ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Высший административный суд Мюнстера, 24 февраля 1999 г.

Американское и германское правительства оправдывали свое вторжение в Косово, говоря о «гуманитарной катастрофе», «геноциде» и «этнической чистке», особенно в течение нескольких месяцев, непосредственно предшествовавших вторжению сил НАТО.

Этому утверждению противоречат многочисленные материалы, которые мы только что цитировали. Борьба, происходившая в период до 24 марта 1999 г., до начала бомбардировок, была войной между сепаратистами из АОК (нападавшими на армейские части и полицию и проводившими террористические акты, направленные против мирных югославских граждан, включая албанцев) и югославскими силами порядка, стремившимися нейтрализовать это партизанское движение.

Когда Йошка Фишер говорит правду?

В апреле 1999 года?

«Милошевич ведет этническую войну против целого народа с тем, чтобы заставить его покинуть свою родину».

(Интервью Лейпцигер Фольксцайтунг, 10 апреля 1999 — Leipziger Volkszciiung. lOavril 1999)

В январе-марте 1999 года?

«В Косово трудно обнаружить следы явного политического преследования албанцев. (...) Действия сил безопасности не направлены против албанских косоваров как этнической группы. Они направлены против оппозиционных сил и тех, кто их поддерживает».

(Министерство иностранных дел Германии, 12 января 1999 — Ministerc allemand des Affaires ctrangbres, 12 janvier 1999)

Военная тактика двух противоборствующих сторон и ее последствия

Несмотря на то, что АОК пользовалась значительной народной поддержкой, она действовала не как партизанское движение в классической традиции вьетнамских, кубинских или китайских коммунистов. Она вела боевые действия, опираясь на укрепленные деревни. Поэтому во время столкновений гражданское население попадало под огонь сербских танков. Именно поэтому, например, в октябре 1998 года 50 ООО албанских беженцев оказались в горах.

Югославские войска, со своей стороны, часто использовали, с большей или меньшей жестокостью (смотря по обстоятельствам), классический метод антипартизанской борьбы. Эта тактика заключалась в «выбрасывании рыбы из воды», то есть в изгнании в определенные моменты всех жителей из селений, в результате чего части АОК лишались возможной поддержки. Необходимо понять эти военные методы, чтобы представить себе то, что произошло с гражданским албанским населением.

Агентство Рейтер: «Сербы проявляют осторожность...»

«Сербы проводят операции против партизан в Косово весьма профессионально и стараются избегать создания драматических ситуаций и не вынуждать население покидать свои дома», — заявил ответственный чиновник миссии по контролю за перемирием (...)

«На прошлой неделе, до направления танков в Хоча Заградска (селение на юге Призрена), югославская армия обратилась к местному населению с просьбой не покидать своих домов, утверждая, что операция направлена только против частей АОК. Напуганные сельские жители не поверили этому обращению и покинули свои дома, в то время как югославские танки атаковали соседнее селение Есоро, удерживаемое АОК. Сегодня две трети из 3 500 жителей селения вернулись в свои дома».

Телеграмма агентства Рейтер, 16 марта 1999 г.

Наблюдатель ОБСЕ: «США обучали боевиков АОК и советовали им совершать провокационные действия»

На условиях анонимности наблюдатель ОБСЕ описывает, как проходила его миссия в Косово в 1998 году:

«В ОБСЕ все знали, что НАТО, а в особенности США и Великобритания, не хотели, чтобы наша миссия закончилась успешно. Массовые убийства поощрялись, чтобы можно было оправдать военное вмешательство.

Однажды к нам поступило сообщение, в котором говорилось, что албанских боевиков наставляли американские инструкторы. Они объясняли, что наилучшая стратегия — это убивать сербских полицейских для того, чтобы спровоцировать массовые репрессии против албанского населения.

Когда был убит начальник полиции в Качанике, югославские войска ответили на это очень жестокими мерами. Лиц такого ранга не убивают, не рассчитав заранее, какие последствия может вызвать это убийство».

L'Humanite (Франция), 18 novembre 1999.

Генерал Сатиш Намбайяр (ООН ): «Стратегия сепаратистов — провокации»

Индийский генерал Сатиш Намбайяр возглавлял миссию] ООН в бывшей Югославии с марта 1992 г. по март 1993 г.:

«Представлять сербов демонами, а всех остальных как смелых людей не только контрпродуктивно, но и бесчестно. По моему опыту, на каждой из сторон лежит доля вины, но только сербы допускали, что они не вели себя как ангелы, в то время как все остальные претендовали на абсолютную правоту.

В Косово в марте 1999 г. я увидел ту же модель, что и в Боснии. Основной стратегической линией групп, которые хотели отделения, было провоцирование государственной власти. Убийство полицейских стало наиболее используемым методом действий террористов, так как такие действия вызывают, как правило, мощный отпор государства. Я уверен, что так же действовали бы на месте сербов и США».

Коммюнике, представленное в Нью-Дели (Индия), 6 апреля 1999 г.

«Это не систематические чистки»

Интервью Атанасиоса Папаригаса, греческого журналиста, газете «Ле Суар» (Бельгия), 8 мая 1999 г.

Вы отказываетесь принимать в расчет рассказы тысяч беженцев, которые не противоречат друг другу и все свидетельствуют о систематической чистке?

Я уверен, все дело в том, что люди были вынуждены бежать от бомбардировок, так как они были напуганы и чувствовали опасность со всех сторон, в том числе и со стороны боевиков АОК, которые хотели, чтобы они ушли.

Тем не менее, вы можете расценить как ложь все свидетельства этих людей, достаточно точные и согласующиеся между собой, о том, как их выгоняли из жилищ, как отбирали у них паспорта и удостоверения личности? Можете ли вы считать лгунами всех тех, кто прибывает на границу Албании и Македонии?

Существует различие между действиями неконтролируемых групп, возможно, не столь многочисленных, и действиями правительства. Акты мести, преследования албанцев, конечно, достойны осуждения, но я повторяло, что это естественная реакция на бомбардировки».

«НАТО, бомбардируй!»

«НАТО! Начинай бомбардировать!» Мы нашли этот призыв в репортаже из Косово, помещенном на первой полосе главной албанской газеты «Коха Диторе», выходящей в Косово, в номере от 3 октября 1998 г. Стратегия АОК заключалась в том, чтобы сознательно обострить конфликт и спровоцировать вмешательство НАТО.

Все это делает понятным гнев сербов, выплеснувшийся наружу, когда действительно начались бомбардировки.

Нефть, PR, война - img_4.jpg

«Нас обокрали сербские коммандос, а АОК вымогало у нас деньги»

«Сотрудник одного швейцарского учреждения, расположенного в Приштине, албанец по национальности, живущий в одном из зажиточных кварталов Приштины, рассказывает, что около двух недель назад сербский отряд коммандос из 5 человек ворвался к ним поздней ночью и, угрожая автоматами и ножами, забрал из дома компьютеры и все ценные вещи.

В настоящее время они находятся в крайне тяжелом положении, поскольку незадолго до первых бомбардировок к ним пришли теперь уже боевики АОК, которые без колебаний убивали всех, отказывающихся вступать в их отряды, и вымогательством отобрали у них деньги».

Le Matin (Швейцария), 17 mai 1999.►

Обозреватель ОБСЕ Ролли Кейт: «Атаки АОК становятся все более вызывающими»

Контролер ОБСЕ Ролли Кейт руководил бюро, располагавшемся в Косовом Поле, и находился там до 20 марта, т.е. покинул бюро за 4 дня до начала агрессии НАТО:

«Когда я прибыл на место в начале 1999 года, состояние перемирия без конца нарушалось многочисленными провокационными атаками соединений АОК, направленными против югославских сил безопасности.

В ответ на это силы полиции министерства внутренних дел при поддержке армии устанавливали блок-посты, которые служили определенным препятствием для большинства албанского населения Косова. Общая ситуация тем не менее была такова, что после военных действий предыдущего года большинство населения успокоилось (...)

Со временем засады, устраиваемые АОК, диверсии на важнейших коммуникациях и похищения ответственных лиц вызвали значительный рост потерь со стороны правительственных войск. Для защиты коммуникаций югославские силы вынуждены были прибегнуть к проведению репрессивных операций с привлечением бронетехники, механизированных частей и артиллерии.

В начале марта эти террористические и контртеррористические акции вынудили жителей многих селений покинуть свои жилища и рассредоточится по различным городам и поселкам, а также укрываться в горах».

Balkans-Infos, juillet 1999, p. 4.

Свидетельские показания. Чем объясняется этот великий исход?

Бомбардировки НА ТО спровоцировали жесткую реакцию со стороны экстремистских сербских группировок. Это проявилось с особой силой в первые дни после начала бомбардировок, когда в обстановке всеобщего хаоса жестокие меры использовались не только против боевиков АОК, но и против албанского гражданского населения.

Было ли это осуществлением общего плана этнической чистки? Следует ли доверять документам, «обнаруженным АОК», которые якобы свидетельствовали о том, что югославская армия осуществляла «Операцию Подкова» для изгнания всех албанцев из Косово?

Милошевич: «Мы сами арестовывали и судили главарей незаконных военизированных формирований»

Югославский президент Милошевич в интервью американскому агентству ЮПИ говорил: «Мы не ангелы. Но мы и не демоны, какими вы нас изображаете. В регулярной армии поддерживается строгая дисциплина. Совсем иное дело — незаконные военизированные формирования. Ими совершались ужасные преступления... Мы сами apeстовывали главарей этих самопровозглашенных и незаконных формирований. Некоторые из них приговорены к 20 годам тюремного заключения».

UPI. 30 avril 1999.

Боевик АОК: «Сотни тысяч людей по нашему совету покинули родные дома»

Лирак Келай, боевик АОК, заявил: «Сотни тысяч албанцев бежали в Македонию и Албанию по рекомендации АОК, а не в результате этнической чистки, проводимой сербами».

Келай, служивший офицером службы информации на севере Подуево, близ сербской границы, имел приказ производить видеосъемки колонн беженцев. В этой зоне действовало более семи тысяч боевиков АОК.

The Guardian, 30 juin 1999.

Корреспондент «Нью-Йорк Таймс»: «Три различных волны беженцев»

Газета «Нью-Йорк Таймс», которая была самой страстной сторонницей бомбардировок, в мае 1999 года направила в Косово своего корреспондента Стива Ирленджера. 4 мая, в самый разгар военных действий, Ирленджер посещает столицу Косово Приштину. Албанцы рассказали ему, что в течение двух недель они подвергались систематическим нападениям ультранационалистических сербских группировок, милиционеров в масках, которые грабили и поджигали город, вынуждая, таким образом, албанские семьи покинуть свои дома.

«Я всегда опасалась того, что интервенция западных стран только ухудшит обстановку», — заявила ему молодая албанка. Она рассказала ему; как сербские националисты разместились в богатых албанских кварталах Приштины, где проживали ведущие деятели культуры и политики. Однако они совершенно не тревожили рабочие кварталы, где проживала ее семья. Представитель сербской администрации признал эти факты. Он сказал, что «сербские патриотам было стыдно за своих соотечественников», и сообщил, что 350 сербских полицейских и солдат уже были арестованы за эти преступления.

Жители Приштины рассказали о трех волнах беженцев. Первая волна началась с первыми бомбардировками, когда целые семьи вынуждены были покидать свои жилища. Вторая волна началась, когда бомбили нижние кварталы. Все, у кого были автомобили, уехали. Около 5 000 человек уехали на поездах или на автобусах. Третья волна стала следствием паники, возникновение которой нельзя объяснить какой-то одной простой причиной. Бежали просто потому, что бежали все. По словам репортера «Нью-Йорк Таймс», количество беженцев от бомбардировок было выше, чем от преследований сербских националистов. Со второй и третьей волнами бежало также много сербов.

В Призрене, близ албанской границы, Ирленджер писал: «По свидетельству представителей ООН, на прошлой неделе, когда бомбардировки усилились, в результате взрыва, произошедшего в квартале бедноты, в крайне трудное положение попало около 30 000 албанцев. По сообщению сербских СМИ, погибло не менее 5 и было ранено не менее 23 человек гражданского населения».

Сами албанцы утверждали, и представители ООН подчеркнули этот факт, что ни один албанец из Призрена не покинул своего жилища в первые шесть недель войны вплоть до начала мая. В этот период город бомбили практически ежедневно. Одна сербская женщина сказала Ирленджеру: «Мы боимся, и албанцы тоже боятся. Мои соседи-албанцы спрашивали у меня, когда же прекратится это безумие. Когда нас бомбардируют, мы во всем солидарны».

«Все дороги практически разрушены, мосты уничтожены бомбардировками, дезорганизована система транспорта и доставки продуктов питания, нарушено водо- и электроснабжение», — заявил Ирленджер в интервью каналу Эн-Би-Си Ньюз. По мнению Ирленджера, самые серьезные проблемы возникли вследствие бомбардировок, а не из-за действий сербов.

Balkan Vredes In/о, juillct 1999.

Лидер еврейской общины в Приштине: «Под бомбами мы были вместе в укрытиях»

Чедда Прлинчевич, представитель еврейской общины в Приштине, был изгнан АОК из Косово в самом начале вторжения НАТО:

Американская пресса утверждает, что во время бомбардировок сербы нападали на албанцев. Что вы видели?

Если я вам скажу, что это неправда, никто мне не поверит. Никто не верит и сербам. Но мы должны знать правду.

Если еврей из Приштины утверждает, что обвинения лживы, его словам трудно верить...

Пускай каждый верит, во что хочет, но если вы нам говорите правду, она хотя бы может быть опубликована...

Я не участвовал в боях между армией и АОК...

Но вы были в Приштине. Вы — главный архивариус Косова. Вы бы знали, если бы какие-то пришлые люди убивали здешних жителей. Албанские друзья рассказывали вам обо всех вновь прибывших. Вы знаете, участвовала ли армия в каких-то эксцессах или нет. Правду ли сообщала CNN или лгала?

Хорошо, я скажу.

Если произошло что-либо ужасное, расскажите нам об этом. Просто скажите правду.

Было и плохое. Но ведь до начала всей этой истории сербы как народ и нация никогда не совершали действий, хоть сколько-нибудь напоминающих геноцид. Но, конечно, были отдельные люди, делавшие то, чего лучше было бы не делать.

Эти факты подхватывают, раздувают их и на этом основании пытаются представить нас паршивыми овцами. Понимаете, у сербов не было проблем с албанцами. Они защищали друг друга, особенно в конце событий. Но с приходом КФОР (силы НАТО) и с открытием границ с Македонией и Албанией много албанцев пришло извне. А теперь мы видим катастрофические последствия этого — убийства.

Я говорю, что во время бомбардировок между местным населением не было жестоких столкновений. Сербы даже защищали албанцев от военизированных соединений.

Не от югославской армии? Их не надо было защищать от югославской армии?

Нет, ни в коем случае. Ни от армии, ни от регулярной сербской полиции. Но когда армия была вынуждена уйти, с обеих сторон резко активизировались военизированные соединения и началась грязная война.

Ну, а во время бомбардировок?

Здесь не было случаев какой-либо жестокости. В Приштине мы вместе с албанцами прятались в бомбоубежищах.

От бомб?

От НАТО. Все вместе. Цыгане, сербы, турки, албанцы, евреи... Все мы, жившие в одних и тех же домах. Вместе. Мы были вместе.

www. emperors-clothes. com, 25 августа 1999 г.|

19
{"b":"252889","o":1}