ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Недоверие между Европой и США из-за событий в Косово значительно возросло после того, как Буш, будучи кандидатом в президенты США, угрожал вывести войска США с Балкан, оставив европейцев одних в этом, как говорится, хорошо загаженном месте. С тех пор многие европейские официальные лица подвергают критике — в частном порядке — политику США, направленную на поддержку террористов из АОК. Эксперт французского Института международных отношений (IFRI) недавно выступил со следующим заявлением: «Дэйтонский процесс умер. Вся система договоров, заключенных в рамках этого процесса, должна быть пересмотрена. Однако никто не хочет открывать этот ящичек Пандоры из-за риска нарушить при этом шаткое равновесие, сохраняющееся здесь в настоящее время. Если албанцы Косово получат независимое государство, это будет иметь эффект домино: черногорцы, боснийские сербы, боснийские хорваты вновь предъявят требования о предоставлении им независимости. Некоторое время казалось, что американцы были готовы к рассмотрению вопросов об изменении границ. Я думаю, что теперь это невозможно, и если они поднимут эти вопросы, Европа будет всячески противиться этому»[213].

Какой же выход существует из сложившегося положения? В настоящее время Буш располагает четырьмя вариантами: 1. вывести американские войска из Косово. Это поставило бы европейцев в чрезвычайно трудное положение. Кроме того, сейчас это сделать невозможно главным образом в связи со скандалом из-за использования снарядов и бомб с обедненным ураном; 2. распустить все союзы и оказывать поддержку Сербии и ее президенту Коштунице. Но в этом случае войска США могли бы стать объектом постоянных атак со стороны формирований АОК. Кроме того, ничто не говорит в пользу того, что Сербия будет надежным партнером на долгий срок. Дух сопротивления отличается большой живучестью; 3. оказывать поддержку двум сторонам, осуществляя стратегию сохранения напряжения; 4. продолжать оказание поддержки АОК в целях создания албанского Израиля, скрывая эту игру как можно дольше.

Все эти варианты можно охарактеризовать как глубоко аморальные, но мы уже видели, что критерий моральности никогда не используется США в отношениях с другими странами. Для своевременного осуществления своих стратегических целей США с большим успехом могут прибегнуть к использованию переменчивой и противоречивой тактики.

В настоящее время представляется наиболее вероятным осуществление ими вариантов 3 и 4 в сочетании. Но, может быть, США еще не приняли никакого решения и надеются выбрать наиболее благоприятное, руководствуясь реакцией своих «друзей»?

В любом случае, если США будут прибегать к использованию переменчивой тактики, некоторые послушные СМИ рискуют тем, что им придется выполнять акробатические трюки, объясняя простакам, что платить больше не придется и что все злые перешли в другой лагерь. Давайте будем надеяться, что эти трюки побудят нас к глубоким размышлениям. Невозможна понять причины возникновения этих войн, если не принимать во внимание экономические интересы прежде всего транснациональных корпораций, которые постоянно заняты поисками рынков сбыта, дешевых рабочих рук, а также дешевого сырья.

10. Коштуница попал в ловушку?

Президент Коштуница в период своего избрания был достаточно противоречив. С одной стороны, он осуждал войну, развязанную НАТО, оккупацию Косово и агрессивную политику США. С другой стороны, он обещал, что произойдет примирение с тем же Западом и благодаря этому оттуда будет получена помощь на восстановление экономики.

До настоящего времени самое малое, что можно сказать о положении Коштуницы, состоит в том, что он так и не получил никакой компенсации за Косово. 6 марта 2001 г. он заявил: «Представители международного сообщества в Косово полностью обанкротились, так как они не принесли в этот край стабильности и мира, и кризис распространился на Македонию. КФОР (НАТО. — Прим. редакции) озабочены своей собственной безопасностью, но отнюдь не безопасностью тех, ради кого они находятся в Косово»[214].

Коштуница также обвинил КФОР в том, что они «поощряют, а не подавляют тенденции к созданию Великой Албании. КФОР прекратит охрану границ и приглашают нашу армию занять позиции на линии огня»[215]. К тому же он выразил пожелание, чтобы «политика новой администрации США была выдержана в духе полного невмешательства во внутренние дела других государств[216].

Необходимо отметить удивительный парадокс: дело в том, что спустя два дня после того, как Коштуница ясно высказал опасения, вызванные и политикой НАТО в Косово, и политикой вмешательства США, он же заявил, что «не исключает возможности того, что Югославия станет партнером НАТО»[217]. Да ведь НАТО и является наиболее очевидным проводником в жизнь духа вмешательства тех же США!

В том же заявлении югославский президент сказал и о своем разочаровании: «Когда я занял пост президента, я не был готов к тому, что страна по-прежнему находится в столь трудном положении; это крайне обескуражило меня». Далее он говорил о безопасности и о конституционных проблемах, а также о том, что уровень безработицы достиг 40% и что в стране находится 800 000 беженцев. Удивительное заявление, так как 800 000 беженцев (изгнанные из Хорватии, из Боснии и из Косово) живут в Сербии уже долгие годы! Что же касается безработицы, то хотелось бы спросить президента: когда он вел свою избирательную кампанию, он не принимал во внимание последствия западного эмбарго и их влияние на состояние экономики страны? Он не ознакомился с экономической программой своей собственной избирательной коалиции, в которой было предусмотрено проведение приватизации и в связи с этим массовые увольнения? Как же можно истолковать эти противоречивые заявления?

Действительно, как можно было предвидеть, материальное положение сербского населения с приходом правительства Джинджича еще ухудшилось. Если зарплата профессоров университета была удвоена, то зарплата наемных рабочих была увеличена всего лишь на 25-50%, что совершенно недостаточно для компенсации огромного повышения цен... Стоимость кубометра газа поднялась с трех до двенадцати динаров, 1кг сосисок — со 150 до 300 динаров, плата за электричество в расчете на одну квартиру поднялась со 150 или 200 динаров в месяц до 500 динаров! При этом электрическая компания Белграда отмечает, что в должниках числится сто тридцать тысяч квартир и что их общий долг составляет огромную сумму — более тридцати тысяч динаров! Постоянно растет цена бензина, особенно потому, что новое правительство взяло под свой контроль весь нефтяной сектор, чтобы более эффективно вести борьбу с черным рынком бензина, где он стоит гораздо дешевле.

Как можно было предвидеть, состояние эйфории длилось недолго. Президента Коштуницу пока не считают лично ответственным за все эти трудности. В то же время количество населения, выражающего недовольство действиями нового правительства Зорана Джинджича, выросло до 60%. «Он ничего не делает для народа. Даже во время войны у нас всегда было электричество, но с наступлением «великой демократии» отключения электричества длятся четыре часа днем и три часа ночью», — говорят всюду и везде. И многие говорят о неизбежности новых выборов через двенадцать-восемнадцать месяцев. Разнородная коалиция, состоящая из 18 партий, при этом незамедлительно рассыплется. Поэтому надо удалить Милошевича и устранить риск возвращения Социалистической партии, даже если ее рейтинг в опросах общественного мнения пока еще не поднялся.

Как будут развиваться обстоятельства внутри Югославии? В продолжительных забастовках участвуют преподаватели. Массовые забастовки вспыхивают также в промышленности и прекращаются только при угрозах проведения массовых увольнений. Это не помешало увеличению числа членов нового левого профсоюза «Солидарность» на автомобильном заводе «Застава» на 25%. Напротив, проправительственный профсоюз, в который входит гораздо меньше членов, отказался присоединяться к забастовке. «Солидарность» оповещает о начале издания ежемесячной газеты, и в ближайшие месяцы можно будет видеть, как возрастет ее влияние.

вернуться

213

AFP — Paris, 8 mars 2001.

вернуться

214

BBC, 6 mars 2001.

вернуться

215

Reuters — Skopje, 8 mars 2001.

вернуться

216

BBC, 6 mars 2001.

вернуться

217

Reuters — Londres, 8 mars 2001.

68
{"b":"252889","o":1}