ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Но кто они? - Галина попыталась взять себя в руки, Мишаль повернулся и подошел к мертвым, сделав знак Галине. Она поняла его правильно.

- Девочки, постойте здесь, вам нельзя смотреть на такие ужасы,- попросила она, заставив обоих встать к стене и отвернуться от страшной картины.

Все еще ожидая, что кто-то из нападавших уцелел, настороженно оглядываясь по сторонам, Галина подошла и присела на колено напротив Мишаля. Он исследовал одного из охотников.

Теперь Галина смогла получше рассмотреть его. Мишаль скинул капюшон со светлых волос мужчины. Приподняв веко мертвеца, он склонился ниже.

- Цвет волос... цвет глаз... оттенок кожи... носит белое и эта эмблема,- пальцы менестреля поддели медальон на груди незнакомца в виде двойной спирали, вьющегося от небольшого диска.

- Что это значит? Объясни,- на глубокую рваную рану, оставленную иксимером, нельзя было смотреть без содрогания, но Галина пыталась понять ход мыслей Мишаля и так же внимательно оглядела тело.

-Посмотри на меня,- менестрель постучал по лбу.

Галина вгляделась в лицо такого близкого ей человека: золотые волосы, словно впитали свет полуденного солнца, изумрудные глаза и слегка смуглая кожа.

- И что я должна понять?

- Это сцепленные гены - наш цвет волос и глаз всегда идут в связке, хотя только у октавианов этот отличительный фенотип наиболее ярко выражен. А теперь взгляни на него, видишь разницу?

Галина вновь посмотрела, куда ей указывал Мишаль. Оттенок волос и цвет кожи и правда были похожи, но не идентичны, а вот глаза...

- Глаза голубые,- сказала она.

- Вот именно, голубые. На Сансионе нет такого фенотипа. Ни в Габриэль, ни в Данамир не встретишь никого со светлыми волосами и иным цветом глаз, кроме зеленых. Светлые волосы возможны, хотя и крайне редко и в большинстве случаев это результат смешения крови клавирца и обычного человека, как это произошло со мной, или с Валентина.

- И что это значит?

- Не знаю

- Не знаешь?! - Галина была потрясена. Впервые Мишаль чего-то не знал, он выглядел неуверенным, и это пугало куда больше

Она оглянулась на дочерей, те присели на корточки, и о чем-то жарко перешептывались.

- Меня беспокоит их одежда,- признался Мишаль.

- А что с ней не так?

- Я ведь рассказывал о культе витерции?

- Волне жизни?- попыталась припомнить Галина- Саллюций Тиррелин возглавляет ее, кажется.

- Да, и эти белые плащи и медальоны в точности копируют ту одежду, какую носят члены этого культа.

- Не может быть! Он же был первым помощником на Миллифьори! - воскликнула Галина и тут же зажала себе рот. -Но зачем Саллюцию понадобились девочки?

- В том то и дело, уверен, Тиррелин даже не подозревает о том, что произошло. Но расследование я все равно назначу.

- Тогда кто эти люди? - Галина развела руками, ее уже тошнило от запаха крови. Хотелось поскорее покинуть это место и окунуться в ванную, чтобы смыть с себя весь этот страх, безумный страх за дочерей.- Неужели снова Клавир? - спросила она.

- Не думаю, что это они. Но кто-то очень хочет, чтобы мы думали на клавирцев и витерцию одновременно. Хотя это два взаимоисключающих понятия, тех, кто послал сюда похитителей, это совершенно не смущало. Слишком много совпадений,- Мишаль потер подбородок, что-то прикидывая.

- В чем?

-Зонд, который подобрали данамирцы, необычные грозы,

загипнотизированные люди, теперь это нападение. Все указывает на один единственный факт.

- Что ты хочешь сказать?

- На Сансионе действует четвертый игрок. Кроме Габриэль, Данамир и Клавира кто-то еще крайне заинтересован в девочках и их способностях. Помните, что я сказал на собрании?

Галина помнила, она помнила очень хорошо, и от этих воспоминаний щемило сердце. Она поняла, что ее руки дрожат, лишь когда ладони Мишаля накрыли ее.

-Не волнуйтесь, я позабочусь обо всем. Но... Карильон становится опасным местом. Мы должны отправить девочек подальше от сюда.

Такого Галина не ожидала.

- Но куда? О Небо, куда мы можем их отослать?

- В другую цитадель,- спокойно ответил Мишаль.- В Анкар, к примеру.

Часть 4

По лазоревому небу лениво плыли перистые облака. Изредка подхватываемые внезапными порывами ветра, они закручивались в немыслимые спирали и тут же растворялись, проливаясь где-то во внутренних районах континента короткими ливнями. Солнечные лучи скользили по зубчатым стенам цитадели Анаук. Древняя каменная кладка соседствовала с современным пластиком и металлом. Свет проникал внутрь 'чаши', цепляясь за веретено центральной шахты и терялся где-то на средних уровнях. В полдень он достигнет самого нижнего уровня, но никогда не коснется той части цитадели, что находилась под землей.

На глубине стапятидесяти метров никогда не видели ни закатного, ни утреннего солнца. Сюда не долетал свежий ветер, лишь система вентиляции гигантскими лопастями нагнетала кислород. Царство прохлады и вечной сырости. Ведь здесь под цитаделью, находилось два главных сокровища - газодобывающая станция и резервуар пресной воды - целый океан, питавший весь Анаук.

На берегу резервуара находились двое.

-Мы уже два дня здесь, а до сих пор не знаем с чего начать поиски. Может господина Эли вовсе здесь нет?

- Он тут, я чувствую,- закончив возиться с многочисленными застежками крайне неудобного мешковатого костюма, Марианус оглядел себя в импровизированном зеркале. Им служил лист серебристого металла, которым была обшита камера грузового лифта.

Костюм этот он позаимствовал у одного из пары мирно спящих техников, обслуживающих вентиляторы. Газ, который добывали под городом, часто находил себе лазейку и просачивался наружу. Хотя малые дозы его не смертельны для человека, но те, кто работал здесь сутками, должны получать достаточно чистого воздуха. И все же, судя по проходящим по коридору кашляющим людям, эта система вентиляции не слишком спасала. О работниках не так уж и заботились. В конце концов все они были каторжниками.

Марианус и понятия не имел, что в Габриэль в ходу настоящее рабство. Анаук - сосредоточие исследовательской мысли, одновременно оставался тюрьмой, как и в прежние времена. Только теперь каторжников осталось едва ли пара тысяч. Все они трудились на газодобывающей станции и самых грязных работах под землей. Здесь существовали свои законы и порядки, и власть наверху не имела почти никакого влияния. Это друзья поняли, едва проникли сюда.

- Может не стоило оставлять того пилота в живых? - спросил Лиссан. Закусив от усердия кончик языка, как всегда делал в моменты крайней сосредоточенности, клавирец пытался застегнуть лямки акваланга, висевшего на спине. Путь между отдельными шахтами пролегал под водой.

- Может и стоило, но он честно выполнил свою работу - довез до цитадели и не сдал властям.

- Не верю я таким, видел выражение его лица? Только и ждал момента, чтобы вонзить нож в спину.

- Но ведь не сделал этого,- миролюбиво заметил Марианус, заканчивая со своей экипировкой.

- Потому что не успел.

- С каких пор ты стал таким кровожадным?

- Мари, ты ведь не вчера родился и говоришь такие глупости, прежде ты бы ни за что не отпустил его.

- Послушай,- Марианус серьезно взглянул на друга. Волосы Лиссана уже были тщательно спрятаны под маску-капюшон, но все равно отдельные светлые пряди так и норовили выскользнуть. - Они нам не враги, и не союзники, я это хорошо понимаю. Но эти люди, такие как пилот, как эти двое,- Марианус указал на валявшихся без сознания, связанных по рукам и ногам и с кляпами во рту людей,- они инструменты, которые мы используем, чтобы найти господина Эли. Возможно он еще понадобится нам.

- Когда мы вернемся, его там уже не будет,- резонно заметил Лиссан. Подойдя к кромке воды в канале, вскоре ныряющем под землю, он попробовал ее на ощупь.- Ледяная...

- Я видел таких прежде, он не станет докладывать начальству, но запомнит, что мы оставили его в живых. А ведь ему всю жизнь внушали, что клавирцы это монстры во плоти, высокомерные и циничные.

58
{"b":"252878","o":1}