ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ронн кашлянул, а Дилси присвистнул.

- О, у вас уже такие отношения, а как же границы статуса?

- Не болтай глупостей, парень,- насупился Кассий.

- Не буду, - Дилси примирительно выставил ладони. Спорить с главой техников было опасно. Но, не для кого в исследовательском корпусе уже не секрет отношения этих двоих. Вполне естественно, то клавирец тянется к клавирцу. Хотя, несмотря на настороженность, многие мужчины засматривались на задорную девушку. В отличие от ее старшей сестры - так шутить с Долиной - себе дороже. И это стало еще раз ясно, когда легкая на помине, она появилась на пороге, словно только и ждала момента.

- Давай сюда,- Долина бесцеремонно выхватила у Секвенцы стопку отчетов и прибрала оборудование у Ронана,- это не для дилетантов, напишите отчет оба, сегодня к вечеру, я передам его императрице.

- Конечно, все лавры начальству,- пробубнил под нос Дилси.

- Надеюсь я ослышалась, рядовой,- похоже для некоторых отсутствие корабля не отменяет саму службу. Долина явно считала себя офицером, которому все обязаны подчиняться. Хотя, не малую роль здесь играло и ее происхождение. Да и здесь, в цитадели, Долина устроилась вполне неплохо - секретарем ее величества Галины Тарсалиной. Причем выполняла она свои обязанности с нездоровым рвением. Кто бы мог подумать, что секст клавира слушается приказов императрицы габриэльцев.

'Но не стоит ей напоминать об этом лишний раз. Того и гляди куснет',- про себя усмехнулся Дилси. Даже в такую жару, которая царила на верхних уровнях цитадели, где система кондиционирования работала с перебоями, Долина ходила в наглухо застегнутом черном мундире и при полном параде. Откуда-то недавно добавилась еще одна серебряная цепочка, и теперь грудь, причем весьма аппетитную, не будь она так затянута, украшали ровно двадцать. Почти как у Саллюция Тиррелина.

Часть 2

Так называемый королевский кабинет состоял из одной комнаты десяти шагов в длину и восемь в ширину. В цитадели Карильон все было только так называемое, потому, что столица Габриэль - Соната не выстояла под вырвавшимся на свободу ветром. Сильмистриум сломал старый мир и уже строил новый, совершенно неузнаваемый для его обитателей. И все же, императорский кабинет считался символом власти, как стала символом перемен та, кто его занимала.

Галина Тарсалина - самая молодая императрица в истории Габриэль, еще месяц назад была всего лишь первым связным на флагмане флота, но судьба вырвала ее из привычных рамок, бросив в общий жернов, который перемолол жизни людей на планете. Никто не остался незатронутым, в том числе и она сама. Обстоятельства ли или провидение, как не уставал ей напоминать верный менестрель, а теперь премьер-министр Мишаль Вителлиус, но война закончилась, и императорская должность стала уже не формальностью, а тугим узлом проблем, которые требовалось решать ежедневно. ежечасно, и которых становилось все больше.

Галина занимала единственный стол у окна, через который теперь лился свет солнца. Не закатного, к которому привыкли поколениями, а утреннего, который позже сменится дневным, а потом вечерним, и наступит ночь. Переход давался нелегко. В сутках оказалось двадцать семь часов, а не двадцать три как они думали. Более того, сдвиг часовых поясов сделал так, что когда на одном конце континента Габриэль люди только просыпались, на другом уже ложились спать. Должны были, так, как связь с цитаделями на юге была еще крайне ненадежной, хотя умельцы из лаборатории корпели над ее усовершенствованием. Подумать только - Галина оторвала взгляд от документа, который просматривала, и взглянула на необычное устройство на краю стола - стеклянную полусферу с двумя пластинами серебристого металла по бокам. Пластины соединяла тонкая спиралька с иглой на конце, которая время от времени помигивала изумрудным цветом. По идее это должно быть устройством, позволяющим общаться на расстоянии, как прежде через потоки ветра. но выглядело оно крайне ненадежно и работало через раз.

'Все же без ветра мы пока так беспомощны',- подумала она.

- Императрица, это Долина,- раздался молодой голос с той стороны двери.

- Входи,- Галина устало потерла лоб, дунув на прядь коротких волос, упавшую на глаза, и с сожалением отложила в сторону документ.

Увидев вошедшую, Галина улыбнулась усталой улыбкой, даже хмурое выражение лица Долины было куда лучше кислых мин чиновников, которые словно мотыльки теперь вились вокруг трона. Впрочем, догадаться хорошие или плохие вести принесла ее секретарь, было невозможно. А выражение лица не должно вводить в заблуждение.

После гибели Клеменса Таллигона такое выражение лица было низменным спутником Долины. Она считала себя лично ответственной за эту трагедию для всего дома Таллигон. Но когда Галина предложила ей стать главой, Долина потом три дня не разговаривала с императрицей, и снизошла лишь после принесения официальных извинений. Оказалось, это было немыслимым оскорблением - предложить такое.

- Наша лаборатория, наконец, нашла что-то стоящее вашего внимания,- официальной походкой Долина подошла к столу и протянула стопку пластин.

- У меня уже глаза болят просматривать их, скажи что там, мне бы хотелось услышать твое личное мнение.

- Мое мнение - не коллективное решение, которое нам предстоит принять,- отрезала Долина, как обычно не церемонясь с новой императрицей.

'Для нее я навсегда останусь всего лишь связным, а она - септимием дома Западного ветра',- подумала императрица.

- Так это действительно что-то стоящее?- обрадовалась Галина.

- Если верить этим графикам и расчетам, то на следующей неделе мы сможем покинуть цитадель. На днях пришли сведения, что в Кариссе и Элеиссе уже совершали пробные вылазки, но там вода не доходила до такого уровня как у нас, все же мы на побережье.

'Побережье', - повторила про себя Галина, все еще никак не в силах свыкнуться с тем, что теперь Карильон стоит на берегу океана, и Санмин - крупнейшее пресноводное озеро - превратилось в залив.

- Хотя будь моя воля, я бы потратила на дополнительные исследования еще пару месяцев.

- Долина,- императрица вздохнула,- я бы тоже, но ты ведь понимаешь что у нас нет этого времени. Необходимо срочно найти возобновляемые источники энергии, начать выращивать урожай, организовать систему управления по новому принципу, обеспечить связь... договориться с Данамир...- Галина перевела дыхание. И правда, объем работы казался неподъемным.

- Вы забыли еще об одном,- сухо напомнила Долина.

- Да, и о чем же?

- Необходимо найти остатки Клавира.

- Долина ты все еще стоишь на своем? Неужели думаешь, что они, лишенные ветра и цитаделей, как у нас, смогли выжить даже на своих кораблях?

- Нельзя успокаивать себя тем, что что-то не может произойти только потому, то это невозможно. К тому же, я слышала кое-что, пока служила на Миллифьори. Информация о тайных базах Клавира на Сансионе, одна или даже несколько из них могли сохраниться - вполне достаточно, чтобы спрятать остатки флота. Если так, мы не можем оставаться спокойными, клавирцы наверняка решатся на реванш.

- Они могли разнести цитадели несколькими выстрелами, пока мы переживали изменения, но этого не случилось. Значит они не могут подняться в воздух, как и мы.

- Клавир всегда остается Клавиром. Они смогут заставить корабли летать, применив все знания, сумму технологий, которых нет у вас и создать что-то, что не использует ветер.

- Ветер ничто не заменит,- Галина со вздохом откинулась в кресле.- Иногда мне кажется, что мы уже не сможем достигнуть неба.

- Слова, недостойные императрицы.

- Ты всегда умеешь меня подстегнуть. Обычно так поучает Мишаль.

- Где он? - резко спросила Долина. - Вы слишком много ему позволяете. Он ваш премьер министр и вы не должны...

- Знаю знаю,- Галина подняла ладони,- я обязательно поговорю с ним об этом.

- И созовете совет сегодня же?

- Конечно, если ты настаиваешь.

5
{"b":"252878","o":1}