ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ницше в комиксах. Биография, идеи, труды
Ледяной дождь
Игра на нервах. Книга 1
Карточный домик
Статус: бывшая
Группа специального назначения
Мое преступление (сборник)
Приключения викинга Таппи из Шептолесья
Аскетизм
Содержание  
A
A

(1)  НАТО может, таким образом, при желании захватить и оккупировать всю Югославию.

(2)  Обратите внимание: речь идет обо всей территории Югославии, а не об одном Косово.

(3)  Все это является возрождением старого и ненавистного колониального принципа экстерриториальности: колонизаторы ставили себя выше всех местных законов, присваивая себе право неподсудности за преступления, которые часто совершали их армии (грабеж, насилие, убийства)

(4)  Целью этого пункта было разрушение государственных основ югославской экономики, что способствовало проникновению в экономику иностранного капитала. В Косово расположены самые богатые в Европе залежи свинца, ртути и других металлов стратегического назначения. Цель транснациональных корпораций — завладеть всеми этими богатствами. И эта цель была достигнута (см. главу 4).

(5)  Всем этим отрицается суверенитет Югославии над этим краем. Это независимость de facto.

(6)  В Косово выходят десятки албанских газет. Реальная цель этого положения — уничтожить сербские и мультиэтнические СМИ.

(7)  В то время как выдвигаются требования о немедленном выводе всех югославских войск из Косово, о войсках АОК даже не упоминается. Это равносильно прямой передаче территории в руки АОК и разрешению ей проводить этнические чистки. Такая чистка и будет проведена с июня 1999 года.

(8)  Колониальная оккупация в чистой форме. Каждый следующий пункт соглашения отличается большей провокационностью, чем предыдущий. Стратеги Олбрайт выискали все, что не позволит Белграду подписать предложенное соглашение.

(9)  По истечении предложенного срока независимость de facto трансформируется в окончательную и полную независимость.

Ни одна страна в мире не могла подписать такое соглашение

Говоря коротко, условия этого мнимого «мирного соглашения» таковы: колониальная оккупация с предоставлением НАТО всех полномочий (в том числе право трансформировать государственные предприятия в капиталистические по западному образцу), нарушение суверенитета и территориальной целостности государства, признанного всем миром, предоставление оккупационным войскам права безнаказанно совершать любые преступления, обеспечение полной свободы действий АОК для беспрепятственного осуществления принятой ею программы этнической чистки...

Понятно, что пресс-служба НАТО скрыла от общественности истинное содержание документа в Рамбуйе! Но какую наглость надо иметь, чтобы представить Милошевича... как представителя стороны, занимающей непримиримую позицию!

На самом же деле югославские руководители были готовы вести переговоры и пойти на значительные уступки албанцам. Была проявлена готовность предоставить албанцам право самого широкого контроля всех сторон повседневной жизни, а именно: в области религии, образования, здравоохранения и местного самоуправления. Речь велась о предоставлении автономии в самом широком понимании этого слова. При этом Югославия хотела сохранить за центральным правительством право определять международную и экономическую политику государства. Страна отстаивала приоритетное положение общегосударственных законов в крае. Наконец, соглашаясь на иностранное присутствие, Югославия утверждала, что оно должно быть ограничено группой наблюдателей-советников, но не иметь формы полной оккупации страны.

Мошенничество в средствах массовой информации вокруг соглашений в Рамбуйе — это осуществление лишь первого принципа военной пропаганды, изложенного выше журналисткой Анн Морелли: нужно всех заставить поверить, что «мы» не хотели войны, что это «они» занимают непримиримую позицию. Этот же принцип осуществлялся при ведении кампании против Ирака в 1990-1991 гг. (см. главу 5 нашей книги «Осторожно: СМИ!»).

Почему Олбрайт мешала проведению встреч сербов и албанцев...

Еще до начала переговоров текст соглашений в Рамбуйе был опубликован в албанской прессе (в ежедневной газете «Коха Диторе»). «Олбрайт была убеждена, что мы откажемся приехать в Рамбуйе, — доверительно сообщил нам участник переговоров со стороны Югославии. — Когда же она узнала о нашем приезде, она запретила проводить прямые встречи и переговоры между делегациями сербов и албанцев!» А когда она поняла, что Белград готов предоставить краю Косово очень широкую автономию, она поспешила добавить в свой текст известное Приложение В, в котором предусматривалась военная оккупация всей Югославии. Олбрайт хотела этой войны. И так как некоторые албанцы проявили готовность пойти на переговоры с сербами, США моментально отправили за штат Ибрагима Ругову, своего бывшего любимчика, этого бывшего «Балканского Ганди». Он был заменен молодым двадцатидевятилетним Хашимом Тачи, главной заслугой которого стал полный отказ от переговоров с сербами.

«Соглашайтесь на колониальную оккупацию или на вас обрушится град бомб!» И это называется дипломатическим языком? Так кто же действительно проявил несговорчивость? Международное право, и в частности Венская Конвенция, утверждают, что любое соглашение, достигнутое путем угроз, нелегитимно. А ведь Югославию явно шантажировали угрозой нанесения бомбовых ударов. Какие СМИ сообщили о том, что этот образ действий был явным нарушением международных конвенций?

Даже убежденный западник Михаил Горбачев и то заявил, что переговоры могли бы быть продолжены и иметь успех, «если бы у США не было такого отчаянного желания развязать войну»[29].

Совершенно очевидно, что администрация Клинтона ни на каком этапе не имела намерения содействовать подписанию соглашения югославами. К тому же, Джордж Кенни, бывший начальник Отдела Югославии Государственного Департамента, заявил, что, по сообщению из заслуживающего доверия источника, американские представители в Рамбуйе хвалились тем, что «они намеренно поставили планку так высоко, чтобы сербы не смогли ее преодолеть». Эти слова были подтверждены Джимом Джетрасом, советником республиканцев в Сенате США[30].

Рамбуйе стал, таким образом, еще одним шагом к развязыванию военных действий.

Бал лицемеров

Действительно ли в Рамбуйе проходили переговоры? 10 февраля 1999 года мы писали в «Солидер»:

«Что мы говорили 30 января? Что, по сообщению контактной группы шестерки (шести держав), АОК, Армия освобождения Косово, несет ответственность за эскалацию насилия наравне с сербскими силами. Обе стороны будут нести равную ответственность, если не воспользуются представившимся случаем [переговорами в Рамбуйе] для того, чтобы положить конец конфликту». (1)

«Тем не менее после того, как обе стороны были уравнены в ответственности, что заявляет 1 февраля генеральный секретарь НАТО Хавьер Солана? Что он получил «мандат на нанесение воздушных ударов по Югославии в случае провала переговоров». (2).

Таким образом, еще до начала переговоров, до прояснения вопроса о том, откажется ли АОК от своего проекта создания «Великой Албании» насильственным путем, до того как станет известно, кто является вероятным противником заключения соглашения, Запад уже принял решение бомбить Югославию. Такое решение выглядит как красноречивое признание того факта, что переговоры — это просто комедия, мошенничество наперсточников, имеющих целью заставить Югославию стать на колени.

(1 )Le Matin, 30 janvier 1999;

(2) Le Soir, 1 fivricr 1999.

«Геноцид»? «Этническая чистка»? «100.000 пропавших без вести»?

Что нам известно обо всем происшедшем в Косово? Почти что ничего. Элио Ди Рупо, 22 апреля 1999 г.

Это удивительное признание человека, занимавшего пост заместителя премьер-министра Бельгии в описываемый период, рождает два вопроса: 1. Как этот человек, принадлежащий к «левым», мог поддерживать уже в течение месяца воздушное нападение на Югославию, если он не знает «почти что ничего» о происшедшем в этом регионе, а значит, ничего не может поставить в упрек этому недружественному народу? 2. Откуда СМИ Бельгии могут знать больше о положении в Югославии, чем это официальное лицо? И откуда берется такая уверенность в своих знаниях?

вернуться

29

Monthly Review (USA), juin 99, p. 10.

вернуться

30

The Nation, juin 99.

10
{"b":"252889","o":1}