ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И тут Оля поняла, что происходит, но прятаться оказалось поздно.

- Лагааз Немнон! Оля и Никола Валентиновы. София и Светлена Тарсалины. Вы все хорошо знаете эти имена.

Новый взрыв громогласного приветственного крика почти оглушил. Оле захотелось спрятаться в корабле данамирцев от такого внимания.

'Надо было остаться на трибунах',- подумала она.

- Они оказали решающее влияние на нашу победу, но приближали ее все мы, все, кто участвовал в том кровопролитном сражении в Гранмире, все те, кто остался в вихре, и все, кто вернулся. Месяц назад мы победили Клавир, но только сейчас можно сказать, что Сансион по праву принадлежит нам. Радуйтесь, граждане двух империй. Этот день принадлежит вам, пусть отныне он станет Днем свободы, таким он останется в наших летописях истории.

С последними словами Галины все десятки выходов по краям Арены начали открываться одновременно. Тяжелые створки ползли вверх, и солнечный свет поначалу робко, а потом все настойчивее просачивался внутрь. Охрана поначалу пыталась как-то регулировать поток людей, жаждущих поскорее увидеть мир снаружи. но потом оставила безнадежное дело и лишь следила, чтобы в такой толчее никто не пострадал. Хотя верилось в это с трудом.

- А вы, герои, не хотите посмотреть что снаружи?- к Оле подошел Лагааз, следом подтянулся Никола. Галина подтолкнула дочерей.

- Ступайте с ними, а мне еще нужно закончить кое-какие дела.

- Но мама, почему ты не можешь?

- Потому, что ваша мама - императрица, когда вырастите поймете, юные принцессы, - сказал Ювенал тоном доброго дедушки.

- Идемте, мне не терпится увидеть это! - к ним подбежал запыхавшийся Дилси,- ну что же вы, идемте скорее, иначе даже в стометровом периметре не останется места.

- Еще успеешь насмотреться,- сдержано ответила Оля, хотя ей самой отчаянно хотелось поскорее выйти на свежий воздух. Подхватив Софию и Светлену за руки, Никола уже мчался вперед. Лагааз и Дилсси не отставали от них. Оля уже хотела последовать за остальными, но оглянулась. Галина, Наразмат, Ювенал и прибывший Грион о чем-то тихо переговаривались. На лицо императрицы набежала тень, а адмирал помрачнел.

'Неужели что-то случилось?'

- Ну что же ты, идем, идем скорее! - Подбежав, София вцепилась в руку, без тебя Светик не идет, я не хочу ждать! - упрямо сказала она.

- Ну что ж, идемте,- Оля выдавила улыбку, но беспокойные мысли никуда не ушли. Только отступили на время, когда свет первого утра в новом мире окатил ее свежей волной.

Часть 5

Миссана была в бешенстве, Миссана негодовала, в бессилии сжимала кулаки, метала в стену нож-красс. Она приказала отправить на понижение статуса сто пятьдесят человек из охраны внешнего периметра и двести служащих восстановления. Уволила группу лентяев и бездельников, работавших в лаборатории над усовершенствованием и расширением радиуса связи. Приказала с удвоенной скоростью разрабатывать технологию, способную, наконец, вывести флот из этой дыры под названием Озмалин. Но понимала, что все напрасно...

Все из-за катастрофы, случившейся пару дней назад, с которой она бессильна что-то поделать. В тот день, когда небо над головой начало рушиться, город охватила паника. Даже Миссана на миг испугалась. Лишь когда куски льда размером с айс перестали падать, она смогла привести сподвижников во вменяемое с состояние. Магистр ненавидела панику, а паникеров предпочитала убивать на месте. Но когда вокруг не осталось ни одного здравомыслящего подчиненного - кого убивать? Всех? Что за жалкое зрелище.

(некоторое время назад)

Не обращая внимания на субординацию и статус, женщина неслась по трясущимся коридорам Озмалина. Обычный белый мягкий свет в них мерцал и то и дело гас, так, что она спотыкалась. Увидев первого встречного - это оказался квинт из охраны третьего периметра - схватила его за руку, чуть не вывихнув плечо.

- Говори!

В первый миг клавирец будто и не понял, кто перед ним. С дикими глазами попытался выдернуться, но она отвесила ему звонкую пощечину.

- Я сказала, докладывай по всей форме своей правительнице, квинт, что происходит?

- Небо...

- Что небо? Мы глубоко по землей. Нет больше неба!

- Небо рушится!

- Что за чушь, над нами километровая толща льда, как это возможно...

- Вы сами все увидите,- квинт оглянулся туда, откуда бежал, и Миссана увидела - там, где коридор выходил на внешнюю спиральную лестницу, что-то пронеслось - белоснежное и огромное. А потом снизу, где находились воздухоочистительные установки, раздался оглушительный грохот. Магистр буквально поволокла беспомощного клавирца в ту сторону. Она хотела сама убедиться, что все в порядке. Но все не могло быть в порядке, это уже очевидно. Когда мимо, совершенно не замечая ее по коридору пробежал отряд бойцов - квартов, она даже не попыталась их остановить. 'Бегут словно стая белых тлассов на ледяных пустошах Данамир'.

Наконец, они оказались на парапете, Миссана вцепилась в перила, но больше от ярости, чем от страха. Чашу Озмалина наполнял хаос. Большие, помельче и совсем уж мелкие куски льда рушились сверху. Сталкиваясь между собой, они отлетали к стенам, нанося огромные повреждения боковым ярусам. На глазах один обломок с метр диаметром рухнул на группу техников, попытавшихся оттащить от края айс, так, что глыба вместе с айсом, людьми и частью площадки унеслась вниз.

Лицо женщины окаменело.

- Почему...- прошептала она. Развернувшись, взглянула на дублирующую лестницу - там тоже не пройти. Придется воспользоваться цепью переноса, как бы затратно это не было.- Ты, идешь со мной,- не оборачиваясь, велела она квинту.

- Я? Но я не могу...

- Можешь,- нож-крас, приставленный к его горлу, оказался действенным аргументом. Ближайшая цепь переноса находилась через два внутренних витка коридора, откуда они только что пришли. Однако, уже подходя к ней, Миссана поняла, что механизм не действует, видимо одна из глыб повредила кабель, ведущий к ней. Круг виднелся темным пятном на фоне тусклого мерцания пола.- Тогда следующий,- решила она, прикидывая расстояние и время.

Нужно попасть в командный центр, там должны остаться адекватные люди. Если же никого не будет...

Сбросив с плеч неудобную при быстрой ходьбе накидку, Миссана направилась к боковой спиральной лестнице.

- Вы хотите идти туда? Но это же верная смерть!

- Замолчи и делай, что я сказала - ступай в техотдел, найди главный трансляционный кабель внутренней связи.

- Зачем? Сейчас это не главное.

- Я буду говорить с подданными, идиот. Разве ты не видишь - видеосвязь не работает и обычная тоже. Коммуникации нет. Когда никто ничего не знает, люди превращаются в животных, которые бросаются туда-сюда, без всякого смысла. Я хочу знать, что происходит и народ тоже должен.. Если это естественное явление - хорошо, все в воле Неба, а если диверсия - мы должны найти и наказать виновных. Ты понял меня, квинт? Если сделаешь все, как я сказала, будешь повышен до условного секста. Как закончишь, ступай в командный центр.

В первый момент казалось, что эта новость была слишком ошеломительна, чтобы клавирец сразу понял ее значение, но потом отдал знак чести, приложив два пальца ко лбу.

- Да, моя повелительница! - и унесся по коридору. Миссана спрятала крас и извлекала оружие, которое на самом деле презирала как недостойное для октавиана, но сейчас оно было намного полезнее, чем изящное лезвие.

Сжав в руке пистолет, Миссана двинулась в сторону, где оканчивался коридор, туда, где 'падало небо'. Нет, это не небо - лед. Ледяными стены становились десятью уровнями выше, и так шли до самого верха. Те ярусы считались буферной зоной, допуск туда давался лишь немногим - в основном обслуживающему персоналу. А вековой слой замерзшей воды недаром служил основой укрепления стен Озмалина - именно из своей устойчивости к колебаниям температур, давлению, любым встряскам земли.

Весь этот месяц, пока шло терраформирование Сансиона, после активации Сильмистриума, на ледяной поверхности не появилось даже трещинки, за этим она приказала тщательно следить. Но вот сегодня, когда истек этот срок и она объявила о готовности выйти на поверхность, лед словно обезумел. Миссана прожила не один год, и не верила в случайности. Что-то или кто-то нарушил устойчивость ледяного панциря.. А статус септимия научил недоверию ко всем и вся, кроме себя. Если кто-то - значит это диверсия.

22
{"b":"252878","o":1}