ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

'Моя память... память поколений, служивших семье октавианов Таллигон в качестве телохранителей и пилотов. Брату достались невероятные навыки пилотирования, а я защищу тебя, Эли. Если ты жив, я сумею найти и защитить тебя. Но сначала...

Рука Юны замерла на голове девушки, но было уже поздно. Ладонь Оли, став жесткой, словно сталь, врезалась под горло Дессекрит, грозя смять трахею. Но девица успела отклониться на пару сантиметров и это спасло ее от неминуемой гибели. Однако, тело Оли уже превратилось в единый боевой механизм. Она позволила ему делать все, что пожелает.

'Нейтрализовать!' - приказала Валентина, совершенно не представляя, каким будет результат. Но он превзошел самые смелые ожидания. Поначалу Юна пыталась сопротивляться, и даже какое-то время держала оборону, отражая молниеносные выпады и ставя блоки. Но потом внутренний жар еще усилился так, что казалось прожжет до костей, и скорость атаки тоже возросла.

-Проклятье! - выругалась Юна, падая на землю, и Оля позволила своему телу упасть следом. Валентина знала, как довести инерцию до максимума. В падении она и нанесла последний удар.

- Что ты твори...- но что бы ни собиралась сказать Юна, это осталось для истории. Оля сумела дотянуться до сонной артерии, и сжала ее с силой достаточной, чтобы вывести противницу из строя надолго. Но все же не убила, в последний миг сдержав себя.

'Почему?'

Тяжело дыша, некоторое время Оля рассматривала ладонь, а потом перевела взгляд на Юну - без сознания та выглядела слабой, а лицо приняло детское выражение.

'Не обманывайся, ты знаешь на что она способна', - приказала себе Оля. Ткнув девицу в грудь, убедилась, что та в полной отключке, и скользнула к планеру. Она не позволила себе выйти из необычного состояния, оно еще понадобится, чтобы разобраться с малознакомой машиной.

'Давай, думай!' - ладони с силой ударили по панели управления. Оля на миг закрыла глаза, прокрутив в памяти все, что знала о прежних планерах, а потом то, что наговорила Юна об этой машине - короткие замечания, отдельные фразы и термины. А следом обе картинки наложились на изображение айса и развернулись, как на чертеже.

Оля пошатнулась, когда ее резко выбросило из почти медитативного состояния. Но теперь она понимала хотя бы в общих чертах, что требовалось, чтобы поднять машину в воздух. Не просто, но нельзя терять ни минуты, промедление грозит жизни Эли. Если Юна оттуда, наверняка вела и там подпольную деятельность. Если настоящие клавирцы доберутся до Эли, если раскроют его нехитрую маскировку, его ждет вполне предсказуемая смерть. Наверняка большинство тех, кто спасся из Гранмира, теперь считали своим главным врагом не народы поверхности, а семью, которая поставила их всех в такое незавидное положение - мать Эли, Северину, и его самого. А борьба за власть в Клавире всегда была жестокой и кровавой.

'Я должна защитить его',- твердила она про себя. Эти слова стали мантрой - еще одно необычное слово пришло из глубин генетической памяти. Что-то давно забытое с матери-Земли, и то, что использовалось Меморией для записи информации в процессе обучения в подкорку головного мозга. Весь этот невероятный поток информации обрушился и накрыл с головой. Сохранять ясность мышления стоило огромных трудов, но она справилась.

Оля потеряла счет времени, она паяла и клепала, сваривала и пропускала эластическую дугу через каждый контур, чтобы узнать целостность. И, наконец, когда солнце уже почти зашло за груду зеленых аркообразных скал на западе, работа была завершена. Вытерев пот со лба, Оля позволила себе улыбнуться.

- Готово! Я справилась, Эли! - воскликнула она, на радостях делая внушительный глоток из фляги, которую стащила у Юны. Надо будет забрать еще и диа... плазм,- Оля вспомнила про необычное оружие. Оно еще пригодится.

Присев на корточки, девушка откинулась на борт планера. Осталось последнее - завести и улететь отсюда прочь. Но вот одна проблема лежала в тени по ту сторону, очень большая проблема. Любой клавирец для защиты своего октавиана бросил бы ее не задумываясь, да еще на всякий случай с дыркой в сердце, но все же что-то в словах Дессекрит смущало. Может ее упертая уверенность в собственной правоте?

'Пять минут, еще пять минут, и я улетаю. Просто брошу ее здесь и улечу. Сначала в Анкар, найду Николу и девочек, надеюсь, с ними все хорошо, а потом в Анаук, чтобы найти Эли. Одна, если понадобится. И даже бросишь Светлену и Софию?.. Оля закусила губу.- Да, если так нужно. Я хочу видеть его, хочу знать, что с ним все хорошо. Не могу больше просыпаться от кошмаров каждую ночь, не хочу больше плакать из-за этого глупого, упрямого, взбалмошного идиота...',- Оля поняла, что снова находится на гране того, чтобы разрыдаться. От облечения или счастья, а может и того и другого. Долго сдерживаемое напряжение рвалось наружу.

Взгляд скользил по красноватой, испущенной, словно опаленной огнем земле долины. Воздух наполнился вечерней влагой. С моря наползали густые полупрозрачные тучи - рваные, низколетящие, наполненные водой до самых краев. На горизонте уже сыпали молнии. Остаться здесь, под открытым небом, в грозу, какую она видела из окон Карильона, не хотелось. Молнии могут попасть в планер, и тогда единственное средство передвижения окажется потеряно. Нужно улетать раньше. Немедленно.

'Сейчас, еще три минутки, совсем немного...'

Оля отдала мысленный приказ и 'отпустила' тело. Не стоит поддерживать его в таком напряжении. Девушка почувствовала, как каждая клеточка постепенно расслабляется. Она снова становилась прежней собой. И вместе с обычными человеческим чувствами возвращалось простое восприятие.

Часть 4

Взгляд сфокусировался на цветке с короткими синими лепестками, качающимся на ветру. Он пробивался из трещины в грунте, одной из тех, что образовались всего за день после вчерашнего ливня. Цветок вырос сам, под естественным проливным дождем.

'Это и правда чудесно', - подумала Оля. Взгляд заскользил дальше. Вот второй, третий, и еще десятки и сотни рассыпаны по долине меж вычурной формы скал с глубоким малахитовым отливом. Странно, днем они казались белыми, словно из известняка. А линзы, которые она приняла за стеклянные, пошли волнами, превратившись в настоящие озерца.

Оля только головой покачала, она уже устала удивляться чудесам. Это все сделали девочки. Вот еще одна загадка. Они снова смогли призвать ветер, хотя его больше не было на Сансионе, откуда? Из каких высот? И на этот раз это был не тот легкий, игривый ветерок, на котором танцевали птички и бабочки на Дне рождения Эли. Скорее похож на ураган, который смел корабли Натанеля Ростау при нападении на Миллифьори. Но в нем появилось нечто новое, как будто он не полностью подчинялся девочкам, словно обрел собственную волю.

От таких мыслей Оля поежилась. Холодало. Она натянула на плечи куртку и вгляделась в закат, поднеся ладонь козырьком. Красиво. Как же красива планета. Из Карильона такого не разглядеть. Пока еще землю не полностью покрывал цветочный и травяной ковер, но возможно скоро начнут появляться и настоявшие леса. В таком климате они вырастут очень быстро.

Девушка вспомнила оранжерею в Клавире. Жаль, что столько драгоценных растений погибли по вине Северины. Особенно Олю впечатлили маленькие игольчатые деревца. Кажется, они назывались елками.

'Эли, я хочу увидеть такой Сансион, показать его тебе. Хочу облететь его весь и увидеть океан, новый Данамир, который стал еще благодатнее, чем наш край, хочу...' - Оля и сама не знала, чего именно она хочет...

Неожиданно за спиной послышался шорох. Тело мгновенно напряглось, но перейти в необычное состояние не успело. Чья-то рука схватила за волосы и ткнула лицом в землю, хорошенько приложив лбом. И все, что осталось - лишь беспомощно молотить руками, пытаясь подняться. А потом ей показалось, что через тело пропустили как минимум три молнии. Сердце на пару мгновений забыло, как биться.

- Могу и добавить, если мало,- голос Юны прозвучал над ухом, но чудилось, что он доносится откуда-то издалека. Некоторое время девушка могла лишь хватать ртом несуществующий воздух, в тщетной пытке вдохнуть, а потом новый разряд обрушился на и так измученное тело. На сей раз пытка длилась бесконечно долго. Едва живая Валентина растянулась на земле.

90
{"b":"252878","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ни кошелька, ни жизни. Нетрадиционная медицина под следствием
Абиссаль
Отказ – удачный повод выйти замуж!
Попутчица. Рассказы о жизни, которые согревают
Чертоги разума. Убей в себе идиота!
Босиком по траве
Пять четвертинок апельсина
КРОУ 4
250 дерзких советов писателю