ЛитМир - Электронная Библиотека

— Лошади готовы, ваша светлость, — объявил Крофт, указывая на открытую дверь.

— Превосходно! — с улыбкой воскликнул принц, и обратился к Браммелу:

— Подождите нас в библиотеке, Джордж.

Мы вернемся как раз к обеду.

Крофт едва заметно кивнул хозяину.

Аллегра позавтракала в своей спальне, оделась и приготовилась к встрече гостей. Спустившись вниз, она узнала, что герцог и принц уехали на охоту, а мистер Браммел в библиотеке и обед будет подан в час дня.

— У нас достаточно провизии? — встревожилась Аллегра. — Принц ест за троих.

— По поручению кухарки Перкинс с утра уехал в деревню за съестным и скоро вернется, миледи.

— Крофт, этот дом без вас пришел бы в упадок, — польстила дворецкому Аллегра. — Я вам так благодарна!

— Прикажете сказать мистеру Браммелу, что вы уже встали?

— Покамест не надо. Я хочу написать письмо тете-маме, прежде чем развлекать гостей, и удаляюсь в малую гостиную.

Принц и герцог вернулись домой с десятком кроликов, так что охоту можно было считать удачной. Аллегра тем временем сидела в гостиной с Браммелом. Щеголь картинно вздрогнул при виде окровавленных тушек, свисавших с руки лакея, но принц был в восторге от утренних приключений.

Подали обед, и принц ел так, словно голодал целый месяц.

Глядя, как он проглотил едва ли не целого лосося, дюжину бараньих отбивных, бифштекс и цыпленка, Аллегра невольно задавалась вопросом, долго ли он у них прогостит. Насытившись, он перешел в гостиную и громко захрапел под бдительным присмотром Браммела.

Вскоре начали прибывать гости. Первыми явились Сирена и Оки. Аллегра заметила, что у кузины встревоженное лицо.

Пока герцог и Оки здоровались, сестры взялись за руки и вошли в дом.

— Что стряслось? — немедленно спросила Сирена.

— О чем ты? — удивилась Аллегра.

— Ты замужем всего три дня и уже зовешь нас приехать, да еще и Принни здесь оказался почетным гостем. Ты ничего не говорила о своих планах. Вы поссорились? Герцог тебя обидел?

— О, дорогая Сирена, какая же ты мнительная! Вечно ждешь неприятностей! Все чудесно! Однако утром третьего дня явился Принни с намерением попировать на свадьбе. Он сильно разочаровался, узнав, что опоздал, и мне пришлось пригласить его на вечеринку по случаю охоты. Я солгала ему, сказав, что герцог каждую осень собирает друзей поохотиться, поэтому и прислала тебе записку. Нельзя же оскорбить чувства принца, признавшись, что все это чистый вздор.

— Какое счастье! — облегченно вздохнула Сирена. — А я уже невесть что вообразила!

— Но почему? — недоумевала Аллегра.

— Ну, ты вышла замуж по расчету, и я боялась, что между вами начнутся раздоры — ведь герцогу гордости не занимать.

— Я заметила, — лукаво усмехнулась Аллегра, — но можешь не волноваться, дорогая. Он клянется, что влюблен, и я склонна этому верить.

— Слава Богу! — вскричала кузина.

— Но сама я далеко не уверена в своих чувствах, — возразила Аллегра. — И не пойму, можно ли их назвать любовью.

Пока не разберусь сама, не собираюсь ни в чем признаваться.

И, Сирена, дорогая, никому не говори об этом, кроме Оки.

— О, Аллегра, я так за тебя счастлива! — всхлипнула расчувствовавшаяся кузина.

— Откуда такая радость? — хором осведомились графиня Астон и леди Уолворт, входя в вестибюль.

— Герцог влюблен в Аллегру! — воскликнула Сирена, но тут же в ужасе захлопнула ладонью рот.

— Она обещала молчать, — сухо пояснила Аллегра.

— Ну разумеется, он влюблен. Неужели вы не знали, Аллегра? — поразилась графиня Астон.

— А я думала, всем это известно, — вторила леди Кэролайн. — Господи, да он уже рассказал Бэйну и Дри, а уж Оки вообще узнал первым.

— Одна я ни сном ни духом! — бросила Аллегра. — И считала, что выхожу замуж по расчету. Именно этого я хотела и ожидала.

— Но куда лучше, когда тебя любят! — застенчиво улыбнулась Юнис.

— А вы? Вы его любите? — деловито допытывалась Кэролайн, в эту минуту весьма похожая на свою грозную тетку.

— Не знаю, — вздохнула Аллегра.

— Женщина не может не полюбить человека, который ради нее готов на все. Герцог красив и умен, так что любовь непременно к вам придет, — твердо заключила Кэролайн. — А теперь объясните, почему мы здесь — ведь после свадьбы прошло всего три дня? Вы с герцогом должны были давно скрыться от всех и миловаться на свободе.

Аллегра со смехом объяснила причину столь неожиданного приглашения.

— Я также пригласила леди Перри и леди Джонсон. Они вдовы, и, насколько я слышала, весьма нестрогих правил, — добавила она.

— Интересно, которую из них Принни затащит в постель? — съязвила Кэролайн.

— Возможно, обеих, — фыркнула Юнис. — Или поделится с Браммелом.

— Браммел не станет спать с такой неугомонной женщиной, — презрительно бросила Кэролайн. — А вдруг она растреплет ему волосы или помнет простыни? Как вы думаете, он так же элегантен в ночной рубашке, как в сюртуке?

— А правда, что к ужину он переодевается в черное? — перебила Юнис.

— Да, и мне кажется, что у него очень тонкий вкус. Мужчине черное идет куда больше, чем персиковый или небесно-голубой шелк. Думаю, вы найдете его поистине очаровательным.

— Но прошлым сезоном в Лондоне он на нас и не смотрел, — вспомнила Кэролайн. — Тетя считает его слишком высокомерным.

— Я спрашивала его об этом. Он сказал, что находит дебютанток утомительными и скучными, — пояснила Аллегра. — По его мнению, брак делает женщину куда интереснее.

— Господи, до чего же заносчивы мужчины! Признаюсь, что страшусь встречи с ним, — пропела Юнис, и все засмеялись.

Подошедший Крофт предложил проводить дам в их комнаты.

— Подъехали леди Перри с сестрой, ваше сиятельство, — сообщил он Аллегре. Та вышла на крыльцо, а остальные дамы поспешили наверх.

Леди Перри, миниатюрная блондинка лет двадцати пяти, в сопровождении старшей сестры, пухленькой брюнетки, как раз выходила из кареты.

— Герцогиня, как мило с вашей стороны пригласить нас! — воскликнула Джорджина Перри низким мелодичным голосом.

— Я в долгу у вас обеих, — приветливо улыбнулась Аллегра. — Принц прибыл неожиданно, и у нас не хватает женщин за столом. Видите ли…

Она объяснила, в чем дело, и Марго Джонсон согласно кивнула:

— Мы сохраним вашу тайну. Вы очень тактично поступили, пощадив чувства принца.

— Я посажу вас рядом с ним за ужином, — решила Аллегра.

— Разумеется, — кивнула леди Перри, немедленно сообразив, в чем дело. — Мы с сестрой будем рады развлечь Принни.

— Вы охотитесь? — осведомилась Аллегра. — Джентльмены выезжают на рассвете.

— А вы? — в унисон спросили сестры.

— Нет, — покачала головой Аллегра.

— В таком случае мы будем рады последовать вашему примеру, — решила леди Перри. — Одно дело — забавлять принца, и совсем другое — мчаться с утра по полям. Уж лучше поспать подольше, не правда ли? Пусть мужчины проливают кровь бедных зверюшек.

— Вы совершенно правы, — согласилась Аллегра, провожая сестер в дом.

Глава 11

Стены столовой в Хантерз-Лейре звенели от смеха. Присутствующие обменивались остроумными шутками и веселыми анекдотами. Стол красного дерева был накрыт чудесной скатертью из белого ирландского Дамаска с кружевной отделкой. Большая серебряная ваза, полная поздних желтых роз и зелени, украшала центр стола. По обе стороны стояли высокие серебряные канделябры, в которых горели свечи из белого воска, ароматизированные розовой водой. Перед каждым из двенадцати гостей стоял прибор изумительного вустерского фарфора. Серебряные ножи и вилки украшал герцогский герб. За каждым стулом стоял лакей в зеленой ливрее с позументом. Остальные слуги разносили блюда.

На первое подали свежих устриц, паровых мидий, омаров в горчичном соусе, лососину и форель в вине на ложе из кресс-салата. За ними последовали: говяжий бок, жаренный на вертеле, оленина, жареные куропатки, пироги с крольчатиной, истекающие коричневой подливкой, индейка, начиненная хлебными крошками, яблоками и каштанами, два больших окорока в сахарно-гвоздичной глазури и бараньи отбивные — любимое блюдо принца.

47
{"b":"25287","o":1}