ЛитМир - Электронная Библиотека

— Угу, — протянула Онор.

— И что это означает? — полюбопытствовала Аллегра.

— Иногда вам требуется много времени, чтобы понять очевидное и принять решение, — загадочно ответила горничная.

— Решение? Какое именно?!

— Любите вы его или нет.

— Люблю? Онор, не говори глупостей. Я уже объясняла, что не люблю.

— Как скажете, мисс. А теперь ложитесь и постарайтесь заснуть.

Она подоткнула Аллегре пуховое одеяло и, подхватив платье, направилась в гардеробную.

— Доброй ночи, мисс Аллегра. Это ваша последняя ночь в прежнем качестве. Завтра все будут величать вас «ваша светлость».

И, улыбнувшись на прощание, Онор закрыла за собой дверь.

Аллегра подняла глаза к балдахину. Пришло время становиться герцогиней Седжуик. Настала осень. Весна и лето пролетели как одно мгновение, и завтра она венчается. Какую чушь несла Онор! Кому как не ей самой знать, любит ли она Куинтона Хантера или нет. Разумеется, не любит, да и он к ней равнодушен. И даже если ее чувства к нему изменятся. она все равно не станет его смущать, бормоча всякий романтический вздор. Зато этим летом они стали друзьями. Оба любят Хантерз-Лейр. Оба хотят вести простую жизнь, иметь хорошую семью и детей. Им повезло и в том, что Аллегра богата.

Так что все в порядке.

Веки Аллегры налились свинцом.

В их отношениях нет ничего непонятного. Так почему же Онор это сказала? И так уверенно? Неужели она знает то, что не известно ее хозяйке?

Аллегра зевнула и закрыла глаза.

— Он не любит меня, а я не люблю его, — пробормотала она. И заснула.

Глава 9

В отличие от ее подруг Аллегре не повезло: день ее свадьбы выдался пасмурным. Осенний дождь лил как из ведра, крупные капли барабанили в стекла. Однако в зале было тепло и светло: в каминах пылал яркий огонь, рассыпая золотистые искры под сквозняком, тянувшим из окон, в подсвечниках и канделябрах горели десятки свечей. Викарий из деревенской церкви Святого Луки приехал на час раньше назначенной церемонии, несмотря на непогоду и сильный ветер. Лакеи немедленно отобрали у него мокрую одежду и отнесли сушиться, пока он переодевался в сутану и белую с золотом ризу. Священник был весьма доволен тем, что именно его просили венчать герцога, тем более что плата обещала быть крайне щедрой, а его сиятельство вполне мог бы послать за епископом. И вот сейчас он с благодарностью принял бокал вина и огляделся.

Высокий стол, служивший алтарем, был застелен белой салфеткой, на которой стояли тяжелые золотые канделябры и усыпанное драгоценными камнями золотое распятие в окружении высоких ваз с цветами. В воздухе разливался аромат поздних роз, розово-белых лилий и лаванды.

В назначенный час небольшая компания гостей расселась на узких дубовых скамьях без спинок, бывших частью первоначальной обстановки залы. Остальное пространство заполнили слуги и все арендаторы герцога, которые только могли поместиться. Они входили молча, тщательно вытирая грязные башмаки под строгим взором мистера Крофта, перед тем как быть допущенными в дом.

Сирена выглядела восхитительно в простом бледно-голубом шелковом платье с рукавчиками-буф и завышенной талией. Под грудью у нее была пропущена узкая пунцовая лента. В руках она держала маленькую бутоньерку из чайных роз и лаванды. Такие же розы украшали ее локоны, коротко стриженные по последней моде. Она не могла сдержать улыбки. Ей так хотелось разделить этот день с любимой кузиной, и Аллегра с ее великодушным сердцем сумела этого добиться.

Невеста была бледна и, к собственному удивлению, не находила себе места. Едва слышным, дрожащим голосом она произносила супружеские обеты. К тому же она очень смущалась и все время гадала, замечают ли это окружающие, особенно герцог. Какое ребячество! Она сама не ожидала, что будет так нервничать. Пусть ее кровь не так благородна, как у герцога, она всегда была уверена, что будет идеальной герцогиней. Именно этого она хотела и к тому же выглядела сегодня поистине неотразимой.

Мадам Поль превзошла себя. Подвенечный наряд был настоящим шедевром из белоснежного шелка с крохотными серебряными звездочками и прозрачной верхней юбкой из тончайшей серебряной сетки. Круглый вырез и пышные рукавчики были отделаны серебряными бантиками. Герцог подарил невесте ожерелье из крупных жемчужин с бриллиантовой подвеской и жемчужные с бриллиантами серьги, которые Аллегра и надела. Ее густые волосы были уложены строгим элегантным узлом. С венка из белых роз свисала развевающаяся фата из прозрачного серебристого газа.

Аллегра не сводила глаз с тяжелого массивного кольца из ирландского червонного золота, усыпанного бриллиантами, которое герцог надел ей на палец. Она вдруг осознала реальность происходящего и прислушалась к словам священника, завершавшего церемонию.

— Объявляю вас мужем и женой. Тех, кого Господь соединил, человек да не разлучит. — Святой отец помедлил и добавил:

— Можете поцеловать невесту, ваша светлость.

Широкие ладони обхватили лицо Аллегры. Ее растерянный взгляд встретился со взглядом мужа. Он поцеловал ее, и на какое-то мгновение она словно взлетела в небо. Но Куинтон тут же разжал руки, улыбаясь ее смущению, и тихо спросил:

— Ну что, ваша светлость, пора идти к гостям?

Они долго принимали поздравления родственников, друзей и всех собравшихся в зале. Музыканты заиграли веселую мелодию. Слуги спешили накрыть на стол, принести угощение и вино. Зала почти опустела, если не считать приглашенных на завтрак. Новая герцогиня Седжуик пригласила гостей занять места и лично рассадила всех. Сами новобрачные уселись на стулья с высокими резными спинками в центре стола, лицом к зале.

Аллегра украдкой взглянула на мужа. Она всегда считала его красивым, но сегодня он был просто ослепителен в белом атласном, вышитом золотом костюме. Его брат, бывший шафером на венчании, выбрал такой же костюм из небесно-голубого атласа, в тон платью Сирены. Лорд Джордж Хантер поднялся, чтобы произнести тост:

— За моего брата Куинтона, имевшего достаточно здравого смысла, чтобы жениться на самой красивой и, нужно признать, самой великодушной девушке во всей Англии. Желаю ему и Аллегре много лет взаимного счастья. Да благословит вас Бог!

Остальные гости с воодушевлением поддержали Джорджа, вздымая хрустальные бокалы с шампанским.

Затем встал сам герцог и пристально посмотрел на свою краснеющую жену.

— За Аллегру, которая принесла удачу моей семье и дала новую жизнь Хантерз-Лейру. Благодарю ее за то, что она согласилась стать моей женой.

Он осушил бокал и нежно поцеловал руку Аллегры.

За длинным завтраком было произнесено немало тостов.

Гости наслаждались яйцами-пашот в сливках и соусе из марсалы, тонко нарезанным розовым деревенским окороком и беконом, свежеиспеченными булочками, только что сбитым маслом и сливовым джемом. Слуги расставляли чаши с овсяной кашей, смешанной со сливками, яблоками, корицей и сахаром, блюда с бифштексами, бараньими отбивными, треской в сливках, с тушенной в белом вине с укропом лососиной на ложе из зеленого салата и ломтиков лимона; здесь были тарелки с печеными яблоками под взбитыми сливками, с вареными грушами, сдобренными мускатным орехом и хересом.

Наконец принесли свадебный торт с фруктами. К тому времени, как гости встали из-за стола, было уже около полудня.

Дождь лил не переставая. Слуги и работники имения перенесли свое пиршество с луга в амбары и сараи. Когда буря немного утихла, новобрачные с друзьями решили их навестить.

Работники пили славный английский эль и сидр за здоровье жениха и невесты и танцевали вместе с господами задорные народные танцы. Возвращаясь домой, Аллегра увидела у дверей выстроившиеся в ряд экипажи: очевидно, друзья и родственники хотели попасть домой засветло. Даже проселочные дороги были небезопасны после захода солнца.

— Какая прекрасная свадьба! — восхитилась Сирена. — Постарайся быть счастливой, Аллегра.

— Я уже счастлива, — убежденно ответила новобрачная.

39
{"b":"25287","o":1}