кем? — вырвалось у леди Эббот, хотя сердце ее учащенно забилось.

— Друг с другом, дорогая, — засмеялся он и, поднявшись со стула, стал перед ней на колени. — Ты выйдешь за меня, Олимпия? Сделаешь меня самым счастливым человеком на земле, чтобы мы смогли провести наши закатные годы вместе? Понимаю, что леди Морган — совсем не то, что вдовствующая маркиза Роули, и это, разумеется, шаг назад по сравнению с твоим нынешним положением, но надеюсь, это не повлияет на твое решение.

Олимпия поднесла руку к груди. Ее хорошенькое пухлое личико порозовело от удовольствия и смущения. Наконец, справившись с волнением, она пробормотала.

— Я могла бы выйти только за человека, который меня любит, Септимиус.

Лорд Морган встал и, взяв ее за руки, привлек к себе.

— Но я люблю тебя, Олимпия. И наверное, любил всегда, хотя не смел выказать свои чувства, тем более что ты была замужем за другим. В отличие от своей сестры ты добра, мудра и нежна. Если не хочешь снова выходить замуж, я пойму. Молю тебя только не лишать меня твоей дружбы.

Вместо ответа Олимпия Эббот приподнялась на носках и нежно поцеловала Септимиуса в губы.

— Разумеется, я выйду за тебя, Септимиус. Не могу же я позволить, чтобы другая выхватила тебя у меня из-под носа, особенно теперь, когда Аллегра собирается нас покинуть.

— Мы поженимся до свадьбы Аллегры, — твердо объявил он.

— Когда? — ахнула она, придя в восторг от такой настойчивости.

— На следующий день после того, как обвенчаются Сирена и молодой Пикфорд, — усмехнулся он. — В таком случае обе девочки смогут быть на церемонии. Потом Сирена и Оки уедут в свадебное путешествие, а мы вернемся домой. Сначала заедем в Роули за твоими вещами, а когда Аллегра отправится в Хантерз-Лейр, мы прекрасно проведем лето вдвоем. Будущей зимой я повезу тебя в Италию. Ты даже не представляешь, как там романтично!

Он крепко поцеловал ее, и леди Эббот покраснела еще гуще.

— Ах, Септимиус, — прошептала она, — мне так хочется увидеть Италию.

— Мы проведем зиму на вилле в окрестностях Неаполя, — пообещал он, — а весной посетим Рим и Венецию.

— Я еще никогда не выезжала из Англии, — вздохнула она, но ее лицо тут же омрачилось. — Но, Септимиус, что, если мы встретим там мою сестру и ее мужа?

Наверное, нам не следует ехать в Италию.

— А может, наоборот, поищем Пандору и ее графа, — возразил лорд Морган.

— Ни за что! — вскричала она. — Пандора поступила непростительно, сбежав с любовником и оставив тебя на растерзание злым языкам. Кроме того, я знаю сестру. Не важно, сколько лет прошло, не важно, что она счастлива замужем.

Пандора придет в бешенство, узнав, что ты снова женился, да еще на ком! На ее сестре!

— До нее так или иначе дойдут вести об этом. Кроме того, мне абсолютно безразличны чувства Пандоры. Я хочу, чтобы у тебя было свадебное путешествие, а Франция в наше время не место для порядочных людей.

— Что же, — сдалась Олимпия, — мне хотелось бы повидать Италию.

— В таком случае решено, — кивнул он, снова целуя нареченную.

Они не смогли утаить свой секрет от дочерей. Утром при одном взгляде на леди Эббот девушки завизжали от восторга и стали танцевать вокруг нее, пока та наконец не приказала им вести себя прилично.

— Он все-таки сделал предложение! — завопила Аллегра. — О, как я рада!

— Теперь мы и вправду сестры! — вторила Сирена, обнимая мать.

— Когда вы поженитесь? — допытывалась Аллегра.

— Я тоже хочу быть на свадьбе! — требовала Сирена.

— Прошу вас, никому ни слова, — взмолилась леди Эббот. — Я хочу, чтобы ты как следует насладилась своим праздником, Сирена.

— О, мама, так оно и будет, — отмахнулась дочь. — Так когда же ваша свадьба? Ну же, мама, скажи, пожалуйста!

— Мы потихоньку обвенчаемся на следующий день после вас, Сирена. И я ничего больше не хочу слушать. Повторяю, никто не должен знать об этом, пока вы с Оки не поженитесь, особенно твой брат и его жена. Шарлотта, разумеется, будет счастлива от нас избавиться, но я не хочу, чтобы она бегала по всему городу, разнося сплетни. Вы поняли меня, девочки? Я желаю, чтобы все держалось в секрете.

— Да, мама. Можно рассказать Оки? — попросила Сирена.

Аллегра согласно кивнула.

— Обе можете поделиться с будущими мужьями, — позволила леди Эббот, — но предупредите, чтобы и они молчали.

— Непременно! — хором воскликнули девушки.

Приближался день свадьбы Сирены. Они с виконтом собирались обвенчаться в церкви Святого Георга, самой модной в Лондоне. Правда, приглашенных было немного: Сирена была против излишней помпы. Соберутся в основном родственники и доверенные слуги. Церемонию назначили на десять утра, поскольку этикет диктовал, чтобы члены знатных семей венчались от восьми до полудня. После церемонии в доме лорда Моргана будет сервирован свадебный завтрак с огромным тортом. Проведя ночь в Пикфорд-Хаусе, молодые отправятся в свадебное путешествие. Почти все гости виконта к этому времени разъедутся.

Граф Пикфорд прибыл в Лондон за неделю до свадьбы, чтобы встретиться с будущей невесткой. Худощавый джентльмен с гривой снежно-белых волос и ярко-голубыми глазами, такими же, как у его старшего сына, пришел в восторг от милой и доброй Сирены. Он, разумеется, знал ее родословную, и Октавиан сам просил разрешения на брак у отца, прежде чем делать предложение. Правда, очень часто из утонченных и благородных девушек выходили плохие жены, но эта, по всему видно, любила его сына, а кроме того, обладала хорошими манерами и мягким характером. И теперь граф был на седьмом небе от счастья.

— Надеюсь, после свадебного путешествия вы приедете в Пикфорд? — спросил граф сына. — Сирена наверняка захочет увидеть собственными глазами то, что вы со временем унаследуете. Пусть познакомится со своим новым домом. Вы станете самым желанным членом нашей семьи, дорогая.

22
{"b":"25287","o":1}